Карина Мишулина: трудно и больно поверить, что папы больше нет

17 октября, 2014 11:40 / Интервью
Карина Мишулина: трудно и больно поверить, что папы больше не

Карина Мишулина: трудно и больно поверить, что папы больше не

фото: кадр из сериала

Актриса Карина Мишулина стала звездой, снявшись в фильме Физрук. Лента выходит на ТНТ и показывает высокие рейтинги. Создатели уже сняли и вот-вот (10 ноября) представят публике вторую часть киноистории.

– На съемках «Физрука»?– потрясающая команда, будто нарочно подбирали людей, подходящих друг другу энергетически, – рассказала молодая актриса. – Шутим, ходим вместе обедать. Оттого, что сложилась команда, и атмосфера на съемках невероятно теплая.

– В первом сезоне у вашей героини были откровенные сцены с Дмитрием Нагиевым. Каково оказаться в одной постели с секс-символом российского телеэкрана?

– Я до последнего надеялась, что этих сцен не будет. Но спасибо Дмитрию и нашим режиссерам Сергею Сенцову, Федору Стукову – ко мне относились предельно деликатно, не подкалывали.



Кроме того, на съемочной площадке есть разные приспособления, чтобы не так страшно было: например, костюмы телесного цвета (смеется).

Когда на самом деле все скрыто, а со стороны кажется, будто артистка обнажена. Ну и конечно же Дмитрий Нагиев – настоящий профессионал, он умел найти слова, сгладить неловкость момента – так что я забывала, что нахожусь в постели, а рядом совершенно посторонний мужчина. Словом, было весело и не страшно.


Читайте также: Сериал Физрук: актриса Полина Гренц влюбилась прямо на съемках

– Кстати, на презентации первого сезона Нагиев сказал о вас: «Карина – лучшая женщина в моей постели!»

Дмитрий – большой шутник! Думаю, «лучших женщин» в его постели было гораздо больше (улыбается). Во избежание возможных личных вопросов скажу: мы с ним коллеги и хорошие знакомые, не более того.

– А как вы считаете, почему зрители полюбили эту картину?

– Зрители соскучились по настоящим героям. А наш Фома, как ни крути, герой. Конечно, он не Иван-царевич. Но в нем есть душа, понимает, что надо к чему-то стремиться, существует любовь, нельзя идти по трупам. Прописные истины, но они важны.

– На сериал ругались депутаты: мол, развращает детей.

– Как сказал Дмитрий Нагиев: «Зато теперь о нашей картине знает даже Владимир Владимирович Путин!» Словом, возмущенная дама-депутат сделала нам прекрасный пиар. На мой взгляд, современная система образования гораздо больше развращает наших детей. У меня две дочери: старшей 10, младшей 4, и я прекрасно знаю, о чем говорю.

Хотя у старшей дочки прекрасная учительница, нам, можно сказать, повезло. Но сама школа как система пугает и ужасает. Когда открываю учебники и читаю написанный там бред – волосы встают дыбом. Понятно, что придраться к «плохому» сериалу – самое простое, что можно сделать в этой ситуации. Лучше бы навели порядок в образовании. Не говорю, что нужно возвращаться к советской системе, и там были проблемы.

Я училась в московской школе, которая считалась элитной – дети партийных чиновников, артистов. При этом нас, малышей, ставили к стене, заставив положить руки за голову. Обзывали дураками, били указками. К счастью, потом родители забрали меня из этого концлагеря – перевели в другое заведение, менее пафосное, но более человечное.

– Вы дочь легендарного Спартака Мишулина. Что он сказал бы, увидев вас в роли школьной учительницы в сериале «Физрук»?

– Думаю, порадовался бы за меня. У меня непростой путь в профессии. В свое время я категорически и наотрез отказывалась от папиной помощи. Он предлагал поступать в Щукинский театральный институт, там преподаватели его близкие друзья – Александр Ширвиндт, Юрий Васильев

Но во мне взыграл юношеский максимализм: не хочу, получается как бы по блату, нечестно. И поступила в другое заведение – «Щепку». Окончила – встал вопрос поступления на службу в театр. Папа снова предложил помощь: давай в Театр сатиры (он тогда и сам там служил). Я снова сказала: «Нет!»


Читайте также: Физрук: Дмитрий Нагиев открыл тайну второго сезона

«Да пойми ты, – увещевал папа, – да, я помогу, чтобы тебя взяли в театр. Но хорошая ты актриса или нет, решать зрителям. Я же не выйду на сцену, не скажу им: «Играет моя дочка, поэтому давайте ей поаплодируем!» Почему ученые, химики, юристы идут по стопам родителей, основывают династии – а актерские дети стесняются громких фамилий?!» Но я не принимала никаких доводов. Папа считал меня талантливой, говорил: «Если бы я видел, что ты бездарность, я бы запретил тебе идти в профессию, чтобы не сломать судьбу».

Но я решила строить свою творческую жизнь сама, устроилась в небольшой «Театр на Перовской» в спальном районе Москвы. Не пожалела ни на секунду о своем решении и не жалею сейчас. Там я переиграла почти весь мировой репертуар – главных героинь пьес Шекспира, Мольера, – лучшей школы для начинающей артистки и быть не может.

Запомнился забавный факт: когда только поступила в «Театр на Перовской», папа подарил мне машину, «Тойоту». Но в театре тогда даже заслуженные и народные артисты не шиковали, ездили на метро либо на простеньких «Жигулях». А я, вчерашняя студентка, буду на иномарке?! Мне было неловко, стыдно.

И я полгода парковала машину за два квартала возле метро, а на работу шла пешком. Бегала от обеспеченных мужчин – а в 90-е вокруг крутились парни с золотыми цепями и в малиновых пиджаках, бизнесмены. Но я думала: нет, буду искать бедного, «с чистой душой». И осознанно влюблялась в мальчиков бедных, но, как мне казалось, романтичных и любящих.

– В интервью Спартак Васильевич говорил, что в трудные 90-е, когда совсем не было ролей, он торговал водкой, чтобы выжить. Наклеивал бороду, чтобы поклонники не узнали, и шел в ларек рядом с киностудией «Мосфильм».

– А по-моему, такого не было, папа придумал сам – любил фантазировать, преувеличить. В кино его приглашали даже в трудные 90-е, нечасто, но снимался – любили режиссеры, обожала публика. Да и Александр Анатольевич Ширвиндт, художественный руководитель Театра сатиры (с 2000 г. – Ред.), всегда заботился о своих артистах.

Читайте также: Дмитрий Нагиев не хочет делиться деньгами с сыном

– А каким он был в повседневной жизни – дома, в семье?

– Потрясающим семьянином. Мы с мамой всегда были за его спиной, ограждены от всех проблем. Он много работал, хорошо зарабатывал. Все, что у нас сейчас есть, заработано папой.

Его любили все. А он легко общался с людьми самых разных возрастов и социальных слоев. Утром обменивался новостями с дворником, а днем – было и такое – шел на какой-нибудь важный прием, например к президенту Борису Ельцину. И везде, в любой ситуации чувствовал себя комфортно.

Он был идеальным. Думаю, у меня в личной жизни долго не складывалось, потому что искала похожего на папу. Но таких мужчин больше нет. Я дважды выходила замуж, но мужья оказывались не готовы нести ответственность за семью. И я взваливала все заботы на свои плечи. А оба мужа – каждый в свое время – садились на шею и, как говорится, ножки свешивали. Сейчас мне моих доченек больше всего жалко – им не довелось получить той огромной, всеобъемлющей любви, которую получила я в детстве от папы.

Старшую-то внучку папа еще застал, совсем маленькой. Помню, когда она заболела бронхитом, он носил ее на руках круглыми сутками, плакал и молился, чтобы малышка выздоровела. Но ей было всего полтора года, когда дедушки не стало, и она его, к сожалению, не помнит.

– Спартак Васильевич ушел неожиданно?

– Он всего лишь лег на плановый осмотр – сердце покалывало. Ему было 79 лет, понятно, что немолодой. Но работал, жил полноценной жизнью. Врачи сказали: «Надо сделать шунтирование, это простая операция – как аппендицит вырезать, ерунда». Уговорили. Позвонили нам с мамой: операция прошла успешно. Но дальше – темная история: через несколько часов его вдруг не стало. Позже кто-то говорил: ошиблись в реанимации, слишком рано отключили от аппарата искусственного дыхания – а папа в юности перенес туберкулез.

Возможно, что легкие и не выдержали, дали отек. Мама потом не раз говорила: наверное, надо было судиться с больницей, выяснять правду. Но мы обе понимали: как бы ни было, папу не вернешь – пусть его смерть останется на совести врачей

…Прошло 9 лет, но время не лечит. Трудно и больно поверить, что папы больше нет.

Сейчас я служу в Театре сатиры. Благодарна художественному руководителю Александру Анатольевичу Ширвиндту и директору Мамеду Гусейновичу Агаеву за то, что приняли меня в труппу и я могу продолжить династию на сцене театра, где служил папа.

Помню свой первый спектакль в «Сатире» – мюзикл, надо было петь под оркестр. Переживала как никогда, репетировала сутками. К счастью, премьера прошла удачно. И этой же ночью мне приснился удивительный сон: пустой зал театра, сидит папа – и радостно машет мне рукой.

Я поняла, что он доволен и благословляет меня продолжать династию. И в личной жизни наконец мне улыбнулось счастье – встретила достойного человека. Он прекрасно относится ко мне и к моим дочкам. Надеюсь, я не ошибаюсь в нем, нам удастся построить крепкую семью и я обязательно рожу сына.


Читайте также: Дмитрий Нагиев бросил курить ради работы физруком

Среди друзей и сослуживцев народного артиста Спартака Мишулина были Андрей Миронов, Анатолий Папанов, Ольга Аросева – тоже легенды советского кино.

«Помню, Андрей Миронов и Александр Ширвиндт приходили к нам в гости, – вспоминает Карина. – Я была совсем маленькой, страшно стеснялась и пряталась под одеялом. Ольга Александровна Аросева для меня и вовсе крестная мама в профессии. Она вынесла меня на сцену Театра сатиры на одной из репетиций, а мне было года полтора, я часто бывала у папы на работе. Даже на велосипеде я научилась кататься за кулисами театра.

И отношение ко мне в театре было, как к «дочери полка». Спустя много лет мы с Ольгой Александровной встретились на съемках передаче о папе. Это была очень теплая встреча. А с Анатолием Дмитриевичем Папановым мне посчастливилось даже играть в одном спектакле - "Бег", - я была совсем маленькой.


Смотреть онлайн-видео анонса сериала Физрук:


 

Физрук , Карина Мишулина Источник: Собеседник
материалы по теме
коментарии (27)
осталось 1000 символов