Мария Шукшина видела слезы Машкова

3 ноября, 2010 04:30 / Интервью
Мария Шукшина видела слезы Машкова

Мария Шукшина видела слезы Машкова

Ведущая программы "Жди меня" на "Интере" раскрыла секрет женской красоты.

– Мария, говорят, вы сейчас изучаете украинский, белорусский, турецкий…

– Это в связи с программой "Жди меня". Со многими странами мы в эфире прямые мосты делаем. С Молдавией я говорю на молдавском, с Аргентиной – на испанском, с Украиной – на украинском, с Казахстаном – на казахском, с Францией – на французском.

– Сколько громких шоу с популярными актрисами за эти годы исчезло с экрана, а программа "Жди меня" уже одиннадцать лет живет. Как думаете, почему?

– Потому что она народом нежно любимая.

– А вы не устали, когда люди вокруг вас постоянно плачут?

– Тяжелее смотреть по телевизору. На съемках ты берешь себя в руки. В кадре ведущему нельзя плакать: грим течет, сморкаться начинаешь. А когда смотришь телевизор, расслабляешься. Там же музыка подкладывается, и она очень эмоционально действует. И еще показывают крупным планом глаза. Я же этих людей в студии иногда вижу только со спины. Когда пересматриваю передачу, плачу.

– В вашей биографии значится работа брокером на Российской товарно-сырьевой бирже…

– Да. После иняза Института Мориса Тореза в одном из столичных бизнес-леди-центров я закончила пятимесячные курсы, где обучилась компьютеру, вождению автомобиля, делопроизводству. И с этими корочками в качестве референта-переводчика меня взяли на биржу.

– Что же не стали в таком качестве жить-поживать – добра наживать?

– Я полтора года там проработала. Поначалу было интересно, потому что это было новое для нас явление. Мне удалось побыть и брокером на бирже, и переводчиком. А потом стало скучно и неинтересно. Ничего ни купить, ни продать я не смогла. Коммерция – это не моя история.

– Недавно вы сняли документальный фильм об отце Василии шукшине. Но раньше о нем отказывались что-либо говорить. Почему?

– Потому что это очень большая ответственность. Мне было всего семь лет, когда он ушел из жизни. Если бы со стороны человек взял и снял фильм – это было бы для него очередным материалом. А для меня… Это очень тяжело.

– Те, кто знал вашего отца, говорят, в жизни он был молчуном. Хотя многие Василия Макаровича представляют балагуром.

– Да, он был замкнутый. К тому же у него не было свободного времени. Между дублями и съемками он все сидел и писал. На листочках, карандашиком, под деревом.

– Вашими избранниками были мужчины, далекие от кинематографа. А в актеров вы влюблялись?

– Что режиссеры, что актеры – люди талантливые. Они обладают определенной аурой, магнетизмом, притягательностью. Ну разве можно не влюбиться в талантливых людей?! Мне, актрисе, которая училась на площадке, все, что происходит на съемках, очень любопытно. Это нормальное человеческое состояние, когда ты, открыв рот, наблюдаешь, как другие работают. В каком-то смысле это чувство сродни влюбленности.

– Значит, можно сказать, что на съемках фильма "Американская дочка" вы влюбились в своего партнера Владимира Машкова?

– Это было восхищение человеком! Он шикарный актер, который завораживал своей игрой. Как он плакал в кадре! Это был 1993-й год, я еще и не думала становиться актрисой. Смотрела, как он играет, и думала: "Боже, я никогда в жизни не смогу так сыграть". Я видела, как снимается сцена его встречи с дочкой. И он там плачет.

– Сегодня вы мать четверых детей. Как удается сохранить такую красоту при этом?

– Для женщины в первую очередь важно, чтобы у нее положительные эмоции зашкаливали. Любимая работа и любимые дети – это все вместе дает мне огромный прилив сил. Работы у меня много. Но главное, что я ее люблю. Конечно, времени с детьми проводишь гораздо меньше, чем хотелось бы. Но оставить работу и сидеть дома я бы не смогла.

– Домохозяйка – это не ваше?

– Я уже была в такой роли – по два года сидела со старшей дочерью и средним сыном. Меня этот быт каждодневный и монотонная рутина убивают. Мне хорошо соскучиться по детям. Прилететь на всех парах, накупить им подарков и смотреть на них, не отрываясь. Работа не всегда дает положительные эмоции, а дети – всегда. Особенно младшие – Фока и Фома. Они снимают весь стресс, напряжение, негатив.

– Каким, интересно, качеством должен обладать мужчина, чтобы удержать вас на всю жизнь?

– Терпением.

– И такой нашелся?

– Да, конечно. Папа моих маленьких мальчиков (юрист Борис Вишняков. – Прим. ред.). Слава Богу, у человека хватает терпения (из-за редких встреч - увы, мы оба очень занятые люди) и он продолжает любить. А без любви как можно жить?! Я не представляю.

коментарии (27)
осталось 1000 символов