Николай Валуев: "Хочу, чтобы мои дети и внуки не кулаками на жизнь зарабатывали, а головой"

24 декабря, 2009 09:00 / Интервью
Николай Валуев: "Хочу, чтобы мои дети и внуки не кулаками на жизнь зарабатывали, а головой"

Николай Валуев: "Хочу, чтобы мои дети и внуки не кулаками на жизнь зарабатывали, а головой"

В мире бокса его прозвали "Русским гигантом" и "Зверем с Востока". Однако мало кто знает, каков он вне ринга. В одном из последних интервью Валуев показал себя с совершенно другой стороны – немного сентиментальным, добрым и мудрым русским богатырем, для которого в жизни ничего важнее семьи и спорта нет и быть не может. Кроме того, Николай уже снялся в четырех фильмах и признается, что ему это занятие очень по душе.

 

— Два года длился конфликт, который возник у вас с охранником на стоянке возле Дворца спорта, где вы якобы пустили в ход кулаки. Для меня было очевидно: идут какие-то закулисные игры и вас хотят выбить из колеи, вывести из себя, чтобы вы начали нервничать и снизили обороты. Что же там все-таки было?

— Когда эту историю начали раздувать, все, собственно, к тому и шло, но, может, моя реакция оказалась не той, на которую рассчитывали, и дело пришлось спускать на тормозах. Процесс превратился в вялотекущий, стало уже неинтересно...

— Вам было обидно, когда газеты и телевидение наперебой расписывали, что вы травмировали бедного пенсионера, указавшего вашей супруге на то, что она неправильно припарковала машину?

— На определенном этапе было обидно, что все это так активно поддерживается, но, в принципе, я средства массовой информации понимаю. Им подавай скандал, и они его получили, да еще с моим участием — это такая редкость. Почему бы, спрашивается, не воспользоваться моментом? Просто потом, когда эту "сенсацию" пережевали уже все, кому не лень, люди, покупая газету с очередной ее порцией, видели лишь переливание из пустого в порожнее — читали десятый раз одно и то же, и интерес сам по себе сошел на нет.

— Что же, простите, произошло?

— Неприятность, знакомая если не миллионам, то тысячам россиян, — точно. Речь не о конкретном случае с охранником — наши люди часто сталкиваются на своем пути с хамством. В моем случае хамство было проявлено по отношению к моей жене, чего спустить я никак не мог...

— Вы утверждали, что лишь "тряхнули" обидчика...

— Да, а поскольку я человек известный, все это тут же вышло наружу, просочилось в прессу... Такие вещи происходят сплошь и рядом, каждый день — сотни, тысячи случаев...

— Особенно в России...

— Вообще-то, я думаю, этого и в мире хватает, просто, если в таких инцидентах участвуют знаменитости, все раздувается невероятно...

— Вы где-то признались, что в 90-е годы вам приходилось общаться с людьми, которых в народе тогда называли братвой. Хорошо помню то время, и, если бы я руководил какой-то бригадой или организованной преступной группировкой, обязательно привлек бы к работе вас. Вам не надо было бы даже кулаками размахивать — достаточно было просто прийти на стрелку или разборку и сесть тихонечко в уголочке...

— Все дело в том, что эта "работа", выполняемая даже таким безобидным способом, как посидеть в уголочке, рано или поздно закончилась бы очень печально...

<tv:MultimediaArticle MultimediaID="219108" ServerSize="240x180" Description="Николай и Галя встретились на дне рождения" Border="0" Align="right" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle>

— ...в чем немало спортсменов на собственном опыте убедились...

— ...и я это понимал прекрасно.

— Тем не менее, предложения были?

— Ну, конечно, но мне было ясно: до добра это не доведет. Спас, по большому счету, бокс — благодаря ему я не оказался там, где очутились в конце концов многие. Кто-то из них жив, а кто-то уже...

— Скажите, а сами вы с рэкетом сталкивались? Все-таки зарабатывали немало...

— Слава Богу, нет, не довелось.

— К вам разве не приходили, не предлагали по-честному поделиться? Со многими звездами: хоккеистами, футболистами — обходились в то время не очень лестно и уважительно...

— Возможно, я избежал этой участи по той простой причине, что занимался видом, который те же братки облюбовали. Волей-неволей многих из них знал, поэтому, очевидно, меня не трогали.

— В американской прессе писали одно время, что вы были связаны с криминальными боссами Санкт-Петербурга и что все они ваши друзья. Ну, раздувать из мухи слона американцы умеют, русская мафия мерещится им везде, но вы действительно знали тех, кто держал Питер?

— Если честно, у меня впечатление, что ничего с тех пор не изменилось. Меняются в театре лица, а люди, которые, будем так говорить, теневой стороной заправляют, по-прежнему на своих местах. И перемен не ждите — в этом мире их никогда не будет!

— Этим господам, тем не менее, было лестно с вами познакомиться, просто даже сфотографироваться...

— Ну конечно, и думаю, таких фотографий полно. Может, они и лежат где надо — у нас на Литейном в "Большом доме". Мне, между прочим, не раз книжки с громкими названиями попадались — "Криминальный Петербург", "Криминальная Россия", так там обязательно есть фотографии, где лидеры мафии или...

— ...ОПГ...

— ...назовем это теневыми хозяевами нашей страны, запечатлены с очень известными (и в прошлом, и ныне) личностями.

— Видимо, криминальным авторитетам приятно с кумирами общества пообщаться — они же живые люди...

— Не мне судить, кому там что приятно или не слишком, просто мир многогранен, а они из такой же плоти и крови, как все, — абсолютно! Да, избрали для себя не совсем обычный род деятельности, такую работу нашли, что ли. Кто-то в инженеры пошел, кто-то в дворники, в спортсмены, в политики, а они решили занять криминальную нишу — это определенная сторона жизни, и никуда от нее не деться.

— Вы блестяще сыграли главную роль в фильме Филиппа Янковского "Каменная Башка"...

— Спасибо, раз вы так считаете.

— Как вы, профессиональный спортсмен, чемпион мира, чувствовали себя на съемочной площадке? Было интересно?

— Ну, в противном случае не снимался бы. Меня вот сейчас приглашали в очередную картину, но из-за жуткого дефицита времени вынужден был отказаться, хотя очень хотелось.

— На площадке у Филиппа Янковского здорово было?

— Я посмотрел на съемочный процесс изнутри, увидел, как рождается кино. Было очень увлекательно, но и нелегко, скажу честно. Две недели одна за другой шли постоянные ночные съемки, и нельзя было нормально поспать, а для спортсмена это жуткий стресс, потому что ночью мы отдыхать привыкли.

— Снимаясь в "Каменной Башке", вы пропустили неожиданный удар от актрисы Оксаны Фандеры — жены Филиппа Янковского...

— (Улыбается). Я это списываю на свою ночную усталость.

<tv:MultimediaArticle MultimediaID="219111" ServerSize="240x320" Description="На съемках &quot;Каменной башки&quot; Валуев пропустил удар от хрупкой Оксаны Фандеры" Border="0" Align="left" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle>

— Как же такое могло случиться?

— Оксана и должна была меня ударить, но... как объяснить... она зачастила...

— ???

— Просто там по сценарию партнерша пытается мне влепить оплеуху, но я как боксер уклоняюсь, и она промахивается, а тут... Отвлекло происходящее на площадке. Не помню, кто-то что-то сказал или уронил, но в момент удара я повернул голову, а она — хлоп (бьет себя рукой по щеке)...

— ...по лицу прямо. Не свалила хотя бы?

— Посмотрите внимательно на меня — как может такая хрупкая женщина свалить? Тем более что это как пощечина выглядело.

— Чемпион мира по фигурному катанию Евгений Плющенко приглашал вас в проект "Звезды на льду", но вы отказались. Почему?

— Во-первых, я на коньках не умею кататься. Да, научиться попытался. Достали мне коньки моего размера...

— ...51-го...

— ...встал я на них, честно вышел на лед и понял, что, если попытаюсь минут 10 изображать фигуриста, меня увезут на носилках. "Все! — сказал, — толку не будет", — а коньки эти как сувенир лежат теперь в коробочке у меня в гараже.

— Жаль, по большому счету, было бы шоу на все времена...

— Точно (смеется). Был бы цирк!

— Цирк на льду...

— Вот именно!

— Коля, а это правда, что в автомобиле вы любите петь?

— Когда есть под рукой кассеты или теперь уже диски с русскими народными песнями, можно и попеть. Вообще, это раскрепощает, создает определенное настроение.

— Вы хорошо поете?

— Нет — связки-то сорванные. Упаси вас Господи это услышать.

— Вы задумываетесь, кем станете, уйдя из профессионального бокса, завершив карьеру спортсмена?

— А спорт — это моя жизнь, и основной профессией, видимо, и останется. Невозможно выбросить и зачеркнуть то, что корнями с тобой сплелось, и чем бы я ни занимался в дальнейшем, все это будет как-то крутиться вокруг спорта. Даже если это окажется политика, все равно на его ниве и на его благо.

— Вы наблюдаете наверняка за Виталием Кличко, за его шагами в политике. Он ведь во время "оранжевой революции" стоял на трибуне Майдана...

— Я в курсе.

— Вы видите себя в роли политика?

— Не исключаю, что это возможно, другое дело, что, если в спорте нужна предельная осторожность, то в политике надо быть вдесятеро бдительнее и...

— ...вовремя уворачиваться...

— Угу! Политика — дело достаточно грязненькое — это ни для кого не секрет...

— Не ждешь удара, а он летит...

— Как саданут в спину — и привет!

— Вы, знаю, являетесь лицом русской водки...

— Уже нет — с этим покончено. Попробовал один раз (пускай это был продукт нормального качества) — и хватит: все-таки образ, который стараюсь создавать и который особенно важен подрастающему поколению, связывать с водкой не стоит. Нельзя сочетать несочетаемое!

— Скорее всего, производителей этого напитка привлекло то, что на Западе вас, такого большого, могучего, воспринимали как символ русского человека...

— Может, и так, но в том, что представляешь, надо все-таки быть очень разборчивым.

<tv:MultimediaArticle MultimediaID="219109" ServerSize="240x180" Description="Валуев обожает своего сынишку Гришу" Border="0" Align="right" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle>

— Как вы с женой познакомились, помните?

— Можно сказать, банально, но вскоре я понял: это судьба. Галя — единственная девушка, которой увлекся настолько всерьез и надолго, — навсегда! — что решил завести семью.

— Встретились вы в компании?

— На дне рождения — мимолетно и искрометно. Почему потянуло друг к другу, до сих пор сами не знаем.

— Почему ее потянуло, догадываюсь...

— Да нет, Галя как раз абсолютно не из таких — мы же потом не раз это обсуждали. Ей просто интересно было, а не то что: "О! Хочу с ним познакомиться!".

— Коля, а почему нет? Интересный, харизматичный парень — даже если не знать, чем занимаетесь...

— В тот момент она еще не могла оценить, насколько я харизматичный, и что с моей, что с ее стороны это был какой-то порыв...

— Она высокая?

— 164 или 165 сантиметров. Понимаете, все тянется к противоположному, да? Наверное, так и в нашем случае произошло, во всяком случае, мне нравится обладать такой миниатюрной женщиной.

— Вы носите ее на руках?

— Конечно.

— И делаете ей подарки?

— Обязательно. Она их, как все женщины, любит.

— Что какое-нибудь этакое, запоминающееся вы в последнее время ей подарили?

— Запоминающееся ей или мне?

— Давайте начнем с вас...

— Наверное, драгоценности. По гороскопу она Лев, и ей нравятся камушки. Я в этой слабости ей не отказываю.

— Вы человек сентиментальный?

— С возрастом, думаю, стал сентиментальнее, но это связано только с детьми.

— Признаетесь ли вы жене в любви и если да, то как часто?

— Чем чаще, тем лучше, и другим тоже советую на хорошие слова не скупиться, потому что женщины любят ушами. С другой стороны, проявление любви должно быть не только озвученное, но еще и подтвержденное — на всякий случай! — делами. Мужикам забывать об этом нельзя, потому что семейный быт и прочее заедают. Лишний раз никогда не вредно напомнить близкому тебе человеку, что ты его любишь, а я это делаю не вынужденно, не потому, что так надо, а потому, что так хочется. С Галей, одним словом, у нас все замечательно!

— Коль речь зашла о сентиментальности, мне интересно: такой большой, неприступный и суровый с виду мужчина способен заплакать от увиденного фильма, от прочитанной книги?

— Нет. Все это может вызвать эмоции сильные, но слезы вряд ли, потому что это всего лишь кино, литература... Вот реальная жизненная ситуация способна выдавить слезы у любого.

— У вас, например, такое когда случалось?

— Несколько лет назад. Помните трагедию в Беслане?

— Конечно...

— Вот это — да, это страшно.

— У вас подрастают дети — вы бы хотели, чтобы сын занимался боксом?

— Гриша займется тем, чем захочет, а для начала неплохо бы ощутить соперника, оказаться с ним один на один. Сейчас, по крайней мере, он ходит на дзюдо и еще на футбол.

— Рост у него большой?

— Да, мальчик высокий. Не сказал бы, что супер выделяется на фоне своих сверстников, но однозначно их выше, а как будет дальше, время покажет. Ириша же еще маленькая — ей только два года.

— Не исключено, что вам предстоит увидеть внуков-богатырей, — говорят же, что сходство передается часто через поколение...

— Может, и так, но для меня не столь важно, мощными будут дети и внуки или нет: главное — чтобы выросли здоровыми и, конечно же, умными. Постараюсь развить их способности так, чтобы не кулаками на жизнь зарабатывали, а головой.

— Вы знаете, у нашей сегодняшней беседы есть один недостаток — она стремительно подходит к концу...

— Этот недостаток (смеется) можно легко устранить.

— Это интервью, Николай, прочитают миллионы людей, и среди них — множество влюбленных в вас женщин...

— Да? Вы так думаете?

— Я в этом уверен...

— А я, слава Богу, повода вроде бы не давал. Ну, как объяснить? Поклонницы письмами меня не засыпают и официальный мой сайт не осаждают — я немножко иного полета, в другой нахожусь нише.

— Не знаю, как там насчет полета, но если в советское время у людей на рабочих местах висели портреты Ленина, Сталина или Брежнева, то у нашей сотрудницы прямо над компьютером висит ваш большой портрет...

— (Удивленно). Ничего себе!

— Она каждый день на вас смотрит, любуется, может, тихонько и молится... Пожалуйста, тем, кто вас любит, — не обязательно женщинам, но и мужчинам тоже, всем поклонникам Валуева-боксера! — скажите напоследок хоть несколько слов...

— В первую очередь, хочу поблагодарить всех за расположение ко мне, за любовь. Я и впредь буду стараться не обмануть ваши надежды и делать что-то такое, чтобы вам это нравилось. Как спортсмен всем читателям я желаю здоровья — это самое главное. Сегодня, когда мир сотрясает экономический кризис, нам реально не хватает любви, тепла, участия, мы в жестком режиме вынуждены работать, работать, работать.

Хочу пожелать, чтобы мы чаще оглядывались вокруг, видели прекрасное и умели им наслаждаться. Жизнь дается один раз, и надо попытаться, даже когда все вроде бы плохо, разглядеть в ней какие-то хорошие стороны, а еще надо учиться радоваться успеху других — очень важно на самом деле уметь это делать, и удача не замедлит прийти к вам. Вот на такой ноте...

— ...мы и закончим... Да, Коля, хотя остряки утверждают, что боксеры малоинтеллектуальны, потому что их часто бьют в голову, я пообщался сегодня с вами и не совсем понял, то ли вы голову под удар не подставляли...

— Да (смеется), не надо давать по ней бить — это место очень уязвимое.

коментарии (27)
осталось 1000 символов