Георгий Дронов: "Воронины" могут устроить переворот на Марсе!"

13 сентября, 2010 05:30 / Интервью
Георгий Дронов: "Воронины" могут устроить переворот на Марсе!"

Георгий Дронов: "Воронины" могут устроить переворот на Марсе!"

Сыграв спортивного журналиста и чересчур эмоционального главу семейства в сериале "Воронины", актер надолго укрепил за собой звание главного телесемьянина.

– Георгий, Воронин – спортивный журналист, и вы, наверное, чтобы подготовиться к этой роли, перечитали множество спортивных изданий и футбол смотрели каждый день?

– Я огорчу вас, но никакие журналы я не читал. Мне кажется, процесс подготовки к роли более технический. Все потому, что сама идея сериала не принадлежит перу российских сценаристов. Это просто перепевка иностранных шоу. Поэтому актерам не надо изобретать велосипед – он был изобретен до нас. Нам надо сделать так, чтобы зритель воспринял этот велосипед как восьмое чудо света. Иногда это получается, а иногда нет. Для меня как для актера главное, чтобы образ получился живым, поэтому я нарочно отказываюсь от любой подготовки. Пускай все будет неожиданно.

– Вот, например, сюжет из сериала: муж потерял носок и устраивает жене скандал. Вы в каждом сериале обыгрываете эту сцену снова и снова. Не надоело?

– Каждый ищет носок по-разному. В этом и заключается актерская профессия: найти что-то новое и непохожее. Та же ситуация с боевиками. Возьмите любые четыре фильма, в которых герой спасает мир, и сравните их. Различий в сюжетах будет крайне мало. Завязка всегда в таких фильмах одна и та же: сначала погибает друг главного героя, который потом идет за него мстить и чуть ли не в первом кадре встречает девушку, с которой и останется в конце фильма.

– Вы с таким блеском в глазах говорите о боевиках. Сами бы хотели стать спасителем человечества?

– Покажите мне того идиота-актера, который отказался бы спасти мир в дорогом, интересном фильме. Но пока меня не приглашают на роли крепких орешков или джеймсов бондов.

– В "Ворониных" вы – отец троих очаровательных детей: дочки Маши и мальчиков-близнецов. Расскажите, а каким вы были в их возрасте?

– Мои экранные дети и вправду чудесные! В детстве по характеру я был больше похож не на близнецов, а на дочку Машу. Она очень послушная, умная девочка. К тому же она увлекается спортом, как и я в свое время. Меня родители рано отдали в секцию по плаванию, чтобы я реже болел.

– Есть ли у вас награды за победу в соревнованиях?

– Самая большая моя награда за все годы тренировок – здоровье. За него надо сказать спасибо маме с папой, которые заставляли меня в любую погоду идти в бассейн. Благодаря спорту я стал более уверенным в себе. Я считаю, что дети должны прислушиваться к словам родителей, когда те советуют им пойти в какую-нибудь секцию, заняться музыкой или освоить компьютер. Если этого не сделать, годы спустя, человек будет кусать себе локти.

– Многие жены приводят вашего Костика в пример своим мужьям – мол, и работает, и детей успевает воспитывать. А вы сами чему научились у своего героя?

– Знаете, я гораздо опытнее Костика Воронина по части решения семейных споров. Зато он лучше меня в компьютерах разбирается. Но и я, и он не самые лучшие образцы идеального мужчины.

– Костя с компьютером на "ты". А у вас, насколько я знаю, этой техники никогда не было. Как вы без него обходитесь?

<tv:MultimediaArticle MultimediaID="230866" ServerSize="240x180" Description="В детстве был похож на свою сериальную дочь Машу" Border="0" Align="right" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle>– Мне подарили компьютер совсем недавно. Основные программы я довольно быстро освоил, но все равно продолжаю использовать эту машину как игровую приставку. Когда появляется свободное время, люблю поиграть в "Сталкер".

– Интересно, а откуда у вас появилось свободное время, если вы сами не раз говорили, что снимаете серию за серией?

– Это случилось благодаря тому, что мы немного отладили механизм работы над "Ворониными". Кроме того, я знаю, что нас ждет дальше в плане съемок: мы еще год будем снимать сериал. Сейчас об этом ведутся переговоры.

– Получается, нас ждет еще от сорока до шестидесяти серий. Вы видите коллег практически каждый день. Не устаете от них?

– У нас очень дружный коллектив. Конечно, бывают стычки, но лично я о них быстро забываю. Не хочу хвалиться, но на съемках "Ворониных" прекрасным чувством юмора обладают не только актеры, сценаристы, но и все работники площадки. Мне кажется, если всю нашу большую компанию из "Ворониных" посадить на ракету и отправить на Марс, нам и там не будет скучно! Мы на Красной планете быстро переворот устроим.

– Так повелось, что как только актер становится популярным – сразу попадает на страницы скандальных светских хроник. За вами подобной славы нет…

– А зачем? Хотите, чтобы я стал участником пикантного скандальчика, который бы потом долго смаковали газеты? Это не для меня. Об актере должны говорить его работы, а не то, какую машину он купил, с какой женщиной живет или как он хорошо умеет готовить или танцевать.

– Вы хотите сказать, что шоу, в которых звезды танцуют или катаются на льду, дискредитируют профессию артиста?

– Так и есть. Как вы думаете, сегодня "Цирк со звездами" кто-нибудь вспоминает? Да никто! В данном случае, мне кажется, идет дискредитация не профессии актера, а циркача. Это все равно как если бы вдруг сделали шоу, скажем, "Звезды в хирургии". В этом проекте артисты и певцы под руководством врачей вырезали бы аппендицит. Что в этом хорошего? Конечно, найдутся люди, которые будут им помогать во время операций. И прибегут идиоты, которые согласятся лечь под звездный нож. Но я задаюсь вопросом: почему ни одного такого шоу нет на Западе? Я хотел бы посмотреть на Тома Круза, который бы согласился выступать на коньках, чтобы потом что-то себе повредить. Это миф. Я один раз побывал на репетиции этого шоу, но понял – это не мое.

коментарии (27)
осталось 1000 символов