Иван Охлобыстин: "Служу жене, как самец"

2 августа, 2011 22:00 / Интервью
Иван Охлобыстин: "Служу жене, как самец"

Иван Охлобыстин: "Служу жене, как самец"

Звезда "Интернов" готовит "Доктрину".

- Иван, говорят, в московском «Олимпийском» пройдет какое-то событие, в котором вы будете вести программу. Что это будет?

– Это мероприятие очень своеобразное. Со времен Древнего Рима подобного не было. В некотором смысле это акция культурного порядка. С вершины белой пирамиды самого большого стадиона самой большой страны в мире я зачитаю собственное литературное произведение, которое называется «Доктрина 77». Я его для себя именую, все-таки это поэма, потому что она не претендует на окончательность, и это только повод к общественному размышлению.

Простыми словами, это будет странное, в смысле того, что не развлекательное мероприятие. Это как сходить на лекцию в общество «Знание», как сходить в акванариум, это минимум движения и максимум попытки понять, о чем идет речь. Я попытаюсь сделать текст удобоносимым.

- Сколько по времени это займет?

- Час 17 минут, больше того минимума, который может выдержать человек. Потому что облегчать конструкцию вроде тоже смысла нет. Тебя могут обвинить в том, что ты голословен. Конструкция философско-мировоззренческого порядка. Очень много вопросов национального порядка затрагивается философского порядка. И облегчать это нельзя, развлекать никак не хочу, смысла нет. Если придут люди, придут те, которым будет интересно, которые хотят подумать.

Я вообще считаю, что проблема нынешнего времени в том, что стало неприличным думать широко. То есть, если ты начинаешь задаваться вопросами о тысячелетних масштабах, ты можешь выглядеть, как человек аномальный. И мало-помалу мы себе привили этот скептицизм и вроде уже неприлично по мелочевке похихикать. А мы отвыкаем. И дети наши отвыкают судить масштабно. А если мы не судим масштабно, мы не развиваемся. Это как программа, мы на автономии. Нет проблемы – нет решения. А вот мы поставим себе проблему: мы хотим создать великое государство. И запускаются некие механизмы. Они запускаются обычным путем. Организации какие-то создаются, люди делают что-то хорошее – бабушку через улицу переводят, какие-то книги пишутся. И она происходит где-то вне нас.

Это не будет хулиганством в чистом виде, это будет поэма. Мне не сложно говорить смешно. Я в принципе освоил методологию. Но мне никогда не хотелось бы паразитировать на этом. Но при этом я не буду делать так. Мне интересно поговорить с людьми серьезно, пусть даже я опозорюсь. Потому что все равно есть умнее. Есть красивее, есть информативнее.

- Как ваша жена вас поддерживает и вдохновляет?

- Я реалист. Я понимаю, что делает Ксюха (Ксения Арбузова, звезда фильма "Авария - дочь мента", жена Ивана Охлобыстина. - Прим. ред.). Она учит с ними уроки, готовит, встречает, провожает, следит за тем, чтобы они периодически посещали церковь. А следовательно, делает их внутренне очень стабильными. Любая периодика, за исключением совсем случаев крайних хороша. Она занимается хозяйством.

Мы с ней шутим. Сидим на кухне: брошу я тебя, Оксанка, сказал я ей, пиар сделаю. Потом подумал. Нет, десять человек надо нанимать со стороны. Это все вместе: убираться за детьми, преподаватели, туда-сюда. Причем, делает это она с удовольствием. Я восхищаюсь этим. Она то, что можно назвать самка в самом лучшем. Самка, как правило, уничижительно звучит. В данном случае это королева-мать из фильма «Чужие». Это непобедимая вещь, это неукротимая ярость, атомная энергия. Я служу ей, как самец, но тоже не уничижительно. А я должен работать на выводок, на потомство. И это все вместе. И поэтому когда мы ссоримся, мы ругаемся, бывают, кажется, непримиримое. Но все равно в итоге мы понимаем, куда мы денемся. Во-первых, шестеро детей. Во-вторых, я без Оксанки уже не могу, она моя совесть, я ее грех, она моя совесть. Мне кажется, это так очевидно.

коментарии (27)
осталось 1000 символов