Олеся Жураковская: "Со мной можно идти в разведку"

29 марта, 2013 12:45 / Интервью
Олеся Жураковская: "Со мной можно идти в разведку"

Олеся Жураковская: "Со мной можно идти в разведку"

Автор и ведущая проекта "Ближе к народу" Людмила Томанек пообщалась с известной актрисой Олесей Жураковской, звездой сериалов «Пончик Люся» и «Сваты». 


— Олеся, как твой авантюризм привел тебя в Москву? Ты ведь не была ни в театральных кружках...

— Да, я не была в театральных кружках, но сам принцип такого существования был для меня нормальным и комфортным. Я с детства, если какие-то свадьбы, я и пела, и стихи читала на сцене, если конкурс какой-нибудь "А ну-ка, девушки!" или какой-нибудь фестиваль республик в школе, – я все организовывала и придумывала. И никогда не думала, что это станет моей профессией. А мои подруги, видно, так за мной со стороны наблюдали, и решили, что это может стать моей профессией. И они взяли меня "на слабо", зная мой мужской характер. И я поехала и попала в одну из лучших театральных школ – ГИТИС, и училась у прекрасных педагогов в той среде, которая вдохновляет.

— Тебе ближе театр или кино?

Разная абсолютно территория, не могу сказать. Нравится и там, и там. В театре, если говорить об актерском мастерстве, то, безусловно, гораздо сложнее. В кино сложно потому, что туда попасть надо. Нужен типаж, темперамент, чтобы в тебя поверил режиссер и захотел снимать.

— В тебя верят?

Слава Господу Богу, мне верят, а многим людям почему-то нет. Сидят, талантливые, и понимают, что только мечтают об этом. Но в кино всегда дубли, а потом, как это смонтируют, как оно будет, как оно пойдет – это совсем другое. В театре дублей нет – все только сейчас, и нельзя ничего повторить.

— Ты много играешь эпизодических ролей. Не обижает, ведь ты можешь играть главные роли?

— Я могу, но не пишутся такие сценарии. Я принимаю ситуацию такой, какая она есть, слава Богу, эпизоды имеются.

— Тебя часто сравнивают с Нонной Мордюковой. Не обижает?

— Почему это должно обижать? Она в десятке лучших актеров мира, и меня сравнивают с ней. Это классный комплимент. Я ее очень люблю.

— А есть роль-мечта?

— Нет. Хочу сказать, что хотелось бы сыграть в таком кино неореалистическом, в котором играла Анна Маньяни, если бы такое кино снимали.

— Тебе роли приносят финансовое удовлетворение?

— Безусловно. К сожалению, государство не очень заботится о театрах, поэтому кино приносит заработок. Театр – для удовольствия и для профессионального роста. Кино – если с мастерами настоящими работаешь, тоже растешь. Но это не часто бывает.

— А одиночество любишь?

— Иногда да, но это условие, которое даже не обсуждается, потому что постоянно очень много людей. Любая съемочная группа – это много людей. А если параллельно несколько проектов, это постоянное изменение. Ты настолько можешь переобщаться, это так утомляет, что обязательно должна быть зона тишины, зона комфорта. И, кстати, моя семья меня в этом понимает.

— Ты можешь приехать на выходные и просто молчать?

— Могу молчать, и меня никто не будет трогать. Но я не могу быть долго где-то в лесу или за городом. Мне нужно, чтобы все было рядом. Я быстро двигаюсь, быстро принимаю решения. Мне нужно, чтобы рядом были люди. Например, если я хочу какого-то воодушевления, я люблю и на выставки ходить, и в музеи. Мне надо, чтобы все это было рядом, и я могла это сделать оперативно.

— Когда есть свободное время, куда любишь летать? Твое любимое место, страна?

У меня очень много друзей в Москве. Я летаю часто в Москву. У меня там и крестники, и друзья. И вообще, это мой второй родной город. Я там прожила восемь лет. И у меня, безусловно, там есть какие-то такие места, где я восстанавливаюсь энергетически. Хотя, безусловно, Москва сильно изменилась за 12 лет, которые я там не живу. А когда открыта шенгенская виза, я летаю на любые выходные куда угодно. Люблю Париж, Рим, мой любимый город – Барселона. Там есть все для того, чтобы я чувствовала себя счастливым человеком: культура, архитектура, театр, море, еда вкусная, люди темпераментные, много солнца...

— А любовь?

— А любовь – она всегда со мной: в Барселоне, в Риме или в Париже. Это такое состояние души.

— А ты вообще часто влюбляешься? Твоя профессия сталкивает с разными мужчинами...

— Нет, у меня нет никаких служебных романов. Это у меня табу, я этого не воспринимаю, не понимаю, как люди могут играть какую-то роль, когда они влюблены. Я не говорю, что это плохо, просто для меня это неприемлемо. Но я влюбляюсь. Влюбляюсь в талантливых людей. Я влюбляюсь, я наблюдаю, меня это окрыляет. Но такая влюбленность эфемерная. А в любви я очень верна. Если я выбираю кого-то себе, то люблю всем сердцем.

— А что тебя может обидеть?

— Пожалуй, только измена. А так я нахожу в себе силы и прощения попросить, когда знаю, что я не промолчала прежде, не учла какие-то обстоятельства, потому что жизнь сложна, и люди оскорбляют друг друга не потому, что злые, а потому что устали, что-то не получается у них долгое время. Я не всегда такой была. С возрастом стала немного мудрее и научилась как-то себя контролировать.

— А за что ты себя не любишь?

— Бывает, когда не удержусь, что-то скажу, а потом мне бывает так стыдно, что я не могла минуту помолчать, потерпеть. Вижу, что человек страдает, и мне неприятно, думаю, надо было промолчать, и было бы мне хорошо. Но с другой стороны, это составляющая моего характера и иногда помогает мне делать серьезные шаги. Я никогда не руководствуюсь злобой, я руководствуюсь только добром. И люди, которые меня хорошо знают, когда я на кого-то крикнула, рявкнула, знают, что это от того, что я хочу, чтобы все было хорошо. Я не обижаюсь на них.

— Если в будущем придется выбирать между карьерой и семьей, пойдешь?

— Я надеюсь, что у меня не будет такой ситуации, потому что считаю, что такие вещи могут гармонично существовать рядом: карьера, семья, как на весах, немного больше этого, потом немножко больше этого. Но они могут сосуществовать. Для такого энергичного человека, как я, недостаточно сидеть в четырех стенах. Тем более, я такой человек, который считает, что не только деньги делают человека счастливым. Я знаю это про себя. Мне надо общаться, надо реализовываться. Я могу гораздо больше, чем просто сидеть дома и шубы носить.

— А что или кто все же тебя может удержать дома?

— Ребенок на некоторое время, но не на долго.

— Ты хочешь большую семью?

— Как Бог даст, но я хочу, чтобы дети были обязательно.

— Тебе не хватает ребенка?

— Я бы не сказала, что не хватает. У меня есть крестница, племянница, ей всего 2 года и пятый месяц пошел. Учитывая то, что на второй день она спала у меня на груди, потому что моя сестра была после операции, ей было трудно. Сестра спала рядом, а у меня на груди спала Маруся, грелась. Я не могу сказать, что мне чего-то не хватает. Собственно, 2 года и 4 месяца я в режиме: рядом маленький ребенок и она растет в семье. Кто как может, тратит свое время на нее. Сейчас выручают бабушки, а первые три месяца я постоянно жила с сестрой, в театре работала на разовых и не снималась, а сидела, помогала им.

— У тебя женская интуиция хорошо развита?

Мне кажется, что да, но иногда я сама на себя сержусь: ну почему я сама себя не слушаю? С первого же шага я знала, чем это закончится. Вот почему я себя не слушаю? И кстати, мой любимый в этих ситуациях мне очень доверяет. У нас была ситуация, когда наши отношения только завязывались, он постоянно у меня спрашивал совета. Мне было странно, потому что я к его бизнесу никакого отношения не имею, почему он меня постоянно спрашивает? Он мне рассказывает о человеке. Я слушала. Он спрашивает: "Вот как думаешь?" Я рассказывала, как я вижу ситуацию. И в 95-ти процентах все было так, как я рассказывала.

— Он и сейчас прислушивается? Возможно, это судьба?

— Да. Возможно. Посмотрим.

— А ты не воспринимаешь человека, который рядом с тобой, как будущего мужа?

Почему нет? Это чувство возникло сразу, как только мы познакомились. У нас уже больше года отношения. Но это не было так, что увидела и сразу – вау, ой! У нас это было постепенно, шаг за шагом, очень осторожно, мы много разговаривали, и в какой-то момент я почувствовала, что мне очень интересно, что я могу рассматривать эту кандидатуру в качестве отца моих детей. То есть, мне захотелось, чтобы мои дети были похожи на этого мужчину.

— А он знает?

— Он знает. Он очень хочет, чтобы у нас были общие дети. У него тоже очень серьезные планы.

— А как вы познакомились?

— Мы друг о друге знали очень давно. Не скажу, что он мой фанат. На каких-то фестивалях могли встречаться. А потом в соцсетях списались и начали общаться, зная друг о друге через друзей. Писали-писали, дописались, что встретились.

— Пожалуй, измены мужчин тоже были в твоей жизни?

— Нет, не было ...

— Тебя ни разу не бросали?

— Нет.

— Тебе везло, пожалуй, на мужчин?

— Им на меня не везло, наверное. Так складывалось, что-то мне мешало, что я принимала решение и обрывала отношения.

— Были паузы без любви?

— Были. Даже после того, как я разорвала отношения с моим мужем, было несколько лет, и я даже начала волноваться, что мое сердце как льдом покрылось. Как-то странно. Потому что для меня всегда было нормально восхищаться, обращать на кого-то внимание, а тут такая защитная реакция. Потребовалось время, чтобы восстановилось все внутри. Абсолютно никакого интереса. Но странным образом это очень нравилось мужчинам. Принцип Пушкина наоборот: "Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей..." Только в моем случае: "Чем меньше мужчину мы любим, тем больше мы ему нравимся".

— Ты вообще хорошая хозяйка? Балуешь своего мужчину кулинарными шедеврами?

— Я надеюсь, что хорошая. Мама так воспитывала, чтобы я умела все делать. Я все умею делать: борщи варить, голубцы крутить, хлеб печь. Другое дело, что я не очень это люблю. Иногда для колорита, для ощущения подлинности могу что-то сделать. А так я люблю простую пищу: хорошее мясо, птицу, рыбу, свежие салаты – сейчас, слава Богу, всего этого много. Экспериментирую с соусами, очень люблю сыры, сухое вино.

— Олеся Жураковская – счастливая женщина?

— Счастливая. Я здорова, молода, влюблена, у меня прекрасная семья, надеюсь, много перспектив в работе и в личной жизни. Все прекрасно.

— У тебя есть близкий человек, которому ты можешь доверить все?

— Нет такого человека. Только я.

— Ты не доверяешь никому?

— Нет, я просто берегу людей. Надо знать столько, сколько надо. Зачем им лишние мысли, знания?

— А подруги? Когда ты бываешь счастлива, всегда хочется поделиться счастьем…

— Счастьем могу поделиться, но так, чтобы знали все – такого человека нет. Это только я знаю о себе все. Со мной можно идти в разведку.

 

Не пропустите откровения актрисы Олеси Жураковской – смотрите авторскую программу Людмилы Томанек "Ближе к народу" на Первом Национальном 31 марта в 14.30!

 

коментарии (27)
осталось 1000 символов