Лиза Боярская: "Я совершенно спокойно могу сняться в откровенной сцене".

19 января, 2009 08:30 / Интервью
Лиза Боярская: "Я совершенно спокойно могу сняться в откровенной сцене".

Лиза Боярская: "Я совершенно спокойно могу сняться в откровенной сцене".

В детстве Лиза Боярская мечтала стать стюардессой, но она поступила в театральный; будучи студенткой, начала сниматься в кино и по сей день не прекращает это делать.

- Лиза, говорят, в детстве у вас были комплексы по поводу своей внешности?

- До какого-то момента мальчишки в школе воспринимали меня исключительно как друга. Я же была постоянно в кого-то влюблена и, естественно, тоже хотела быть "предметом воздыханий", вот и переживала. Мне казалось, что в меня невозможно влюбиться, потому что я некрасивая. К счастью, все это быстро прошло, и сейчас никаких комплексов по поводу собственной внешности у меня нет.

- Кстати, у вас есть отличительная черта - шрам на левой щеке, от которого вы не торопитесь избавляться.

- Шрам этот появился, когда мне было 9 месяцев. Я сидела у мамы на коленях и случайно дернула за шнур лампу со стеклянным абажуром. Один из осколков распорол мне щеку. А избавляться от него я действительно не тороплюсь, хотя меня довольно часто спрашивают, почему я, например, не замазываю его тональным кремом. Честно говоря, теперь считаю его той изюминкой, которая лишь подчеркивает мою индивидуальность. Кстати, мы тут смеялись по этому поводу с Аней Ковальчук, у которой тоже есть похожий шрам, только на другой щеке.

- А кем вы хотели стать в детстве?

- У меня было много вариантов. В разные периоды я собиралась быть учительницей, модельером, балериной, но дольше всего мечтала стать стюардессой. Практически до самого последнего момента думала, что буду учиться именно этой профессии. Тогда мне казалось, что в работе стюардессы много романтики, впрочем, я и сейчас так думаю.

- Как родители восприняли ваше решение стать актрисой?

- Они, мягко говоря, были в шоке, но при этом не отговаривали меня от поступления, скорее просто предупреждали о последствиях такого шага. Напоминали, как сложно порой складываются актерские судьбы. Я все это выслушала и сказала: "Хорошо, но я все-таки попробую!"

- На кого вы больше похожи по характеру: на маму или на папу?

- На папу, конечно. У нас с ним много общих черт. Скажем, мама может совершенно спокойно сидеть на даче неделями, а мы с папой не способны долго там находиться. Недавно была история. Приехал папа на дачу, походил по участку, поел, поспал три часа и уехал обратно в город. На следующий день на даче появилась я. Тоже походила по участку, понянчилась с племянницей, поела, поспала три часа, села в машину и укатила. Не могу долго там находиться, у меня начинается паника: дескать, я здесь сижу, а что-то важное проходит мимо. Словом, не люблю бездельничать, мне нравится, когда мое время четко расписано.

   <tv:MultimediaArticle MultimediaID="17990" ServerSize="217x322" Border="0" Align="left" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle>

<tv:MultimediaArticle MultimediaID="17991" ServerSize="217x322" Border="0" Align="left" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle>    - Ваш папа постоянно жалуется, что хранит дома массу ненужных вещей - у вас нет подобных склонностей?

- Увы, "плюшкинское" начало не обошло стороной и меня (смеется). Правда, у меня оно изначально было развито не так сильно, как у папы, а сейчас я начала с ним решительную борьбу. Стараюсь максимально все выкидывать, оставляя с каждой картины лишь самые дорогие сердцу вещи. К примеру, с "Адмирала" у меня хранится кусочек тарелки, которую принято разбивать в первый день съемок, и обручальное кольцо моей героини. А в память об "Иронии судьбы" остались шарики, подаренные мне в день рождения, который я справляла на съемках этого фильма.

- Неужели вы их надутыми везли из Праги?

- Слава Богу, предварительно мы их сдули (смеется). Как это происходило, отдельная история. В фильме, если помните, есть сцена, где герой Константина Хабенского звонит по телефону, предварительно вдохнув гелия из шарика. Соответственно на площадке у нас стоял баллон с этим газом, так что шариков мне на день рождения надули несметное количество. А так вышло, что буквально через пару дней после праздника у меня заканчивались съемки и я улетала в Петербург.

Оставлять шарики в Праге было жалко, поэтому я пришла к Хабенскому с Безруковым и сказала: "Давайте их сдуем, я заберу все домой, а там опять наполню гелием". Ребята, видимо, решили, что я сумасшедшая, но помочь согласились. В итоге привезла шарики в Петербург. Правда, пока не наполнила их гелием, так они и лежат где-то в родительской квартире.

- Роль в "Иронии судьбы" принесла вам зрительскую любовь, а зрители, как известно, очень по-разному способны ее проявлять.

- Меня, слава Богу, пока не так уж часто узнают, особенно в Москве и в Питере, где каждый спешит по своим делам и людям некогда рассматривать, что происходит вокруг. В провинции же публика более внимательна в этом смысле, моментально реагирует, но люди там настолько открыты, что и ты как-то раскрываешься в ответ. Но если я сижу с друзьями в кафе, бывает неприятно, когда люди за соседними столиками начинают шушукаться и тыкать пальцем в мою сторону.

- Многие известные барышни нынче регулярно появляются на обложках мужских журналов в обнаженном виде, вы же ни разу не участвовали в подобных фотосессиях.

- Я никогда не буду фотографироваться обнаженной для мужского журнала. Мне кажется, это недостойно женщины, должна же быть в ней какая-то загадка. Думаю, что меня в таком виде сможет наблюдать только близкий мне мужчина. А что же касается кино, то тут я совершенно спокойно могу сняться в откровенной сцене, ведь это часть профессии. Правда, некоторые нюансы все же есть, иногда приходится прибегать к помощи дублера в подобных эпизодах.

- Кстати, часто дублеры нужны не только в эротических сценах...

- Была у меня однажды история, после которой стала задумываться об этом. В картине "Вы не оставите меня" есть такая сцена, где моя героиня барахтается под водой. Этот эпизод мы снимали в океанариуме, откуда просто вытащили всех рыб и засунули меня. Никому и в голову не пришло, что вода в бассейне просто ледяная.

   <tv:MultimediaArticle MultimediaID="17992" ServerSize="217x322" Border="0" Align="left" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle>

В результате я там реально чуть не утонула. После того как мы все сняли, меня минут десять приводили в чувство и растирали водкой, чтобы я не заболела. С тех пор я с опаской, если честно, отношусь к подобным сценам.

 <tv:MultimediaArticle MultimediaID="17989" ServerSize="322x217" Border="0" Align="left" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle>   - И часто на съемочных площадках такие истории с вами происходят?

- Слава Богу, не очень часто, хотя экстрима в кино хватает. Скажем, на съемках фильма "Адмиралъ" мы умирали от жары. По сценарию там сибирская зима, мороз - 40 градусов, а снимать все эти сцены пришлось в Москве при температуре плюс 30. Железные вагоны, в которых все это происходило, нагревались безумно. Плюс осветительные приборы жару поддавали. Гримеры на улице загорали практически в купальниках, а мы снимались в этой душегубке в шубах да тулупах - зима все-таки. До обмороков доходило, народ буквально выносили из этих вагонов.

- Говорят, у вас есть какой-то собственный способ снимать психологическое напряжение?

- Он довольно прост. Когда чувствую, что силы на пределе и я вот-вот сорвусь, нужно набрать воды в ванну, сесть в нее и просто поплакать. Пожалеть себя, сказать: "Как я устала", а потом вытереть слезы и идти дальше - вперед и с песней. Пользуюсь этим способом абсолютно сознательно, и он всегда мне помогает.

- Мечта, не связанная с профессией, у вас есть?

- В идеале мне хотелось бы выйти замуж, создать семью, родить детей. Для девушки это совершенно нормальное желание, как мне кажется, но пока я не готова обсуждать тему брака. На сегодняшний день моя "личная жизнь" - это кино и театр. Я настолько погружена в работу, что не способна сейчас пожертвовать карьерой ради семьи. А что будет дальше, сложно сказать. Может быть, завтра встречу человека, ради которого смогу бросить все, даже профессию. А может, еще лет пять совершенно не буду думать о замужестве. Словом, поживем - увидим.

коментарии (27)
осталось 1000 символов