Дмитрий Певцов: "Я отработал на заводе фрезеровщиком четыре месяца и 20 дней"

22 декабря, 2009 15:00 / Интервью
Дмитрий Певцов: "Я отработал на заводе фрезеровщиком четыре месяца и 20 дней"

Дмитрий Певцов: "Я отработал на заводе фрезеровщиком четыре месяца и 20 дней"

Дмитрий Певцов избегает публичности. Актер не выходит в свет, редко дает интервью, а всем любителям свежих новостей язвительно советует: "Не читайте прессу - читайте классику!". В свободное время по-прежнему увлекается автогонками, записывает музыкальные диски и поет двухлетнему сыну Елисею колыбельные. Главной жизненной удачей Дмитрий Анатольевич считает встречу со своей нынешней супругой актрисой Ольгой Дроздовой: "Ради этого стоило прийти в кинематограф"...

 

— Для многих зрителей имя Дмитрия Певцова ассоциируется в первую очередь с телесериалами "Бандитский Петербург", "Остановка по требованию"...

— ...но мой дом родной — "Ленком". Уже 21-й год это моя театральная пристань, где я с удовольствием встаю на якорь и откуда отправляюсь в новые плавания. Где бы я ни работал, чему бы ни научился, все это приношу в "Ленком", который держится на Марке Захарове — гениальном руководителе и потрясающем режиссере.

Говорят, театры рождаются и умирают. Мне жаль актеров, которые играют иногда в полупустых залах, — это ужасно! Но "Ленком" жив, и у нас аншлаги-переаншлаги, и для меня это большая радость.

— Многие ваши коллеги жалуются на кризис, который отравляет им жизнь, а вы?

— А меня это совершенно не смущает. Да, мир относительно жесток... Я это четко понимаю и давно уже с этим живу. Причины своих бед нельзя искать вокруг. Хотя бывает — рок преследует поколения, семьи целые, но если найдена гармония внутри себя, то ты найдешь эту гармонию и с окружающим миром, как бы он ни был жесток и несправедлив. Я в какой-то момент своей жизни понял: кому плохо — тот и виноват! Допустим, самое главное профессиональное качество — это терпение. Нужно учиться уметь терпеть. И при этом не терять любовь, отдавать ее и принимать.

— Кино в вашей жизни больше значит, чем театр?

— Нет, я любил и люблю театр, а кино нужно артисту, чтобы его узнавали на улицах и чтобы он получал много денег. Но сниматься может любой человек. Даже Шварценеггер — посмотрел бы я на него на подмостках! Театр — это профессия, театр — это процесс.

— Какие-то интересные кинопредложения сейчас поступают?

— Я снялся в трех с лишним десятках картин, так что кино меня больше не прикалывает. Практически все роли, которые я сейчас играю, лишь какое-то подобие прежних. Мне почти всегда откровенно скучно.

— Но фильмы про героев и суперменов сейчас особенно популярны...

— У Фрейда в работе "Массовая психология и анализ человеческого "я" очень хорошо объясняется, почему так жива природа героев и супербоевиков. Дело в том, что у людей, которые живут обыденной жизнью, есть потребность ассоциировать себя с героическими личностями, которые могут свернуть горы. Мне такой героизм абсолютно чужд. Иногда пожертвовать собой гораздо легче, чем жить долго, честно и искренне. Служить и отдавать людям то, что должен отдавать.

Я кино принципиально не люблю. Во-первых, в 90 процентах случаев производители не заинтересованы в результате. А во-вторых, то, что предлагают сыграть в кино (за редким исключением), куда менее интересно, чем то, что я играю в театре.

— И таки снялись в картине "Снайпер. Оружие возмездия", где по сюжету у героя во время войны убили девушку, он начинает мстить. Что заинтересовало?

— Во-первых, довольно подробное и точное описание снайперской работы! Я в практике мирового кинематографа такого не припомню. Это абсолютная экзотика, из разряда вещей, закрытых для массового зрителя. Во-вторых, я попытался показать героя, который, преодолевая тяжелейшие испытания, к концу сюжета приходит к осознанию того, что не убьет больше никого и никогда. Что за данный ему Богом талант убивать он сполна расплатился чужими жизнями и своей судьбой.

А вообще, сейчас у нас большая проблема с героями. Изредка появляются симпатичные персонажи, но героя такой силы и обаяния, как, скажем, товарищ Сухов из "Белого солнца пустыни", не было уже много лет. Так вот, мне бы хотелось, чтобы мой Яшин, как минимум, вызвал сочувствие, а может, даже и любовь.

Кстати, в кино очень много времени проходит впустую, и это сильно выматывает. Из 12 рабочих часов ты как актер работаешь в кадре всего часа два-три. Бывает, что при этом надо успеть на две театральные репетиции, затем на спектакль, потом ночные съемки или озвучивание. В таком случае рабочий день длится около 18 часов.

— Как же вы выдерживаете такой безумный ритм?

— Наверное, привычка. Организм концентрируется и подстраивается. Помню одни съемки, когда в течение восьми дней я работал по 22 часа в сутки. И на четвертые сутки понял, что организм уже притерпелся, не ропщет, а спокойно переносит такие нагрузки. Правда, если моя голова прислонялась к чему-нибудь мягкому, то я вырубался и начинал видеть дивные сны. Забавно, что когда я первый раз проспал четыре часа, а не два, мой организм не оценил подарка и чувствовал себя не лучшим образом.

— Автогонкам место в вашей жизни остается?

— Теоретически да.

— Опасный вид спорта все-таки...

— Нет, довольно спокойный. Может, в формульных классах, где голова пилота открыта, это опаснее, но что касается кузовных классов — с машинами на базе нормальных гражданских автомобилей, где я и езжу, — это абсолютно безопасно. Да, немного адреналина получаешь. Но это, скорее, тяжелая, нудная, в том числе интеллектуально-техническая работа — не более того.

— Рождение Елисея не обострило чувство самосохранения?

— А оно не исчезало... Я всегда себя любил, старался не рисковать и сейчас не рискую.

— Семья привыкла к такому вашему стремительному образу жизни?

— Жена сама актриса театра "Современник" и прекрасно все понимает.

— Но Елисей еще очень мал, чтобы понимать, почему так редко видит папу... Кстати, почему вы с Ольгой столь старательно скрываете мальчика от широкой публики?

— Ее внимание слишком навязчиво. На вопросы о детях я обычно отвечаю коротко: "У меня двое: мальчик и мальчик. Один уже совершеннолетний. Второму около двух лет". Елисею стараюсь уделять как можно больше времени. Даже иногда пою ему колыбельные...

— Кто сына нянчит в рабочее время?

— Няня. Ольга вышла на работу, когда Елисею было два с половиной месяца. Родители тоже помогают. С появлением внука моя мама просто рвется к нам. И теща приезжает.

— Каким вы бы хотели воспитать Елисея Дмитриевича?

— Мне бы просто хотелось, чтобы он был счастливым. А счастье — это гармония с самим собой и окружающим миром. И если она присутствует в человеке, все будет хорошо.

— Актерскую династию уже продолжил ваш старший сын Даниил — студент РАТИ (бывшего ГИТИСа, который оканчивали вы). Он с вами-то советовался?

— Нет — просто поставил в известность. И, конечно же, я ему помогал, как мог! Не в том смысле, что звонил кому-то и просил, чтобы приняли... Нет. Мы с ним работали над программой. Даня ведь не поступил с первого раза. Потом он год проработал в "Ленкоме" монтировщиком. И тяжелый физический труд в правильном мужском коллективе, в одном из лучших московских театров, участие в постановках Марка Анатольевича Захарова — все это очень сильно его изменило. Познакомившись ближе с профессией актера, Данила понял, насколько это тяжело и нудно, но при этом интерес его не пропал, а, наоборот, усилился.

Я же и сам не сразу в профессию попал. Было дело, хотел стать ученым-ихтиологом. Не поступил, слава Богу. Потом оказался на заводе, где отработал фрезеровщиком четыре месяца и 20 дней — четко помню количество подписей на обходном листе. Работая там, стал ходить в театр и решил поступать на актерский факультет. Считал, что раз лицо симпатичное, точно возьмут.

— Вас редко увидишь на светских раутах...

— В последнее время никаких "выходов в свет". Тусовки, презентации — бессмысленное, глупое времяпрепровождение. У меня давно нет потребности показываться на людях, да и они мне, собственно, не нужны.

— А потребность в общении с друзьями есть?

— Есть, но мой самый лучший друг — жена.

— Работать вместе с Ольгой Дроздовой удобнее или сложнее, чем с другими актерами?

— У нас с Ольгой были и совместные театральные проекты, и много фильмов. С ней работать — большая радость. Первое — она талантливая актриса, а с такими партнерами интереснее. Второе — она ко мне однозначно хорошо относится, и нет необходимости устанавливать рабочий контакт. Третье — работать вместе — значит, чаще видеться.

Ольга не только лучший друг, но и строгий критик. А также и вдохновитель, и режиссер, и дизайнер костюмов и причесок. Например, в фильме "Снайпер. Оружие возмездия" внешний облик Яшина, сцена финала фильма — это ее идеи. Если бы не она, я бы вообще там не снялся. Поскольку пробежал четыре страницы сценария и решил выключить компьютер. Но Оля меня уговорила прочесть до конца. И мы начали работать.

— Слышала, у вас есть необычный семейный праздник...

— Да, день нашего первого поцелуя. Он же день первой встречи. Это произошло 7 мая 1991 года на кинопробах фильма "Прогулка по эшафоту". Дату свадьбы мы все время забываем, а этот день отмечаем уже 18 лет. Моя встреча с Ольгой — самая большая удача в жизни. Ради нее стоило пойти в кинематограф.

коментарии (27)
осталось 1000 символов