Владимир Фекленко релаксирует на кухне

1 июня, 2014 00:47 / Интервью
Владимир Фекленко релаксирует на кухне

Владимир Фекленко релаксирует на кухне

фото: кадр из сериала

В фильмографии Владимира Фекленко уже немало проектов. Но сериал Кураж на особом счету – здесь актер сыграл свою первую действительно главную роль
 
Удовольствие на копейку
 
Владимир, в сериале много любовных сцен. Не чувствовали неловкости во время съемок?
 
– Может, женщины и чувствовали, когда снимались обнаженными. А у меня ничего особенного не было.

А эпизод с поцелуями на крыше Исаакиевского собора?
 
– Вот я же и говорю: ничего интересного. Этот кадр снимался на «хромакее» – в павильоне, на фоне зеленого экрана.
 
Первая в вашей жизни эротическая сцена в кино был задолго до Куража. Как тогда все прошло?
 
– Это было давным-давно, когда учился на четвертом курсе театрального института. В сериале Служба 21 мне предстояла сцена легкой степени обнажения. По сценарию я должен был лежать с девочкой и на немецком пересчитывать ей позвонки. Я решил, что немецкий будет звучать не очень красиво, и начал считать по-французски. Причем что именно – позвонки или нет, непонятно. В тот момент меня больше всего волновал другой вопрос: перед съемкой я частично сбрил волосы на груди, и это выглядело, как мне казалось, смешно.
 
Что сложнее давалось в Кураже – любовные сцены или вождение «Жигулей»? Говорят, вы на них даже какие-то трюки исполняли.
 
– Слухи о трюках пошли после того, как оператор проехался на одной из машинок и пошутил: мол, тебе надо платить трюковые за то, что ты на этом ездишь. Белую «трешку» действительно сложновато водить – не сразу «поймал» сцепление. Но вишневая «копейка» великолепна! Садиться за руль для меня было в удовольствие.
 
Может, мне было несложно, потому что в семье у нас две машины: одна с автоматической коробкой передач, а другая – с механической, я езжу на них попеременно. И до этого у меня была «механика».
 
А когда на съемках приходилось испытывать дискомфорт?
 
– Когда мы снимали третий сезон Глухаря, в Москве как раз был сильный смог. Дышать нечем, в городе находиться невозможно – кошмар какой-то.
 
Съемки некоторых сцен из сериала Игра, наоборот, шли в жуткие морозы. Мы с Прохором Дубравиным играли ФСБ-шников, очень элегантно одетых – в костюмах и легких пальто, а на улице – минус 30! Помню, пистолет к руке примерзал. В конце концов съемки приостановили, потому что техника не выдерживала. Люди все вытерпят, а технику жаль! (Смеется.)

Читайте также: Мужем Пугачевой мог стать Сергей Безруков
 
Дипломат – это скучно
 
Ваши мама и старшая сестра – актрисы. Это упрощало или усложняло жизнь, когда решили выбрать эту же профессию?
 
– Ну, поначалу у меня с однокурсниками не складывались отношения. После того как в ответ на наезды – мол, мы тут поступали, экзамены сдавали, а ты блатной – довольно грубо огрызнулся, со мной мало кто общался. Но со временем я доказал свою состоятельность в театральных постановках, и все наладилось. На самом деле, ни мама, ни Даша никогда никого за меня не просили.
 
Вы пошли по маминым стопам. А по наследству от папы-физика получили какие-то способности?
 
– В школе у меня не было проблем ни с физикой, ни с математикой, хотя больше всего нравились история и литература. А еще я усиленно учил английский и французский – мама мечтала сделать из меня дипломата. Но, походив на курсы МГИМО, я понял, что эта профессия не для меня – скучная.
 
Кстати, уже после окончания института, когда в кино и театре был застой, я пошел в Школу телевидения поучиться на режиссера. Денег не было, поэтому обратился за помощью к папе и дедушке. Чувствовал себя неловко – здоровый лоб как-никак. А куда денешься, если в профессии не складывается? Но применить новые знания на деле пока что не пришлось: меня утвердили на роль Коли Тарасова в сериал Глухарь, потом пошли другие проекты, и это не пригодилось.
 
Любовь и Библия
 
Глухарь не позволил вам поменять профессию, зато круто изменил вашу личную жизнь.
 
– Да, на съемках я познакомился с Камиллой, которая работала там гримером.
 
Вы сыграли свадьбу на Ямайке. Почему именно там?
 
– Нам хотелось, чтобы этот день принадлежал нам, а не гостям, и решили уехать за границу. Обсуждали разные страны и направления, пока не возникло странное название «Ямайка», которое давно манило Камиллу – когда-то от попутчиков в поезде она услышала, что это потрясающее место.
 
Камилле эта идея понравилась – и мы устроили себе сказочную свадьбу. Она состоялась на берегу моря, в украшенной цветами беседке. Кстати, оказалось, что человек, который пришел нас расписывать, не только какая-то большая шишка на государственной службе, но и по совместительству – местный священник. Так что обряд проводился по католическим канонам, мы поклялись в верности друг другу на Библии.
 
Сколько длился медовый месяц?
 
– Неделю. И это был первый случай, когда домой не тянуло. На Ямайке все живут по принципу: никаких проблем – что бы ни случилось, торопиться не надо. Поначалу было сложно войти в этот ритм жизни. По привычке старался что-то сделать, куда-то бежать – да хоть на экскурсию! А потом понравилось. Такой релакс… Не то что домой – вообще никуда не хотелось.
 
Как в Москве релаксируете?
 
– Отключаю телефон и уезжаю из города. Или в футбол играю. Если думаешь не о делах, а о том, кому передать пас и как хорошенько приложиться, чтобы забить гол, это уже своего рода расслабление. Сейчас, правда, играю редко, а вообще в любительской футбольной лиге состою.
 
Еще люблю сходить с женой в театр или кино. Вкусно поесть в ресторане. Или самому приготовить – у меня неплохо получается. Одно время, например, регулярно делал сотэ из кролика. Правда, после меня убирать на кухне надо полгода… (Смеется).
 
На Ямайку не планируете вернуться?
 
– Хотелось бы. Но сейчас у нас маленький ребенок – дочери 2 года и 5 месяцев, так что с таким поездками придется повременить.

Читайте также: Алла Пугачева на Новую волну приедет всем семейством
 

 
Источник: Журнал Теленеделя/Людмила Козаренко
коментарии (27)
осталось 1000 символов