Екатерина Стриженова: "Не могу привыкнуть к тому, что я теща!"

4 февраля, 2014 13:24 / Интервью
Екатерина Стриженова: "Не могу привыкнуть к тому, что я теща!"

Екатерина Стриженова: "Не могу привыкнуть к тому, что я теща!"

фото: журнал «Теленеделя»

–  Катя, летом прошлого года вы выдали замуж старшую дочь. Говорят, вы сами занимались подготовкой свадьбы. Но обычно это ведь забота молодых…

– Дети сейчас живут в Америке и при этом работают. Так что подготовку свадьбы они доверили нам с Сашей. И на это ушло полгода. Пусть хлопотно, но мы получили громадное удовольствие. Видимо, реализовали какие-то собственные тайные мечты об идеальном празднике. Но поскольку главными героями были не мы с Сашей, а ребята, то нам пришлось обсуждать с ними каждый шаг.

Восьмичасовая разница во времени серьезно замедляла процесс. Я даже летала в Нью-Йорк, чтобы определиться со свадебным платьем. Сначала Настя с Викторией (сестра Екатерины – модельер Виктория Андреянова. – Прим. « ТН») по Интернету обсудили все детали, потом мы подобрали ткань, и я с образцами летала к Насте.

А еще надо было выбрать букет невесты, праздничный торт, цветочную арку, на фоне которой предстояло регистрироваться  молодоженам. В какой-то момент я совершенно отчаялась, потому что Насте не нравился ни один из предложенных вариантов. У нее же, как у профессионального художника, тонкий вкус и свое собственное видение предметов. 

За неделю до торжества я взяла отпуск, не отвечала ни на какие звонки, кроме тех, что касались свадьбы. Пришлось даже отказаться от съемок в кино. Я и думать не могла ни о чем постороннем!
Для нас с Сашей свадьба дочери – одно из самых главных событий в жизни, настолько невероятное и яркое, что я даже описать не могу собственные переживания.  
 
Настя с Петей вместо тостов попросили приготовить гостей творческие поздравления. Мы с Сашей долго искали компромисс, никак не могли определиться с жанром. Я предлагала сделать танец, Саша говорил, что лучше петь.

В конце концов, мы склонились к иллюзиону. Ездили на репетиции в цирк к Запашным, готовили номер «Распиленная женщина». Саша быстро освоил свою часть, а мне пришлось помучаться. Чтобы научиться складываться в узкий ящик, который обычно используют изящные цирковые, мешало длинное платье и выпирающая грудь. (Смеется.) Но все получилось.
 
Молодожены и гости пришли в восторг. Наше тайное послание зятю: «Вот что иногда хочется сделать с женой, но это ни в коем случае нельзя делать с нашей дочерью!» было благополучно расшифровано.  
Александра, наша младшая, с волнением наблюдала за предсвадебными хлопотами и то и дело повторяла: «А вот когда у меня будет свадьба…» На что мы отвечали: «Пока твое место в школе!»
  
- Молодые обвенчались. Вы не пытались отговорить их от такого серьезного шага? Может быть, клятву перед алтарем лучше дать, уже пожив вместе несколько лет?
 
- Я воздерживаюсь от советов. Особенно когда меня не спрашивают. Обвенчаться было их решение. Кроме того, они венчались в той же церкви, у того же батюшки, что и мы с Сашей 26 лет назад. Мы поехали в Одинцово, нашли отца Валериана. Он уже старенький, редко служит. Но когда узнал, в чем дело, согласился. И ребятам, как и нам когда-то, он сказал очень важные слова, которые мы не забываем все эти годы: «Теперь вы связаны невидимой ниточкой, и все, что сделает жена, отразится на муже. Поступок мужа отразится на жене». 

Одним словом, все происходящее придало нам надежду и веру, что у молодых все будет хорошо. Самой большой наградой для нас стали слова детей: «Это именно то, о чем мы мечтали…Спасибо!»

 
- Обычно отцы с трудом переживают известие, что дочь выходит замуж. Александр не стал исключением?  

- Откровенно говоря, Петя в нашей семье появился только потому, что в момент их с Настей знакомства нашего папы не оказалось рядом. Мы впервые в жизни отдыхали без него. Полетели на Тенерифе втроем – я и дочери. И когда Настя отпросилась на дискотеку в другой отель, я с легким сердцем ее отпустила. А там отдыхал Петя с родителями. На дискотеке ребята и встретились.

В то время Настя училась в Англии, Петя – в Америке, но они начали общаться, переписывались и перезванивались. Так вот, если бы с нами был Саша, он непременно пошел бы на дискотеку вместе с Настей и держал бы все под своим контролем. В Москве он так всегда делал. Когда Настя шла с друзьями в кафе или клуб, Саша ее туда привозил, предупреждал охрану, а спустя время забирал ребенка домой.

Петю я увидела года через два после этого, когда он приехал к родителям в Москву. Настя сказала, что за ней в новогоднюю ночь заедет какой-то молодой человек и они поедут в ее компанию. Конечно, мы спросили: «Можно нам на него посмотреть?» И когда увидели высокого голубоглазого блондина, похожего на нашего папу Сашу в юности, мне лично стало все понятно.

 
– Когда вы гуляли на свадьбе дочери, хоть раз мелькнула мысль: эх, нам бы с Сашей такую церемонию! В те годы ведь все было куда скромнее…

– Это было совсем другое время, как можно сравнивать? Тогда нам казалось, что именно наша свадьба идеальна - самая лучшая. Мы расписывались во дворце бракосочетания «Аист», которого давно «нет в живых», на его месте мебельный салон. А отмечали два дня подряд в нашей с мамой и сестрой квартире, куда чудом набилось 70 гостей.

Наши родные наготовили столько всего, что столы буквально ломились. Все были сыты, пьяны, веселы и плясали до самого утра. Спасибо родителям, которые все оплатили. Мы с Сашей в то время были студентами, жили на стипендию.

Платья мне шила Виктория. Для первого дня белое – из чудесной атласной ткани с хризантемами, а для второго – алое шифоновое. Белое платье до сих пор бережно храню, не надевала его больше ни разу. Кстати, надо бы примерить…
 
– Катя, неужели за почти 30 лет никто из посторонних мужчин вам не показался интереснее Александра Стриженова?
 
– Если бы такой человек нашелся, наверное, я была бы с ним. Но я с детства знала: выходить замуж надо с твердым убеждением, что хочешь прожить с этим человеком всю жизнь. А не так: «Выйду за Васю, не понравится - поменяю на другого».

Мои родители очень любили друг друга, но папа рано умер, и мама в 36 лет осталась одна с двумя детьми. И больше замуж не вышла. Говорила по этому поводу так: «Лучше Володи не будет, а хуже мне не надо». В день памяти папы к нам до сих пор приходят его друзья. В нашем окружении у всех были крепкие семьи.
 
– Узнав в 19 лет, что скоро станете мамой, не было страха: а как же карьера?
 
– Да что вы! Кто про это думал? Мы с Сашей пребывали в невероятном счастье. Наши друзья то и дело заскакивали в гости посмотреть на «большую куклу Настю». Сашка ходил такой гордый... Он тогда учился в Школе-студии МХАТ, к девяти вечера прибегал домой купать Настю и убегал на репетицию.

Одна я ее купать боялась. В то время среди молодых родителей была популярна тема закаливания. Саша храбро подставлял Настю под струи ледяной воды, я на это даже смотреть не могла.  
Когда друзья нашей семьи говорят: «Какая же Настя замечательная! Как получилось ее так прекрасно воспитать?», Саша отвечает: «Она зачата и родилась в такой сильной любви, что другой стать не могла».
 
– Катя, признайтесь - новый статус «теща» вам легко дался?

– К слову «теща» я до сих пор привыкнуть не могу, это обращение меня смешит. Но Петя так меня и не называет. Сердце греет то, что теперь Настька вдали от дома не одна, а с мужем. Подозреваю, что не просто так дочь сбежала от нас настолько далеко. Жить в тени известных родителей и при этом быть самостоятельной нелегко. Но мы не исключаем, что времена меняются и когда-нибудь они надумают вернуться в Москву. С таким хорошим образованием можно в любой точке мира найти работу (Настя занимается брендингом, ее супруг – инвестиционный аналитик. – Прим. « ТН»).

Учиться за границу Настя уехала уже семь лет назад. И до сих пор я не могу свыкнуться с тем, что она так далеко. Мы очень скучаем… Каждое утро созваниваемся. Все хочу повесить дома часы с нью-йоркским временем.

 
Екатерина Стриженова
материалы по теме
коментарии (27)
осталось 1000 символов