Максим Аверин: "Охлобыстин - король!"

25 сентября, 2011 22:00 / Интервью
Максим Аверин: "Охлобыстин - король!"

Максим Аверин: "Охлобыстин - король!"

Актер рассказал, почему решил проститься с Глухарем.

- Голос застудил на гастролях с театром в Израиле, - тихо, с легкой хрипотцой объясняет Аверин. - Неделю уже ни могу прийти в себя. Казалось бы, одна деталь. А для меня это катастрофа! Сразу чувствуешь какую-то неполноценность. А сегодня еще и отравился. Месяц был на диете, а утром съел пирожное. И все! Меня подкосило. Слава богу, сейчас немного лучше. Осталось голос вернуть.

- Ты упомянул о диете - зачем?! Вроде бы к полноте не склонен...

- Ой, да что ты, если бы... В какой-то момент я понял, что за последний год изменился. И мне эти изменения не понравились. Мне это мешало работать, потому что я был такой, знаешь, дядя. А я ведь другой! Я не пошел к диетологам. Но я слышал о таком методе, как сыроедение. Я попробовал - и похудел на два размера. Мне стало ­комфортнее. Если подробнее, то вот, допустим, сейчас, пока еще тепло на дворе, мясо есть не стоит. Хотя я мясоед страшный! Я не ем ничего жареного - жареное вредно. Рыбку ем на пару. Сократил количество потребляемого кофе, который очень люблю и который всегда пил баллонами. И после всего этого начинаешь летать. Я вдруг почувствовал, что у меня энергии в два раза больше. Но я никого не пытаюсь обратить в свою веру, тем более в плане пищи все очень индивидуально.

- Многие твои коллеги часто говорят: мы бы и рады питаться правильно, но ведь рабочий день ненормированный, вот и едим то, что под рукой...

- Это все оправдания! Ничего сложного нет в том, чтобы чуть пораньше встать и приготовить себе нормальную еду. Или заехать в магазин - сейчас все продается! Я утром заезжаю, покупаю зелень, уже нарезанную, все вкусно, удобно. Все можно сделать! Можно заставить себя на ночь не жрать. Можно устраивать разгрузочные дни. Нужна лишь сила воли. Хотя понимаю, что у многих есть сила, а вот воли нет... (Смеется.)

- Недавно ведь в твоей жизни был еще один важный этап, связанный с медициной, - съемки в сериале «Склиф». Что это за картина? Многие его окрестили очередным русским «Доктором Хаусом».

- Ой, ну какой «Хаус»? Если б мне такое предложили - сняться в русском «Докторе Хаусе», - я бы ни за что не согласился. Кстати, я ни одной серии «Хауса» не видел, хотя знаю, что это очень популярный фильм. Но мне в жизни бы не пришла мысль кого-то повторять или пародировать, это же всегда вторично. Были еще разговоры о том, что наш сериал - вариация на тему «Интернов». Но я в «Интернах» снимался, это уникальный проект, в котором просто великолепен Ваня Охлобыстин, он там абсолютный король жанра. И упаси боже делать пародию на Ваню Охлобыстина! А еще писали о том, что это русская «Скорая помощь» - бред полный! Что я, Джордж Клуни, что ли? «Склиф» - фильм о людях. Это сочетание жанров - и комедия, и драма. Все-таки в Склиф привозят людей, которым требуется срочная помощь, то есть там работают бойцы с медицинской передовой. Люди, которые принимают этот первый удар на себя, они особенные.

- Какие-то азы профессии ты постигал? Смотрел, как работают врачи, что-то подмечал?

- Если я буду наблюдать за доктором, он, зная об этом, попробует все сделать не так, как обычно, а как можно лучше. Получится ­неестественно. Я понимаю, это очень модно - рассказывать, как вживался в роль, как знакомился с профессией. Но если и наблюдать, то не за профессией, а за человеком. Потому что профессия все равно отпечаток наложит. Врачи - очень подвижные люди, с колоссальным чувством юмора, которое помогает им защититься от бед и ужасов, происходящих у них на глазах.

- Режиссером картины «Человек-приманка», в которой ты снимаешься сейчас, является Гузэль Киреева, та самая, которая снимала первый сезон «Глухаря»...

- Да, та самая, прекрасная, удивительная, с которой мы делаем уже не первую и не вторую работу. Не так давно мы вместе работали над фильмом «Возвращение домой». Это для меня уже такой переход во взрослого человека, а то, знаешь, раньше все были какие-то метания - то ли пацан, то ли мужчина. И материал как раз был об этом. Я вхожу как раз в этот возраст, я все ждал, что как актер начну годам к 30 - 35 звучать, как инструмент хороший. Когда мне было около 20, не было такого материала, чтобы было соответствие и внешнее, и внутреннее. «Возвращение домой» - это мелодрама, замечательный жанр, в котором я давно уже не работал. Я его очень люблю, его просто не надо переслащать, чтобы не превратился в «мыло». Фильм - история человека, который много лет назад убежал от несправедливости, которая с ним случилась, от осуждения людей. Он не был неудачником, он многого добился, ему казалось, что он жил по-настоящему, но в какой-то момент он понял, что это не так. Что главное - это когда ты находишь нечто сокровенное. А что нашел мой герой - не скажу. Смотрите картину.

- А вот «Человек-приманка» совсем на мелодраму не похож...

- Да, пожалуй (смеется). Мой герой постоянно попадает в самые нелепые и ужасные ситуации. Я давно хотел сделать такую работу - это же чистый жанр, стопроцентная комедия! А то я стал таким, знаешь, социальным героем, но ведь комедия - это абсолютно моя природа! Сценарий просто удивительный - здесь даже ремарки пронизаны юмором, и все это накладывается на мой юмор и на юмор режиссера. А у Гузэль, надо сказать, юмор искрометный, абсолютно мужской - это очень редкое качество для женщины. Еще меня подкупило то, что по ходу фильма я постоянно перевоплощаюсь. И самое главное, что этот простой, вечно испуганный человек превращается в супермена. То есть это фильм для тех, кто не верит в себя и забыл о том, что жизнь полна приключений.

- В одной из сцен ты появляешься в кадре с ребенком, с коляской. По сценарию у тебя сын?

- Нет, это подкидыш. Он появляется в двух сериях.

- Ребенок на удивление спокойно ведет себя в кадре - это ты так на него действуешь?

- Я лишь говорю ему перед каждым дублем: «Все, Владик, давай сниматься!» И в кадре он спокоен абсолютно. Что тут скажешь - артист!

 

- Тебе самому насколько близка история о превращении из обывателя в супермена, которому все дается легко?

- А мне и так в какой-то момент стало легче жить! И не нужно для этого становиться суперменом. Конечно, столько всего вокруг гадкого, от всего этого расстраиваешься, страдаешь. А если посмотреть на ситуацию с другой стороны? Ведь людей замечательных тоже много! Ну вот ты видел сам, как ко мне люди подходят, фотографируются, просто беседуют. Они мне улыбаются, спасибо говорят, ты несешь, мол, нам радость! Ну и как можно рядом с такими людьми оставаться мрачным? Зачем до конца жизни таскать с собой все эти обиды? И я запретил себе расстраиваться из-за окружающего нас негатива, из-за человеческого невежества. Я решил это не замечать. Я понимаю, что уже достаточно много прожил, чтобы себя как-то кардинально поменять, у меня у самого куча недостатков. Но, надеюсь, я не худший человек из тех, кто живет на земле. И я понял, что надо любить жизнь. И тогда она раскрывается с неожиданной стороны, все становится ярким, как фотографии из детства.

Конечно, много зависит от удачи, которая мне сопутствует. Но удача ведь тоже выбирает людей, которые не ноют. Она выбирает смелых. В общем, мне очень комфортно сейчас живется. Я в ладу с самим собой, делаю только то, что мне интересно, и мои запросы соответствуют тому, что мне предлагают. «Человек-приманка» - уже четвертая моя картина в этом году, и ни в одной из них я не повторяюсь - я везде разный! Я обогащаю свою актерскую палитру. Помнишь, как многие мне предрекали, что я умру артистом одной роли? Или упрекали за то, что я постоянно делаю музыкальные программы на телевидении? А вот получается, что я могу делать и то, и это, сниматься в комедиях, мелодрамах, детективах. Ну что, хорошо было бы, если бы я до конца дней своих проходил в кадре в погонах?

- О «Глухаре», наверное, и вспоминать не хочешь?

- Почему? Я счастлив, что мне была дана такая роль! Обижаться на то, что сделало тебя популярным, дало тебе такую большую аудиторию, - это все равно что плевать в колодец, из которого пил!

- Тем не менее все знают, что ты попрощался с «Глухарем», заключительный сезон которого ждут поклонники сериала. Как отреагировали твои близкие - мама, девушка, друзья, когда ты сообщил им об этом решении?

- Так я, собственно, ни у кого разрешения и не спрашивал. Моя семья воспринимает мои поступки как данность - Максим так сказал, значит, так и должно быть. Я не советовался ни с кем. Просто почувствовал, что все, что мог, я в «Глухаре» уже сыграл. Я пришел к руководству канала НТВ, мы поговорили, и они меня услышали. И я им за это благодарен. Мне комфортно с этими людьми работать, именно потому, что они меня слышат. Поэтому мы не расстались, продолжаем оставаться вместе, у нас в планах новогоднее шоу и еще много чего. Конечно, они сделали попытку меня уговорить остаться в «Глухаре», но это разумные люди и, поняв серьезность моих намерений, настаивать не стали. Я им предложил такой вариант: надо уйти на пике, когда «Глухарь» еще не надоел. Потом можно вернуться. Этого возвращения будут ждать. А если сейчас делать какие-то продолжения, параллельные проекты, это убьет всю историю.

- Но ведь уже снимается продолжение - сериал «Пятницкий», где главным действующим лицом будет Ирина Зимина!

- Уважаю это решение и желаю всем удачи. Судить никого не могу - просто потому, что к этому проекту никакого отношения не имею.

- Как-то в интервью мы обсуждали с тобой твои перспективы как телеведущего, и ты тогда сказал, что тебе не хотелось бы менять кого-то у руля уже запущенного в эфир шоу. Как, скажем, случилось с Оскаром Кучерой, который ведет теперь вместо Дениса Рожкова «Кулинарный поединок». Почему телепроект, написанный специально под тебя, до сих пор не появился?

- Понимаешь, я же не ведущий, я артист! Ну что еще мне вести? Спортивный репортаж? Политическую программу? Да зритель не поверит мне! Я развлекающий актер, бенефисный. Это должна быть яркая, музыкальная программа!

- И что, так сложно ее придумать?

- Я тебе раскрою небольшой секрет - скоро зрители такую программу увидят. Мне очень все это интересно. Тем более с уходом Людмилы Гурченко закончился жанр телевидения чисто развлекательного. Надо это возрождать! Ведь есть же артисты - скажем, Нонна Гришаева.

- Кстати, уже вышел проект «Нонна, давай!», где все внимание на ней сконцентрировано.

- Ну и прекрасно! Она тоже артистка бенефисная. Я же знаю Нонну с института. Мы, правда, на разных курсах учились. У них курс замечательный был - Нонна, Володя Епифанцев...

- Гришаевский проект - лицензионный, то есть сделанный на основе зарубежного шоу. А твой проект оригинальный?

- Абсолютно! Многие, надеюсь, помнят «Необыкновенный концерт с Максимом Авериным». И мы просто хотим тот проект улучшить, доработать, сделать не разовым, а регулярным. Как часто он будет выходить, пока не ясно. Я думаю, что выход передачи будет приурочен к каким-то датам, праздникам. Если делать шоу, допустим, еженедельное, то подустанут все - и создатели, и зрители. Надо делать так, чтобы твое появление на экране не стало обыденным.

- Как развивается твоя режиссерская карьера? Ты ведь снял в последнем сезоне «Глухаря» четыре серии...

- Очень хочу снова попробовать себя в этом амплуа. Но все же моя основная жизнь - актерская. Хотя режиссер - тоже артист. Он должен увлечь всю съемочную группу и повести за собой.

- Твой партнер по «Глухарю» Денис Рожков отмечал, что ты, будучи режиссером, очень интересно работал с актерами.

- Так ведь я же тогда просто разозлился на режиссеров! Дело в том, что новое поколение постановщиков как раз не умеет работать с актерами. То есть они могут заниматься композицией, расстановкой людей в кадре - это все замечательно. Но артист все же на съемках главный. Да, я преклоняюсь перед людьми, которые придумали и сделали фильм «Аватар». Но для меня кино - это когда в кадре происходит волшебство. Сделанное артистом, пленкой... А тут все нарисовано - ну это же мультипликация! Я могу бесконечно смотреть фильм «Мужчина и женщина» и восхищаться тем, как там происходит чудо. Допустим, эпизод, когда они бегут все по пляжу, и вдруг кадр - собака прыгает в воде, радуется. Вот это - чудо! Созданное вживую, без помощи компьютера.

- А что с концертами, с которыми ты гастролировал?

- Эти концерты постоянно видоизменяются, потому что мне самому неинтересно делать одно и то же. Но есть определенная канва - стихи, песни, живое общение с залом. Эта программа для тех, кто любит мое творчество, но не может приехать в Москву на мои спектакли. А еще для тех, кто реально уверен, что я - милиционер, круглые сутки хожу в форме. Когда ко мне обратились с предложением отправиться в подобное турне, я как человек ответственный решил, что не могу просто выйти в джинсах, майке, с парой анекдотов и приколов со съемочной площадки. У меня были выступления перед двухтысячным залом. Два часа, я - один. Страшно! Чтобы удержать внимание такого зала, должны вертолеты летать, машины взрываться... А я один! И в какой-то момент понимал, что без всяких взрывов и вертолетов обратил зал в свою веру. Мне потом рассказывали, что люди, выходя из зала, говорили друг другу: «Господи, как будто выходной!»

- Говорят, у тебя новая квартира...

- Вранье! К сожалению. Удивительная вещь - люди очень любят считать чужие деньги. Ну и ладно, пусть все думают, что я успешный и богатый. Это ведь не для того, чтобы завидовали: зависть - она для дураков. Это для тех, кто не так богат, не так успешен, но кто может, прочитав в СМИ обо мне, сказать себе: если у него получилось, значит, и я могу! Поэтому к подобным небылицам - мол, Аверин что-то купил - я отношусь спокойно. В конце концов вы что, хотите, чтобы ваш любимый артист жил на окраине и ездил на троллейбусе?

- А как же постулат о том, что артист должен быть голодным?

- Он должен быть голодным, но только до ощущений. А не быть в тридцать лет мужичком с пузом! Какой он тогда артист? Ну и кому он нужен? Кого он будет играть? Исключительно пузатых? Мне кажется, сейчас время многожанровое, нельзя строго играть комедию - несмешно будет! Должно быть сочетание комического и трагического, лирики и юмора. Может, кто-то считает по-другому - ради бога! Но можно я буду жить по своим правилам?

коментарии (27)
осталось 1000 символов