Лолита объявила войну Болгарии

25 марта, 2011 04:30 / Интервью
Лолита объявила войну Болгарии

Лолита объявила войну Болгарии

Певица готовится оставить сцену.

– В моей сумке сам черт ногу сломит, – оправдывается недавний подарок поклоннмиков. – Иногда мне дарят картины, ковры. У меня в квартире висит два больших таких. Оба сделали поклонники. На одном – огромная икона, на другом – мой портрет.

– А помимо поклонников, кто вас еще подарками задаривает?

– Мужчины, которые находились со мной в отношениях и жили вместе со мной. Они мне, конечно, подарки делали. И масштабные – квартиры, машины, украшения. Это нормально. Я считаю, что мужчина, который берет женщину в аренду, должен эту аренду оплачивать.

– Сами себе презенты часто делаете?

– Знаете, с возрастом мне стали нравиться павловопосадские платки, оренбургские пуховые платки. У меня есть несколько таких. Какие-то я покупаю сама, что-то мне дарят зрители. Может быть, думают, что я замерзаю? (Смеется.) В последнее время стала замечать, что, когда приезжаешь за границу и надеваешь не эти кашемировые шали (Лолита говорит в нос, копируя западный акцент), которые всех уже достали, а вот такие наши русские платки, это всегда привлекает внимание. Люди обязательно подходят, спрашивают, где такое можно купить. Раньше мне все это не нравилось. В основном такие платки носили бабушки, а у них они были старенькими, с заплаточками, поношенными. Например, меня в оренбургский платок пытались замотать, когда я болела. Перевязывали его на груди крест-накрест, и мне приходилось лежать смирно. Сейчас у меня оренбургские платки всех цветов. Ничего лучше для зимы нет.

– Наши платки сейчас вообще используют многие дизайнеры в своих показах. Скажите, вы за модой следите?

– Я всегда изобретала что-то, пока училась в институте, и, наверное, могла бы быть неплохим модельером. Я покупала что-то копеечное в местных универмагах или на гастролях, отпарывала пуговицы или воротник, пришивала кружева. Когда приходила в институт в этом своем самодельном, все считали мой наряд чем-то дико экстравагантным. Потом мне рассказывали, как мои однокурсницы каждый раз гадали, в чем же я приду на лекции. Я могла вязать свитер, но если он не получался, начинала вязать юбку, пришивала к ней две пуговицы – и наряд был готов. За это меня даже хотели исключить пару раз из института. Я одевалась не как все.

– Вы и на сцене выступаете не как все, но ведь именно эта непохожесть и притягивает к вам. Трудно, наверное, всегда эпатировать, что-то придумывать?

– Я скажу, что, когда в этой профессии теряешь интерес, надо уходить. Мне кажется, я этот интерес уже начала утрачивать. Поэтому, думаю, доработаю до 50 лет и уйду со сцены. Займусь чем-нибудь творческим. Шоу-бизнес такая штука, которая требует абсолютного выкладывания. Но с возрастом ты понимаешь, что сил у тебя все меньше и желания мотаться по городам с гастролями нет уже никакого. В этой профессии нельзя оставаться без интереса. Я подумала, что напоследок надо будет сделать еще одно шоу, прокатить его по стране, попрощаться со своими зрителями.

– Опять будете выливать на себя воду, как на предыдущих шоу?

– Мое последнее шоу, наоборот, будет более камерным. Знаю, что возьму команду танцоров Мадонны. Они привыкли ко мне, а я – к ним.

– А ничего, что они иностранцы? Разницу в общении с ними чувствуете?

– Профессионал профессионала поймет в любом случае. Я вообще долго привыкаю к людям, вещам. Вот недавно купила себе диван. Теперь буду к нему привыкать какое-то время.

– Трудно вас представить на диване с книжкой в руке. Мне кажется, вы совсем не отдыхаете…

– Обломовщина мне действительно не грозит – я за многих людей несу ответственность. Если бы ее не было, я бы положила седалищный нерв на диван и никуда бы не двигалась. А тут через каждые две минуты звонит телефон, и выясняется, что там такие-то проблемы, здесь этого не хватает, зовут на корпоративы, и я думаю: поеду-ка я лучше денег заработаю. Артист долго не ломается (смеется). Диван я купила себе на дачу. Сейчас там у меня стоит старенький. Дача моя простая, деревянная. Ее строил отец жены Саши Малинина  – Эммы. Потом я стала хозяйкой. Саша с Эммой хотели, чтобы не вырубали садовые деревья. Я так и сделала. Они как-то приехали ко мне в гости и так обрадовались, увидев сад в цвету.

– В прошлый раз вы нам рассказали про строительство дома в Болгарии. Как там идут дела?

– Все ужасно! Я объявляю войну Болгарии. Причина в экологии, ради которой я и другие мои коллеги купили там недвижимость. Рядом с нашим домом оказались очистные сооружения, которые не выполняют свою функцию. Во-первых, они находятся рядом с берегом, а не в десяти метрах от него, как нужно. Во-вторых, из-за этого у многих наших друзей заболели дети. Скорая помощь дежурила у дома сутки напролет. Детей, кстати, лечат до сих пор! Я сейчас лечу в Болгарию, чтобы это дело начать копать по полной программе. Дойду до министра экологии или устрою большой международный скандал. Потому что порядочные люди так не поступают! Это скотство! Болгары ничего не делают, хотя мы вызывали местное телевидение и прессу, чтобы показать все это, но им на это наплевать.

коментарии (27)
осталось 1000 символов