Михаил Полицеймако: Я – президент, а жена – парламент

13 февраля, 2012 08:17 / Интервью
Михаил Полицеймако: Я – президент, а жена – парламент

Михаил Полицеймако: Я – президент, а жена – парламент

Российский актер театра и кино, сын покойного Семена Фарады, на съемках передачи Воскресенье с Кварталом рассказал, почему любит футбол больше, чем политику, и с кем из тусовки ходит в баню.

Михаил, после смерти вашего отца (народный артист Семен Фарада скончался в 2009 году из-за хронической сердечно-сосудистой недостаточности) прошло уже больше 2,5 года, но многие вас ассоциируют именно как сына знаменитого актера, вас это не задевает?

– Всегда, когда спрашивают о моем отце, у меня появляется комплекс. Только прошу понять меня правильно. Когда он заболел, нам никто не помог. Вообще никто. И когда мне сейчас в сотый раз пытаются влезть в душу, чтобы спросить что-то о папе, мне хочется так сказать: "А не пошли бы вы в жопу!". Да, он был когда-то кому-то нужен, но, когда он заболел, все сразу о нем забыли, а сейчас он умер – и все о нем почему-то спрашивают. Вообще, отвратительная ситуация. Мне очень за него обидно. На счет актерской династии, то она началась еще с моего деда, Виталия Павловича Полицеймако, который был лауреатом Сталинской премии. А вообще, после смерти папы я стал по-другому смотреть на весь мир – на работу, на семью, переосмыслил жизненные ценности... Вот папочке сейчас памятник установили на Троекуровском кладбище, так на открытии было человек 12, почти только родственники...

А друзья?

– Вы знаете, когда папа заболел, 98 процентов друзей отвернулось от нас. Поэтому выражение: друзья познаются в беде, лично для меня, – отнюдь не банальное. Вот многие говорят, что друзья должны быть в счастье, я же так не считаю – они в первую очередь должны быть рядом, когда у друга – беда.

Но все-таки с кем-то из актерской тусовки вы дружите?

– Признаюсь, друзей у меня мало, зато товарищей много. И вообще, я не делю друзей по профессии. А вообще очень дружу с Машкой Ароновой – в последнее время часто встречаемся семьями, ходим друг другу в гости на ужины. К тому же она – крестная моей дочери. Также дружу с Данькой Спиваковским, Андрюшей Ильиным.

Читай также: Интерн Романенко: В Москве меня плохо кормят

Ваши же коллеги говорят, что у вас хорошее чувство юмора, можете вспомнить смешной случай со съемок или репетиций?

– Мне кажется, чувство юмора каждого человека – это ощущение жизни определенное. Я о себе не могу говорить в третьем лице, но, если люди говорят, что у меня оно имеется, значит так оно и есть (смеется). Я мало запоминаю театральные байки, мне нравится их больше проживать или в них участвовать.

Кстати, про участие. Это правда, что официально вы не числитесь ни в одном театре, только заняты в антрепризных постановках?

– Да, а что тут такого? В Москве же сейчас все театры работают по принципу антрепризных постановок. И вообще, понятие репертуарный театр должно основываться на фигуре режиссера, а таких в Москве нет. Вот вы уберите из Современника Галины Волчек всех звезд – Гафта, Неелову, Квашу и пару остальных – и театра не будет. Сейчас люди ходят исключительно на фамилии. Вы не назовете театр, который основан не на звездах! К тому же, какой смысл работать в какой-либо труппе, если там не платят денег. А предубеждение, что антрепризный спектакль обязательно будет халтурой, считаю вообще глупым. К примеру, я уже лет 10 приезжаю в Киев со спектаклем Ladies night, и у нас два дня аншлаги. То же самое и со спектаклем День радио.

А хобби у вас имеются?

– Обожаю ходить в баню с Сережей Агапкиным. Он классно умеет вениками бить. А вообще я не тусовочный человек, после спектакля всегда еду домой. Рюмку коньяка могу позволить себе выпить только на гастролях. В Москве же я все время за рулем. А еще люблю наблюдать, как моя жена прихорашивается. Вот на днях платье себе купила, так я полдня ею любовался.

А кто у вас главный в семье?

– В нашей семье я – президент, а жена – парламент. А еще у нас трое детей. Жаль только, времени им уделяю не столько, сколько хотелось бы. Вот, самой младшенькой Соне недавно исполнился год и два месяца, мечтаю уже побыстрее вернуться в Москву, чтобы взять ее на руки.

Кстати, о Москве. В митингах участвовали?

– Признаюсь, я политически не активен, поскольку не вижу смысла заниматься политикой в России. Как впрочем, наверное, и в Украине. Это бесполезное занятие. На митингах не был и не осуждаю своих коллег, кто ходил. Это их дело. Кто будет президентом, и так все прекрасно знают. Я совершенно не принимаю оппозицию. Считаю ее глупой, не имеющей ничего общего с умными людьми. Какой смысл мне тратить свое время на всю эту чепуху. Вы поймите, мне есть о чем думать. У меня дети, жена, мама, репетиции, съемки, гастроли. Да, если было хотя бы все честно – тогда другой разговор, а так… Вот почему я люблю футбол. Хотя тут тоже говорят о договорных матчах, но все равно на международном уровне это фактически невозможно.

Читай также: Борис Моисеев: Бог сказал, что умру в 87 лет 
 

коментарии (27)
осталось 1000 символов