Максим Галкин: "Алла Пугачева пугала мумий"

21 августа, 2011 22:00 / Интервью
Максим Галкин: "Алла Пугачева пугала мумий"

Максим Галкин: "Алла Пугачева пугала мумий"

Артист рассказал о встрече с Томом Хэнксом и Брэдом Питтом.

— Максим, вы много гастролируете. Есть города, которые вам не нравятся?

— Их только два: Париж и Нью-Йорк. Париж из-за того, что слишком загажен, — вот уж где по-настоящему дурно пахнет! К тому же центр какой-то размазанный, крупный. Там неудобно ходить, а я обожаю пешие прогулки. Мне там неуютно. Я ощутил это, впервые попав туда еще студентом. Думал: все из-за того, что города не знаю, живу в дешевой гостинице, где собираются путаны. Полагал, что просто не повезло с районом. Но, приехав в Париж во второй раз и живя в совершенно другом районе, понял, что мое впечатление о городе не было обманчивым. В общем, с Парижем как-то не сложилось, я не люблю там бывать.

В Нью-Йорке тоже не могу находиться: не принимаю Манхэттен с его суетой и проносящимися мимо деловыми людьми. Все меня там раздражает. В Америке я больше всего люблю Лос-Анджелес.

- За что полюбили этот город?

— Честно говоря, странно, почему он мне нравится, я ведь не вожу машину, а там нет компактного исторического центра, все разбросано — и передвигаться без авто невозможно. Но при этом Лос-Анджелес — ленивый, расслабленный, приправленный ощущением мексиканской сиесты город, и это мне симпатично. Я вообще не люблю города с загнанным ритмом.

Для меня Лос-Анджелес — город покупок. Буквально из окон гостиницы видна улица Родео-драйв с огромным количеством магазинчиков. Делать покупки там очень выгодно, особенно с тех пор, как евро стал стоить гораздо дороже доллара. Недавно меня позабавили японские туристы. Они любознательные, с фотоаппаратами наперевес, со страшным энтузиазмом фотографировали друг друга у входа в магазин Gucci. В нем не было ничего примечательного: металлический портал и вывеска. Но они были перевозбуждены и кричали: «Гуси! Гуси!» Видимо, потому, что Gucci в Японии в три раза дороже, чем в Америке.

Еще Лос-Анджелес для меня — это город развлечений, потому что там находится Universal Studios с ее потрясающим парком киноаттракционов, так или иначе связанных с экшен-сценами из знаменитых фильмов. Алла и я эти развлечения обожаем.

— Правда ли, что когда в одном из аттракционов на вас напали мумии из фильма, сначала вы с Аллой Борисовной кричали от страха, а потом...

— ...Пугачева сама прикрикнула на мумию — и переодетый артист попятился к стене. А еще я обожаю там замечательные аттракционы с огромными экранами 3D, 5D… Воспроизводятся даже запахи, вибрации, тактильные ощущения: водичкой тебя брызгают, снег идет, — эффект полного присутствия. Видишь, например, пасть динозавра, а потом будто бы в нее летишь…

- Удавалось встретить кого-то из звезд Голливуда?

- Помню, мы летели в Лос-Анджелес бизнес-классом с Томом Хэнксом, а в универмаге видели Брэда Питта. Звезды спокойно ходят по этому городу, местный народ уже привык и не кидается на них.

— Как вас принимает публика в это городе?

— В Лос-Анджелесе я был четыре раза. Не скажу, что публика как-то отличается от той, которая бывает на моих концертах в других городах. Хотя понятно, специфика есть, и если я шучу по поводу украинских политиков в Киеве, там будут смеяться больше, чем в Лос-Анджелесе. В разных городах я приспосабливаюсь к аудитории. Если это эмигранты, я буду больше шутить о связях английского и русского языков, о словоупотреблении — о том, что им близко и знакомо. В 2008 году выступал в зале Kodak, где вручают «Оскар», на 2500 посадочных мест. А не так давно там же, в Лос-Анджелесе, был концерт во Дворце спорта на 3000 мест… Не помню, чтобы зрители где-то меня не устроили.

— От чего вы получаете удовольствие?

— Я его перманентно получаю. Еду на гастроли — радуюсь, возвращаюсь — радуюсь. С племянниками общаюсь — тоже радость. Они шебутные, все замечательные, разные. Никите 13, он уже взрослый, с ним можно общаться, он очень смешливый — благодарный зритель, что называется. Что-нибудь ему расскажешь — он хохочет.

Алина в свои шесть лет такая актриса… А младший, Гриша, — очаровательный, я с ним в прятки играю. 6 июня ему два года исполнилось. Он уже разговаривает вовсю! Сегодня звоню брату и слышу голос Гриши: «Пэт, папа, пэт» — так он просит айпад. Совершенно другое поколение растет. Не представляю, что это такое — когда у ребенка, пусть даже не с младенческих ногтей, есть айпад.

С одной стороны, это счастье — новое поколение, а с другой — трудность: что-то развивается, а что-то блокируется. В моем детстве пределом мечтаний была электронная игра «Волк-яйцелов». В более зрелом возрасте я играл в «Принца Персии» и доходил до конца! В эту игру можно было поиграть у кого-то на работе на допотопном компьютере. У меня не было облегченных видов развлекаловки, но за счет этого я постоянно себе что-то придумывал. Благодаря этому у меня развивалось фантазийное мышление, воображение. Я играл в конструктор, что-то строил из кубиков, рисовал, сочинял истории, развлекал ими одноклассников и даже книжку начинал писать.

— Почему вы за многое беретесь, но не доводите до конца? Книжку начали писать — бросили, поступили в аспирантуру, но так и не защитились?

— Характер у меня такой: если передо мной стоит одна задача, мне скучно. Руки опускаются. Но если ставлю перед собой десять задач, то сама сложная ситуация меня заводит — и я начинаю заниматься всем. Понятно, что задачи не удается довести до завершения. Но это уже другой вопрос…

Я, например, одновременно читаю очень много книг. И редко дочитываю до конца — только если сюжет мне сильно понравился. Мой прикроватный столик выглядит так: стоит лампа, и за ней стопка из 20 книг. И если еще одну положить, то все это навернется. Причем это все те книги, которые я на ночь брал почитать, но засыпал на третьей странице, складывая в стопку. Книги самые разные: от биографий до мистики. Мне даже в данный момент не важно, что это за книги. Сейчас другое важно: юбилейный концерт в Юрмале. Готовлю много номеров, и мне не до чтения.

Что касается планов — я прежде всего человек интуиции. Никогда не плыву против течения. Если что-то не пускает, не бьюсь в закрытую дверь. Не идет — значит, не идет. Посылаю запрос куда-то в космос, наверх — и жду ответа.

Да, я начинал писать книгу и бросил. Когда почувствую, что у меня есть жизненная необходимость что-то рассказать людям, — я ее напишу. А писать потому, что это модно и важно для карьерного роста, я не намерен.

Что касается диссертации, я никогда не был всерьез уверен, что смогу ее написать и тем более защитить. Увлекал сам процесс подготовки, копание в литературе. Интересно было продолжать учебу в аспирантуре, общаться с научным руководителем и даже преподавать на практике. Но уже тогда я был настолько занят эстрадой, что на эту деятельность не хватало времени. Да и амбиций у меня не было в том плане. Это мама говорила, что нужно защититься. В каком-то смысле она была права: диссертация — это тренажер для мозгов. К счастью, все мое пятилетнее обучение на лингвистическом факультете в университете было на высоком, диссертационном уровне по сравнению с обучением в других вузах. Этим багажом я до сих пор пользуюсь.

— Существует выражение «Я есть то, чего я хочу». Какие у вас желания?

— Для меня «я хочу» звучит слишком категорично и капризно, у меня этого нет. А есть два состояния, которые соседствуют друг с другом: «я мечтаю» и «я доволен». Сейчас я доволен: многое, о чем мечтал, сбылось. Когда ты чего-то хочешь, все время недоволен. А если не хочешь, просто мечтаешь — это значит, что, с одной стороны, хочешь, чтоб что-то сбылось, а с другой — понимаешь: это может и не случиться. И ты не расстраиваешься. Я все время мечтаю — и все время доволен тем, что есть.

Я мечтал много сделать в юмористическом жанре: от «многих изобразить» до «всех развеселить». И продолжаю мечтать в том же духе. Намечая что-то, получаю не меньшее удовольствие, чем когда все сбывается. Помечтал — и поверил в то, что это будто бы есть.

Еще до того как мне предложили участок в деревне Грязь, я уже видел замок, который хочу построить. Ехал по югу горячо любимой мной Германии, смотрел на замки на холмах и думал: «А здорово, если бы и у меня был дом на холме!»

Но после этого не бросился искать холм — холм нашел меня. Я хотел тогда во что-то вложить деньги и решил купить постоянно дорожающую землю. Спросил у брата, нет ли у него чего на примете. И он ответил, что его друг как раз продает участок. И участок оказался холмом! Что в принципе не характерно для подмосковного ландшафта…

Когда-то, где-то в 1995 году, я мечтал, что смогу изобразить Аллу Пугачеву и она будет наблюдать за этим, сидя на моем концерте. А в 2002-м у меня был сольник в концертном зале «Россия» — и среди зрителей сидела Алла. О том, что мы будем с ней вместе ездить на гастроли, петь дуэтом и тем более жить вместе, и не мечтал. Но иногда реальность бывает смелее наших самых смелых мечтаний.

Тогда, в середине 1990-х, мне даже снилось, что Алла приходит ко мне домой. Папа-мама встречают ее, стол накрывают… Сон этот оказался вещим.
Я получаю большое удовольствие от ярких снов. У меня все сны цветные. Часто снятся рыбы, морские гады, вода: море, река. Наутро я чувствую, толковый был сон или нет и что из него нужно извлекать. Сны — тренажер интуиции.

коментарии (27)
осталось 1000 символов