Александр Цекало ругается с Иваном Ургантом

2 июня, 2011 05:30 / Интервью
Александр Цекало ругается с Иваном Ургантом

Александр Цекало ругается с Иваном Ургантом

Телепродюсер и телеведущий рассказал, чему научилась его жена - сестра Веры Брежневой.

- Александр, "Большая разница" по-украински" - это ваша идея?

- "Большая разница" вообще мой бренд. Точнее, принадлежащий мне и моему партнеру – Руслану Сорокину. Да, идея делать ее в Украине принадлежит мне. Руслан вообще не понимал, зачем нам это нужно, потому что это сложно – делать производство в другой стране, в которой ты не живешь. Следовательно, не до конца контролируешь. Следовательно, надо найти людей, которые будут делать это до конца. Но сейчас мы уже наладили все здесь, и у нас в Киеве свое производство. Здесь очень много талантливых людей. Жалко, что они пропадают. В украинской труппе "Большой разницы" актеров больше, чем в московской. Просто здесь больше, талантливых людей.

- Если бы не было Ивана Урганта, сам бы проект появился, как идея?

- Вы знаете, не в обиду Ивану да и мне, ведущие - не главные в этом проекте. Если не будет интересных пародий, проект умрет. Ведущие не решают его судьбу. Ведущие прекрасно делают милые, острые более-менее связки, стыковки, интересные и смешные разговоры.

Но если не будет сути программы, если не будет пародий – сочных, сменных, вкусных, иногда трогательных… На недавних съемках у меня прямо слеза появилась: сделали пародию на проводы Доманского с "Нового канала". Авторы так это придумали, что получилось очень трогательно. Сначало было более-менее смешно, а в конце - трогательно. Вот если такого не будет – вот этого "Ух ты!" – программу не спасут никакие Саша с Ваней.

Мы в России замеряли по минутам долю телесмотрения "Большой разницы". На ведении доля ниже, чем на пародии. То есть в телепрограмме смотрение пародий выше, чем смотрение ведущих. Мы, кстати, именно после этого стали уделять такое пристальное внимание ведению, придумали такой внтуренний конфликт и поняли, что нужны разговоры. Раньше у нас этого не было. Да, пришлось это поднимать, раскручивать, чтобы не терять людей! Но пародия – это главное, безусловно.

- Вы недавно открыли два ресторана. В частности – один из них вместе с Иваном Ургантом. Как проходит новый бизнес-опыт?

- Да мы с Иваном до сих пор ругаемся с персоналом в ресторане! У нас, конечно, уходит на эти заведения немало времени. Я занимаюсь делами этого ресторана, созданием обстановки, атмосферы, пиаром. Применяю свои знания, навыки и связи, как продюсер - для продвижения ресторанов, для правильного позиционирования. А ругаемся - потому, что нас что-то не устраивает. Это естественно! Потому, что когда это чей-то ресторан – мы тут ни при чем. А так - мы виноваты в каждом неправильном действии официанта. И на кого сразу говорят? "Вон тоже ресторан открыли. У них там яблоко на столе лежало немытое". Видно, что яблоко немытое. Я подзываю и говорю: "Помойте яблоки на всех столах". Через неделю Иван приходит в ресторан – яблоки немытые. Мы собираем официантов и начинаем ругаться…

- Часто приходите в ресторан с семьей, с друзьями?

- Мы – конечно. Иногда некоторые деловые встречи назначаются не в офисе, а в центре, в ресторане, понятно, что мы чаще ведем в эти рестораны. Мы в них и сами ходим с удовольствием – там вкусно. Если бы там было невкусно, мы бы вообще не вписывались в эту историю. Один ресторан - итальянский, а "The Сад" - испанский, там повар-испанец и кухня в основном на базе такой авторской, испанской. Но и в другие рестораны мы тоже ходим. Я всех друзей патологически не затаскиваю в этот ресторан только потому, что он - наш.

-  В этом году вы отметили юбилей, 50 лет… Но уверяете, что не ощущаете себя на свой возраст. От каких факторов зависит ощущение такой молодости?

- От того, насколько человек активен, настолько он утомленно или свежо выглядит. То есть от того, что человек не чувствует свой возраст. Это не означает, что у него внутри не происходят какие-то необратимые процессы – старения или износа - это все равно же происходит. Но внешняя оболочка для публичного человека имеет значение и она – эта внешняя оболочка – продолжает производить впечатление. "Смотрите, как она хорошо выглядит!" Это работает, если человек ведет активный образ жизни, если человек не делает ничего плохого. Ведь  плохое все равно изживает людей изнутри…

Даже если человек не испытывает угрызений совести, то все равно они есть. Он просто их не испытывает. Они там внутри живут. Я примерно ощущаю гармонию. Примерно... Ее, эту самую гармонию, наверное, нельзя в жизни до конца поймать за хвост. Но я пытаюсь держать баланс между работой, чтобы она не задавила семью, потому что семья для меня очень важна.

- Кто главный в вашей семье – мужчина или женщина?

- Как только кто-то один будет главным, сразу начнутся войны. Когда главных - двое, то это и есть нормальное состояние мира, дружбы и любви. Я думаю, что сейчас главный - ребенок, потому что мы многому учимся у дочки. Учимся быть терпимее, подчинять свои личные интересы интересам семьи. Такая необычная школа. Этому же нигде не учат, это же каждый лично проходит. 

- Вам изменило рождение ребёнка?

- Всех, наверное, изменяет в разной степени. Даже если смотреть поверхностно, бытово - мы теперь не курим дома, мы выходим на улицу. И то, ограничиваем себя в курении – уже спасибо ребенку, что мы себя ограничиваем. Мы пытаемся при ребенке не смотреть телевизор. Она сейчас все повторяет – ей 2 года и 4 месяца, у нее идет "обезьянство". Мы стараемся вместе есть, потому что семейный приЕм пищи – это очень важно для ребенка, это откладывается.

- Вас очень много на экране, вы человек очень работающий. А ваша жена Вика? Пока дочка маленькая ей не до работы?

- Вика занимается дочкой, безусловно, больше, чем я. Но еще очень много времени отнимает строительство дома, которым полностью занимается Вика. Я могу сказать, что я отвечаю только за деньги. А самое сложное – общение с людьми, которые имеют отношение к стройке – это отдельный мир и это всё на Вике.

- Сестра Вики Вера брежнева рассказывала, что она в доме умеет все. Я так понимаю по ее рассказам, она может и строителей построить. А Вика может?

- Уже может. Не то, что она научилась быть злой или ругаться. Но Москва вообще город такой, где нужно уметь за себя постоять. Поэтому она уже научилась разговаривать и, когда надо, быть жесткой. На голову нельзя давать садиться.

- Есть слух, что Вике доверили руководство рестораном, который вы основали с Ургантом.

- Нет. Вика придумала название ресторана – "The Сад". Мы вместе ходим туда и, собственно, она тоже что-то подсказывает по кухне. Вика помогала мне. Мы влияли, как могли, на кухню и на сервис, на атмосферу ресторана.

    

коментарии (27)
осталось 1000 символов