Анастасия Волочкова: "Сейчас у меня особенно тяжелый период"

16 ноября, 2009 11:25 / Интервью
Анастасия Волочкова: "Сейчас у меня особенно тяжелый период"

Анастасия Волочкова: "Сейчас у меня особенно тяжелый период"

Скандальная книга "История русской балерины", написанная Анастасией Волочковой, изначально была нацелена на упреждение массы слухов, которые слагают о ней. Но вышло наоборот. Откровенно рассказав о людях, которые мешали в карьере, разбивали сердце, но делали балерину сильнее, автор не обошла стороной и маму. По слухам, мама балерины так обиделась на дочь, что готовит ответные мемуары.

Правда это или вымысел, спросили у Анастасии лично, во время он-лайн трансляции. О реакции Тамары Владимировны на книгу балерина предпочла говорить недолго. Сказала лишь, что знает: мама осталась недовольна написанным. Тем не менее, балерина надеется, что со временем непонимание пройдет и мама все-таки почувствует, что балерина видит в ней не концертного менеджера, а самого близкого родственника.

- Анастасия, как много времени вы проводите на катке, готовясь к "Ледниковому периоду"?

- На самом деле мне очень сложно приходится. Думаю, что мне тяжелее, чем остальным участникам. Кроме тех трех часов, которые мы проводим в день на льду, у меня есть еще пять часов, которые я провожу каждый день в балетном зале. А это чрезмерная нагрузка. Но раз уж я в этом проекте оказалась, мне кажется, нужно идти до конца и быть на высоте. Сейчас у меня особенно тяжелый период. Неделю назад я сильно упала на льду и так ушибла колено, что уже неделю от боли невозможно ходить.

Действительно, тяжелый момент. Не скрою, с травмой связана большая проблема. Пришлось отменить спектакль в Красноярске, который должен был быть позавчера. Но я надеюсь, что все-таки доберусь до этого города. А сейчас постепенно начинаю тренировки. С чувством боли мне не впервой сталкиваться.

- Как вы справляетесь с чувством боли? Может быть, какие-то обезболивающие уколы?

- Нет, уколов я боюсь. Просто сила воли, какие-то мазилки, компрессы. Я обхожусь этим, потому что более серьезных вмешательств я, честно говоря, опасаюсь. Мне кажется, что чем меньше мы вмешиваемся в наш организм, тем меньше он нам потом будет в жизни мстить за это.

- Вам не грустно, что это последний "Ледниковый период"? По слухам, проект трансформируется в нечто новое либо вообще перестанет существовать.

-Я очень рада, что второй раз в моей жизни случился этот проект. Научившись кататься на коньках, худо-бедно… Когда я впервые их надела на свои ножки два года назад, мне просто было жаль эти навыки оставить в прошлом. Поэтому, когда появилась возможность кататься второй раз, да еще и с таким потрясающим партнером, мой ответ был положительным. Я дала согласие. Не скрою, предстоит еще тур "Ледникового периода", в который я, возможно, поеду. Но сказать, что хотела бы участвовать еще раз – я не могу. Это отнимает так много времени, сил и, если честно, здоровья! Надо заниматься своим делом и быть счастливой, что такое чудо в моей жизни произошло. И я в этом опять стала первой. Я первая, кто из балетного мира встала на коньки перед публикой.

- В вашей книге "История русской балерины" откровенно написано о многих, кто изрядно потрепал вам нервы. Но нет ни слова о Ксении Собчак. Почему?

- Мне кажется, Ксения — не тот персонаж, о котором мне стоило писать в книге…Мне просто нечего писать. Знаю, что у Ксении недавно был день рождения. Поздравляю! Я к ней совершенно спокойно отношусь… Сейчас я занимаюсь не Ксенией Собчак, а своим делом. У меня, действительно, очень напряженный период. Готовлюсь к своему концерту, куда, кстати, могу всех пригласить: 6 декабря в Кремле. Моя новая программа "Нерв" - интересная и современная. Ее делает потрясающий режиссер Виктор Крамер. Будут участвовать и артисты балета, и звезды оперной сцены. Обещаю потрясающие спецэффекты. Сегодня я стараюсь уходить от классического балета, потому что мне уже отчасти не интересно.

- Обиженных больше не было? Кроме мамы.

- К счастью, нет. И мне было приятно, что о моей книге были серьезные и доброжелательные отзывы. У тех людей, которые могли высказать совершенно независимое мнение. Некоторые говорили, эта книга может быть хорошим учебным пособием для молодежи, для тех людей, которые сегодня выходят в жизнь. Мне приятно. Я сама прошла эти возрасты и мне есть, что рассказать.

– В вашей книге есть глава, где вы пишете про свой рост, вес, и о том, что к вам даже журналисты на интервью приходили с этими рулетками...

- В тот момент, когда меня увольняли из Большого театра, это просто была единственная возможность дирекции как-то объяснить нелепость своего незаконного решения. Потому что, когда я выиграла суд, и меня восстановил в Большом театре, это стало понятно не только мне, но и всем. Как сейчас директору Большого театра нужно разбираться с реконструкцией, находить крайних, искать людей, которые "попилили" деньги, так же и тогда нужно было объяснить, почему он уволил Волочкову. И тогда срочно были найдены причины. Вдруг приписали мне 12 см роста, 12 кг веса, моих партнеров срочно куда-то разгребли, сказали, мол, с Волочковой некому танцевать. Тогда для меня это был серьезный удар. Сейчас, конечно, вся эта тема исчерпана, и все понимают, что это был абсурд. Единственное, с чем мне до сих пор приходится сталкиваться, где бы я ни появилась, все говорят: ой, мы думали, вы большая и толстая!

- Это правда, что приезжали журналисты из Лондона с рулеткой?

- Это были журналисты из "Нью-Йорк Таймс", из Америки. Они действительно измеряли меня рулеткой. Я позволила это сделать. Корона с моей головы не падала...

коментарии (27)
осталось 1000 символов