Бурак Озчивит: "Женщины взяли меня в осаду!"

16 февраля, 2014 10:55 / Интервью
Бурак Озчивит: "Женщины взяли меня в осаду!"

Бурак Озчивит: "Женщины взяли меня в осаду!"

фото: журнал «Теленеделя»

 

В новой экранизации книги Решада Нури Гюнтекина «Королек — птичка певчая», показ которой сейчас идет на российском телеканале Домашний, популярному турецкому актеру Бураку Озчивиту досталась главная мужская роль.

— Бурак, вам не было страшно приниматься за роль в сериале, снимающемся по произведению, во всем мире зачитанному до дыр? 

— Нет. Это было интересное предложение. И, конечно, я очень хотел сыграть Кямрана! Роман «Королек — птичка певчая» я прочитал еще в начальных классах школы, и неоднократно смотрел сериал 1986 года с Айдан Шенер и Кенаном Калавом. Когда получил эту роль, я спросил себя: «Как они смогли так прекрасно сыграть?»

Приблизиться к этим героям можно, только поняв, какие чувства переживали Фериде и Кямран. Конечно, для этого нужно обладать определенным жизненным опытом. Полтора месяца длилась наша подготовка к сериалу. Я пытался понять Кямрана: его преданность семье, работе, настроения, его непростые отношения с Фериде и любовь к ней, которую он пронес через долгие годы их нелепой разлуки. 

— Вы получаете нарекания от зрителей по поводу того, что в сценарии много отступлений от произведения? 

— Мы сохранили основную канву истории, но характеры многих героев сыграны иначе, чем в прежней версии. На мой взгляд, вся жизнь Фериде прежде была преподнесена в слишком мрачных тонах, а мы, наоборот, на первый план вывели веселье. И снимаем мы очень быстро, в темпе. Да, мы внесли свежую струю, но надеюсь, большинству зрителей это нравится. Кстати, одним из героев фильма можно по праву назвать музыку, написанную Эсином Энгином к предыдущему сериалу. И эта пронзительная мелодия получила вторую жизнь уже в нашем фильме. 

— Как вы думаете, такая любовь, протяженностью во всю жизнь, случается в реальности? 

— Мы живем в век высоких технологий. Если сто лет назад можно было, держа образ любимого человека в памяти, страдать, скучать и ощущать себя одиноким оттого, что кого-то рядом с тобой нет, то сейчас переживать разлуку помогает Интернет. Так что, думаю, любовь, пронесенную через всю жизнь, по-прежнему, можно встретить не только в книгах и фильмах. 

— Как вам работается с Фахрие Эвджен? 

— Мы познакомились не так давно, но слежу я за ней как за актрисой со дня, когда увидел ее в сериале «Листопад», где Фахрие играла прекрасно. У меня не слишком развитая интуиция, но на кастинге я сразу почувствовал, что она — Фериде. Может быть, потому что Фахрие, как и я, очень хотела сыграть в сериале «Королек — птичка певчая». 

— Вы неоднократно расставались со своей невестой Джейлан Чапой из-за ее ревности. Она не ревнует вас к партнерше по сериалу? 

— Сейчас нет. Она осознала, что я весь в работе и на это уходит много времени. Да, иногда мы ссоримся — как все нормальные люди. Но свадьбу не играем не потому, что не уверены друг в друге. У меня просто нет времени. И Джейлан, к счастью, это понимает. 

— Вы представляете, скольким женщинам вы сейчас разбили сердце? 

— Ну… (Смеется.) Женщины мне тоже спуску не дают. Не так давно поклонницам удалось выяснить адрес моего нового дома в Стамбуле. Собралось человек сто! И как-то раз они буквально взяли меня в осаду! 

Вы заняли второе место на конкурсе «Лучшая модель мира» как манекенщик, а после роли в сериале «Великолепный век» проснулись знаменитым как актер. Вы всегда хотели стать известным? 

— У меня единственная цель — делать свою работу хорошо. Популярность, любовь зрителей ко мне, успех — это все очень приятно. Но у жизни две стороны, как у медали. Популярность не всегда бывает для человека легкой и не всегда решает все его проблемы. Наоборот, она может оказаться обузой и даже плохо повлиять на психику. Я стараюсь оставаться самокритичным и иметь трезвую голову. Кстати, моя карьера началась с легкой руки отца. Он отправил мою фотографию на конкурс «Лучшая модель Турции» втайне от меня. Так все и закрутилось. 

— Вы и ваши герои вернули в Турции моду на усы. Вам самому они не мешают? 

— Я ношу их уже четыре года, но не особенно привязан к ним. А сейчас они служат мне и реквизитом, и рекламной вывеской. Вместе с отцом я открыл ресторан Balibey Doner. Мой отец — знатный донерщик! 
 
Бурак Озчивит
материалы по теме
коментарии (27)
осталось 1000 символов