Андрей Данилко: "До того, как родилась Верка Сердючка, я сдавал бутылки, чтобы купить маме цветы

12 марта, 2010 10:00 / Интервью
Андрей Данилко: "До того, как родилась Верка Сердючка, я сдавал бутылки, чтобы купить маме цветы

Андрей Данилко: "До того, как родилась Верка Сердючка, я сдавал бутылки, чтобы купить маме цветы

8 марта "украинской Золушке" исполнилось 18 лет. Ее "отец" Андрей Данилко рассказал о том, как родилась Вера, чем радовала и огорчала "папашу" и что она будет делать после "совершеннолетия".

 

- Андрей, 8 марта Вера стала совершеннолетней…

- На самом деле она скрывает возраст. Вера родилась немного раньше, а 8 марта случился ее первый большой успех. Концерт был в Полтаве. Помню, как после выступления Сердючки творилось что-то невероятное: я забегал в гримерку, меня оттуда возвращали на сцену, аплодировали. Я не мог понять, что происходит - от эмоций меня "водило", словно я выпил… И теперь день этого первого успеха мы с коллективом стали считать днем рождения Веры.

- Сердючка рождалась в муках?

- Да. Недавно я пересматривал старые альбомы с фотографиями и увидел одну из самых первых. Это же тихий ужас! Ничего общего с сегодняшней Верой! Как будто это проводница 1941 года. Эта ее форма… Где мы ее взяли? Какая-то шапка, передник... Сейчас можно проследить эволюцию Веры, как в учебниках биологии "от обезьяны к человеку".

- 18 лет - это немного для человека, а вот для персонажа… Уже целое поколение выросло при Сердючке.

- Я тоже об этом думал. У нас в студии секретарем работает 20-летний парень. И он действительно еще в детстве смотрел Сердючку. Даже не верится, что мы уже такие взрослые…

Был период, когда мне с Верой приходилось тяжело - это 1995-2000 годы. Веру накрыла такая глобальная неконтролируемая популярность, что в какой-то момент я понял, что ничего не могу - ни в магазин нормально выйти, ни по улице пройтись. Это не то чтобы раздражало, скорее напрягало. Бесконечные гастроли, переезды, я был недоволен, что постоянно езжу в каких-то поездах. Тот период я до сих пор считаю самым тяжелым в жизни. Все, что касалось сцены, было хорошо, а то, что личной жизни и здоровья, - плохо.

<tv:MultimediaArticle MultimediaID="217631" ServerSize="240x320" Description="Сердючка на гала-концерте &quot;Фабрики зірок&quot;" Border="0" Align="right" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle>

- Как справлялись?

- Переживал, но потом набрался терпения и опыта. Как раз нагрянул второй всплеск популярности Веры - она "поехала" по России. Это были 2001-2005 годы, еще до "Евровидения". Можно сказать, это были времена не то что вседозволенности... Но я понимал, что сейчас могу просить все, что пожелаю. Топать ножкой. Потребовать, например, гонорар за концерт в два раза больше. И ведь платили. У каждого артиста бывает такой период, когда можно чуть-чуть "повыдрыгиваться". И, наверное, пиком славы стали для нас с Верой два аншлаговых концерта на московском стадионе "Лужники". Когда я вышел из аэропорта "Шереметьево", нас встречала куча охранников. Провели, усадили в машину... И я еду в этой машине, стесняюсь, говорю: зачем мне эта охрана? Организаторы отвечают: "Понимаете, у нас продано два зала. А не дай бог вы упадете и сломаете ногу? Что нам потом делать? Сдавать билеты?"

- В работе над образом Веры было больше побед или ошибок?

- Ошибок, конечно. Но изменить ничего уже нельзя. Я оправдываю себя временем, которое тогда было, и юным возрастом. Например, не могу смотреть передачи "СВ-шоу": я не умел держать диалог, ужасно выглядел в этих костюмах. Хотя понимаю: шоу было знаковым для того времени. Люди видели, что мы можем развиваться, и любили Сердючку авансом. Этот феномен я понять до сих пор не могу.

- Если воспринимать Сердючку как человека, то, получается, она - девочка-звезда, рано вкусившая славу?

- Все же, думаю, самая точная формулировка: украинская Золушка. Это я придумал для "Евровидения", чтобы объяснить, что это не клубная эстетика трансвеститов. Да, она - украинская Золушка, поднявшаяся из самых низов до Кремлевского Дворца съездов.  

- Вера же очень простая. Откуда у нее такие роскошные наряды?

- Некоторые люди не понимают, что я не играю женщину. Я играю персонаж! Меня телевизионщики как-то спросили: за что вы не любите Сердючку? Я ответил: "За то, что она чересчур популярна". Из-за этого я не могу сесть, придумать новый номер, новую песню, качественно ее сделать. Чрезмерная популярность мешает развиваться. Это как якорь. Ты же теперь большой корабль: на тебя ходят, смотрят, фотографируют. А поплыть ты не можешь!

- Разве можно уплыть от семьи? Вот у Веры и мама еще появилась. Какие, кстати, у них отношения?

- Знаете, почему мама так прижилась? Они же с Сердючкой везде вместе: в ночном клубе, в путешествиях. Они веселые, смешные, добрые, хоть и без личной жизни. Но самый большой плюс и сверхзадача этих образов - две эти женщины не отчаиваются и идут вперед. Они попадают в дурацкие ситуации, что-то у них происходит по пьяни, ну, как у всех. Вера с мамой могут ссориться, но если что-то происходит, то они друг за друга горой!

- Оптимизм Веры чувствуется и в песнях…

- Сердючка, между прочим, единственная из "разговорников", состоявшаяся еще и как певица. Может быть, потому что мы первые стали петь "свадебные" песни, такие как "Гоп-гоп!". Кстати, мы вообще не собирались снимать на нее клип. Но композицию случайно услышал Максим Паперник и уговорил. И потом "Гоп-гоп!" стала хитом на свадьбах и днях рождениях. Я понял, что Сердючка - это веселые разухабистые композиции, а в то время эта ниша была пуста.

<tv:MultimediaArticle MultimediaID="218368" ServerSize="240x320" Description="Сердючка на съемках Рождественских встреч Аллы Пугачевой в Киеве" Border="0" Align="left" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle>

- Вы это поняли интуитивно?

- Да. Это было как в темной комнате искать магнитофон, найти его и включить. Но я изначально знал, что магнитофон в той  комнате есть.

- Думаю, многим близка и другая песня – "Хорошо красавицам". Отсюда вопрос: устроит ли Вера личную жизнь?

- Вот здесь надо ставить многоточие. Что-то, наверное, произойдет. Это как в "17 мгновениях весны". Вот идет Штирлиц, и летят журавли. А что будет дальше - никто не знает. Может, на него упадет бомба или он вернется домой и увидит сына. Каждый должен придумывать продолжение личной жизни Сердючки сам. Но песни, которые мы написали сейчас, позволяют надеяться на то, что все у нее будет хорошо. Мы готовим лирический альбом. А в следующем альбоме будут веселые песни - такая "дурка", которой сейчас не хватает.

- Андрей, поступит ли Вера в институт - все-таки возраст…

- Конечно, она будет развиваться. Я пока еще могу продумать ее историю. Она - женщина-праздник. И все в ней должно быть стильно, вкусно и красиво. Пока мы ездим с концертами, но уже готовим шоу-спектакль, где будет и Вера, и мои другие номера как артиста Андрея Данилко.

- Что Сердючка получит на день рождения?

- Ведро мимозы! Я жил в семье в окружении одних женщин - мамы, сестры, племянницы. И в юности сдавал бутылки, добавлял их к тем, что оставались от щедрования. А утром 8  марта бежал на рынок покупать мимозу и тюльпаны. Так что Вера по старой памяти получит мимозу - цветы, которые у меня ассоциируются с женщинами.

- А обновки в честь дня рождения ей положены?

- У нее все есть, она - девушка обеспеченная. А еще нам недавно на гастролях подарили громадную куклу. Настолько правдоподобно сработанную, что я сначала думал, что это - ребенок, переодетый в Сердючку. Подумал: ну надо же - какой ужас! А потом пригляделся - ну точно Сердючка! Музыканты даже боялись ездить с ней в автобусе - уж очень она на живого человека похожа!

коментарии (27)
осталось 1000 символов