Дженнифер Энистон: "Ботокс усилил мое косоглазие"

4 апреля, 2011 05:30 / Интервью
Дженнифер Энистон: "Ботокс усилил мое косоглазие"

Дженнифер Энистон: "Ботокс усилил мое косоглазие"

На экраны украинских кинотеатров вышел фильм "Жена напрокат", где одну из главных ролей исполнила бывшая жена Брэда Питта.

– Дженнифер, признайтесь: какие отношения у вас партнером по фильму «Жена напрокат» Адамом Сэндлером в жизни?

– Мы знакомы с ним давно, кажется, целую вечность. Когда не знаешь человека, в начале съемок испытываешь некоторое смущение, но в этот раз я была полностью раскованна и могла позволить себе быть даже глупой. Я узнала Адама еще совсем молодым – до того, как он стал знаменитым. В то время он предлагал мне присоединиться к его команде, но я отказалась, потому что начала сниматься в сериале «Друзья». Тогда мало кто понимал, зачем я это сделала, все считали меня полной идиоткой.

– В фильме вы ассистентка пластического хирурга. Понимаете, почему люди все чаще прибегают к их услугам?

– Сегодня женщины должны иметь определенные стандарты, чтобы чувствовать себя в своей тарелке, они хотят заново обрести молодость, но в конечном итоге лишь быстрее стареют. Мир действительно стал сумасшедшим. Мы не можем сохранить вечную молодость, не можем выглядеть так, как показывают в журналах или в Интернете. Я не знаю, почему многие люди не способны осознать, что можно быть красивым и старея? Думаю, нужно будет вернуться к этому разговору лет через десять.

– Говорят, вы тоже прибегали к пластике.

– О нет. Я сделала себе несколько инъекций ботокса, и это не было лучшей идеей века, признаюсь честно. Как будто потеряла свою кожу, вот какое у меня появилось ощущение. Ботокс лишь увеличил мое косоглазие. И теперь, когда хмурюсь, на это очень неприятно смотреть.

– В фильме «Жена напрокат» вы играете роль одинокой матери…

–…при этом по жизни ею не являясь, так? Да, у меня нет никакого опыта. Во время съемок я была похожа на саму себя того периода, когда только начинала играть в кино. Окунулась с головой в работу, понимая, что, подобно саперам, не имею права на ошибку. Чуть оступишься – и тут же окажешься трупом. Но кажется, все получилось не так плохо.

– Вы обожаете сниматься в романтических комедиях. А будет ли настоящая драматическая роль?

– Сейчас именно это мне и интересно – изучаю два предложения в этом духе. Какое из них выберу, трудно сказать, но в драме меня скоро увидят.

– Поговаривают, вы хотите переехать в Нью-Йорк, чтобы играть в театре на Бродвее.

– С недавних пор ищу что-то рядом с Нью-Йорком, это правда, просто потому, что выросла там и снова хотела бы там жить. Должно быть, это гениально – работать на Бродвее, поговорить об этом – тоже отличная идея, но заниматься этим чересчур напряженно для меня.

– О вас всегда ходит много слухов. В какой момент они вас задевают?

– Я пытаюсь, насколько это возможно, не обращать внимания. Но стараюсь всегда отвечать на письма или звонки моей матери, которая вечно спрашивает: ты удочеряешь кого-то? Нет, мама, не удочеряю. Ты сейчас с кем-то встречаешься? Нет, мама, не встречаюсь. Ты знаешь, тетя Жанна думает, что… Нет, мама. Ты и правда выходишь замуж в прямом эфире у Опры Уинфри? Нет, мама, тем более нет. Ты действительно потратишь 8 миллионов долларов на свадьбу? Нет, мама, не потрачу. И словно заезженная пластинка, начинаю ей в который раз объяснять: мама, я тебя уже много раз просила не верить тому, что люди обо мне говорят. Вот это – тот единственный момент, когда начинаю отвечать на такого рода шутки и слухи, – рассказала Дженнифер Энистон журналу Be. – Впрочем, нет: то же самое происходит и в случае моей родни. Они задают массу вопросов, и если я по каким-то причинам игнорирую их, начинают раздувать из мухи слона, думают, что все это правда, и обсуждают, обсуждают, обсуждают. В остальном же отношусь к сплетням так, словно ничего не произошло. Я живу так, как хочу, и наслаждаюсь жизнью.

– И всегда уверены в себе?

– Пожалуй, кроме тех моментов, когда речь идет об официальных церемониях – на них чувствую себя просто ужасно. Становлюсь страшно нервной, мне всегда некомфортно. Это сравнимо с теми мгновениями, когда мы поднимаемся на сцену. Страх, ответственность – всё перемешивается. И я надеюсь, что этот страх никогда меня не покинет.

коментарии (27)
осталось 1000 символов