Михаил Галустян мог потерять ребенка

17 декабря, 2010 04:30 / Интервью
Михаил Галустян мог потерять ребенка

Михаил Галустян мог потерять ребенка

"В какой-то момент мне показалось, что в наших с Викой отношениях потеряна цель, - вспоминает Михаил Галустян. - Мы полюбили друг друга, стали жить вместе, купили квартиру… А дальше что? Нам нужна была встряска..."

Михаил: Признаюсь, я хотел мальчика. О наследнике мечтают все мужчины. Но когда врач, глядя на монитор УЗИ, уверенно произнес нам с женой Викой: "У вас будет девочка",  спокойно воспринял это известие. 

Виктория: Поняла, что жду ребенка, в Андорре, куда мы с Мишей отправились сразу после встречи Нового 2010 года. Вообще-то собирались на Ямайку с друзьями, даже билеты чуть не купили. Но в последний момент спонтанно изменили планы и вдвоем улетели на горнолыжный курорт. И вот мы в Андорре. Горы, снег… А у меня апатия к лыжам. Миша бесится: "С кем я приехал?! Ты амеба! Мне скучно!" Я его понимаю, но ничего поделать не могу: один разок с горы спущусь - и больше не хочется. Мне холодно, устала. Хочу согреться, отдохнуть, попить кофе, съесть что-нибудь вкусненькое. Только когда через неделю стало тошнить по утрам, догадалась, что я, скорее всего, беременна. И аж слезы на глаза навернулись от радости - ребенка мы с Мишей хотели давно. 

Однако о догадках и словом не обмолвилась. Решила: прежде чем обрадую любимого, схожу на УЗИ. Когда вернулись из поездки, полетела в Краснодар к родителям и первым делом сделала обследование. Его проводила хорошая знакомая. Когда она посмотрела на экран, у нее округлились глаза: "Вика, какие горы?! Какие поездки?! Ты же беременна!". 

Интервью с коллегой Михаила Галустяна по проекту "Наша Russia"    

Хорошо, что мы с Мишей не отправились на Ямайку! Долгий перелет, жаркий климат, большая компания, тусовки с ночи до утра и, как следствие, стресс для организма. Там, на Ямайке, я могла просто потерять малыша... 

Миша в этот момент как раз был в Сочи, и я попросила: "Прилетай в Краснодар, вернемся в Москву вместе". Через несколько дней встретила его с горящими глазами: "У меня для тебя подарок!" Протянула ему коробочку, завернутую, как конфетка, - в ней лежали тест на беременность и заключение из женской консультации. Миша повертел в руках тест с двумя красными полосками: "Это что, градусник?" - и сосредоточенно принялся читать заключение. У него был какой-то ступор. Дочитал, поднял на меня глаза. Я поняла, что он обрадовался. Не прыгал до потолка. Просто взял меня на руки, прижал к себе осторожно-осторожно и поцеловал. <tv:MultimediaArticle MultimediaID="8236" ServerSize="240x180" Description="Михаил с женой Викой" Border="0" Align="right" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle>

Михаил: Вика все лето провела в Сочи, а когда вернулась, в Москве была дикая жара и смог. Я за нее все время переживал, хотя напрасно. У беременных даже в крайне неблагоприятных экологических условиях иммунитет повышен, срабатывают внутренние защитные процессы. Я все эти тонкости точно знаю: по диплому являюсь фельдшером-акушером международного класса. Правда, на родах в качестве ассистента присутствовал всего один раз. Стыдно признаться, но впечатление осталось не самое хорошее. Тогда я точно понял: медицина не мое призвание. 

Дочка появилась на свет в 11 утра 25 августа. Ростом была 51 сантиметр и весила 2 кг 750 г. У нас с женой не было разногласий по поводу имени. За месяц до рождения малышки остановились на Эстелле, что в переводе с латинского означает "звезда". 

Интервью с коллегой Михаила Галустяна по проекту "Наша Russia"    

Виктория: Когда начались схватки, Миша был за границей, и в роддом меня сопровождал его родной брат Давид. Перед отъездом из дома набрала номер мужа. 

Михаил: "Привет, я поехала в роддом", - только и успел услышать в трубке. Потом связь прервалась: у меня закончились деньги на телефоне. Я был в Сан-Тропе: приятель попросил провести его юбилей. Уточнить что-либо было невозможно – связи нет, во Франции ночь. Обычно интуиция меня не подводит, а тут я совершенно не волновался. Викуле ставили срок родов с 27 августа по 10 сентября, и я решил, что она просто перебралась в роддом заранее. 

Когда работа на дне рождения закончилась, уснул, как убитый. Выспался - и тут как раз позвонила жена: "А я уже родила нашу девочку!" Я потерял дар речи. Вышел на террасу глотнуть воздуха. Заказал завтрак, вино. Пил его, с загадочной улыбкой смотрел на проходящих мимо людей и думал: "У меня дочь родилась, а вы и не знаете"… Я был счастливее всех! 

Интервью с коллегой Михаила Галустяна по проекту "Наша Russia"    

Михаил: Первое время мне с Викой было нелегко. Я по натуре ворчун, люблю, когда все по-моему. Если не понимают с первого раза, могу и вспылить ненадолго. Правда, стоило Вике забеременеть, мы стали больше понимать друг друга. 

Виктория: Еще бывают мощные всплески недовольства. Весь дом может стоять на ушах из-за того, что ему не вовремя подали завтрак или разбудили раньше, чем надо. Но это мелочи. Мы оба работаем над нашими отношениями. Я хочу быть идеальной женой, пытаюсь научиться готовить армянские блюда. 

Михаил: Я тоже подстраиваюсь под семью. По гастролям, как раньше, не мотаюсь. Мне важнее быть в Москве, рядом с девочками. Наша с Викой жизнь с появлением дочери наполнилась новым смыслом. Когда думаю о том, чего в жизни не хватает, понимаю: еще одного-двух детей. Причем, если появятся еще дочки, я только обрадуюсь. Девочки в доме – такое счастье!  

Интервью с коллегой Михаила Галустяна по проекту "Наша Russia"    

коментарии (27)
осталось 1000 символов