Брэд Питт: У меня дома настоящий ад

19 июля, 2013 07:00 / Интервью
Брэд Питт: У меня дома настоящий ад

Брэд Питт: У меня дома настоящий ад

На обруганную критиками «Мировую войну Z» продолжают ломиться зрители, мечтая посмотреть, как готовящийся к 50-летию отец шестерых детей справляется с кровожадными зомби. Однако больше всего поклонники жаждут наконец наяву увидеть свадьбу Брэда и Анджелины Джоли. 

– Когда начались съемки «Мировой войны Z», осознавал, на что подписался?

– Мы знали, что это будет нечто невероятное и очень сложное, и мне это нравилось. Уверяю: это самый насыщенный фильм, который можно увидеть в этом году. Я хотел сделать захватывающее кино, чтобы мой сын Мэддок мог посмотреть его до 18 лет.

– Разве в 12 лет он еще не слишком мал, чтобы смотреть такое?

– Нет, он очень зрелый для своего возраста благодаря образованию.

– Как у продюсера у тебя были столкновения с режиссером?

– Не знаю, кто мог бы остаться спокойным и не нервничать, если бы у него, как у меня, начали бы требовать 50 миллионов долларов на то, чтобы переснять некоторые сцены.

– Что самое главное ты хотел сказать этим фильмом?

– Что нужно помогать друг другу, защищать свою семью и делать все, что мы можем, чтобы помочь другим. Это самое главное.

– В книге, по которой был написан сценарий, самое интересное происходит в России. Почему у вас это исчезло?

– Потому что у нас был полный беспорядок в этой части съемки. Что-то мы сняли, но это было ужасно.

– Сегодня у тебя есть опыт выживания при нашествии зомби?

– Вовсе нет. Если нашествие зомби все же случится, я, как и все, буду в полном дерьме (смеется).

– Этот фильм – самый страшный из тех, которые ты делал?

– Думаю, да. Хотя сцена из фильма «Семь», где я нахожу голову Гвинет Пэлтроу, в своем жанре также весьма неплоха.

– Касаясь конца мира – ты оптимист или пессимист?

– Оптимист. Даже со всеми ошибками, которые мы допускаем, думаю, человечество будет существовать всегда.

– С твоей известностью как защищаешь своих детей от сплетен?

– Они не могут искать ничего в Интернете о папе и маме. Все результаты такого поиска заблокированы, как и вообще грязные сайты. Это лучше для них – быть как можно дальше от всех глупостей.

– Есть ли у отца шестерых детей спокойные минуты?

– Это настоящее сумасшествие, но, думаю, я люблю хаос. Если наступает тишина, это неожиданно, и я сразу же говорю себе: здесь что-то не так. Она кажется классной лишь в первый момент. Мне не хватает их шума и драк. Наверное, покажется странным, но я обожаю, когда плачет один из моих детей, стукнувшись о стену.

– Тебе удается жить в убранном доме или ты давно забыл о порядке, как случается в больших семьях?

– С таким количеством маленьких монстров ты не можешь даже мечтать о чистом доме. Можно прибраться, но через пять минут будет то же, что и прежде. Ты пытаешься заставить их убрать свои игрушки, запугиваешь: если не сделаете этого, папе придется пройтись по ним и разломать все то, что вы любите. Это довольно утомительно. Когда ты хочешь немного поспать, всегда найдется кто-то, кто прибежит и разбудит тебя. Это настоящий ад, но я его обожаю.

– Мог бы ты сняться с одним из сыновей, как это сделал Уилл Смит?

– Если это будет их желание, не вижу никакого препятствия. Я здесь для того, чтобы помогать и делать то, что им нравится. Конечно, в рамках разумного (смеется).

– На премьере фильма ты был в сопровождении Анджелины.

– Я с ума от нее схожу... Благодаря ее операции (Джоли удалили обе груди, чтобы снизить риск заболевания раком, от которого умерла ее мать. – Ред.) мы освободились от этого дамоклова меча, который висел над нашими головами долгие годы. Я не смог бы говорить своим детям, что из-за болезни они никогда больше не увидят мать. Все, что делает Энджи, настоящий героизм. И нужно иметь огромную смелость, чтобы говорить об этой проблеме публично.

– Всем интересно, когда ты и Анджелина наконец поженитесь?

– Думаю, есть миллионы других, более интересных вещей, о которых стоит поговорить. Я не могу разделять со всем миром мои секреты.

– Это означает, что ты занимаешься всей подготовкой свадьбы?

– Это командная работа. Я буду заниматься выбором букета и вообще цветов, а также решу, какие будут салфетки. Что касается остального, у меня нет никакого представления о том, что может случиться (смеется).

 

коментарии (27)
осталось 1000 символов