Анастасия Заворотнюк кричит только за деньги

6 января, 2015 13:32 / Интервью
Анастасия Заворотнюк кричит только за деньги

Анастасия Заворотнюк кричит только за деньги

фото: ТН-Москва / М. Королев

Ровно 10 лет назад начались съемки популярного сериала Моя прекрасная няня в котором главную роль получила Анастасия Заворотнюк. Для молодой актрисы Табакерки это, несомненно, стало большой удачей. Но оказалась, что справиться с испытаниями, которые несет популярность, совсем непросто...

– Первые шесть сезонов сериала снимались два года в режиме нон-стоп, практически круглыми сутками, – вспоминает Анастасия Заворотнюк. – Смена начиналась каждый день ровно в 07.15, а вот команда «Стоп! Снято» звучала в разное время, иногда далеко за полночь. Как зомби я добиралась до дома и мгновенно засыпала. А утром все начиналось сначала.
 
Серии шли в эфир с пылу с жару, и то, что происходило за стенами студии, казалось далеким. Поэтому я не сразу оценила масштаб надвигающегося бедствия.

Читайте также: Анастасия Заворотнюк потеряла двух близких людей

Так случилось, что Няня... совпала с переменами в личной жизни. (Настя, прожив 10 лет с Дмитрием Стрюковым, развелась). Конечно, мне очень не хотелось выносить семейные проблемы на суд публики, но и скрыть их не представлялось возможным. Мой телефон разрывался: звонили с радиостанций, с телевидения с вопросами: «А правда ли, что…». За мной по пятам ходили и ездили какие-то люди. У меня под дверью сидели папарацци с фотоаппаратами.
 
Дошло до того, что я перестала водить Майкла в садик, и с ним стали заниматься мои родители. А вот с Анечкой оказалось сложнее – она была школьницей. Однажды директор школы вызвал ее к себе в кабинет и сказала: «Передай маме, что так нельзя. Она неправильно себя ведет». Аня не растерялась, попросила его не вмешиваться в частную жизнь семьи. Я не стала заходить в школу и «благодарить» этого чудесного педагога, а перевела дочь в другую, но осадок остался. Выяснилось, что я совершенно не готова к обрушившимся на меня испытаниям.

Всем вашим родным пришлось несладко. Но, наверное, тяжелее всего приходилось детям? Неокрепшей детской психике нападки на маму трудно пережить.

– Все мое свободное время принадлежало им. И они понимали, что у нас все хорошо, мы любим друг друга. Благодаря тому, что происходило, дети научились самостоятельно, с чувством собственного достоинства, отстаивать честь семьи.

Как бы там ни было, но можно сказать, вы легко отделались! Не угодили в клинику неврозов, не заработали депрессию…

– Еще чуть-чуть – и это могло бы со мной случиться. Несколько лет подряд мое имя не сходило с первых полос таблоидов, и нервный срыв меня настиг – уже когда начался наш роман с Петей. Как-то ночью он встретил меня в аэропорту и повез домой. А я вдруг заметила, что по почти пустой дороге за нами следует пара машин. Не обгоняют, не догоняют. Началась паника, я никак не могла сконцентрироваться на разговоре с Петей, напряженно вглядывалась в зеркало заднего вида. Сердце вдруг так сильно застучало, что казалось, выпрыгнет из груди.

Читайте также: Анастасия Заворотнюк снова взялась за оружие
 
Спустя пару дней мы договорились с приятельницей пообедать в одном ресторане в центре Москвы. Сидим за столиком у большого окна, мимо по улице идут люди. И вдруг мелькает мысль: «Да они меня видят! А что при этом думают обо мне?». Из ступора вывел голос приятельницы: «Настя! Что с тобой?».
 
Чтобы прийти в себя, мне пришлось быстро попрощаться и уехать. Но с того дня началась паранойя. Мне везде мерещились соглядатаи. Приходила на мероприятия, оставалась ровно столько, сколько требовалось, и ни секундой больше. Я даже сок боялась пригубить в публичном месте. Опасалась, что напишут: «Заворотнюк весь вечер выпивала».

А как вы снимали напряжение? Ходили к психологу, срывались на ком-то?

– Я кричу только за деньги – в кино (смеется). Нет, для меня любое повышение голоса, скандалы – это что-то запредельное. В родительском доме всегда бурлили эмоции, но только радостные и позитивные. По природе я оптимистичный человек. И даже тарелку в пылу ссоры не могу об пол разбить. Для меня это не выплеск эмоций.
 
Обратиться за помощью к психологу для меня тоже не вариант. Как я могу быть уверена, что профессиональная порядочность у него доминирует над склонностью посплетничать? Тогда мне очень помог Петя – отвлекал, как мог. Мы даже занялись дайвингом, чтобы, как говорится, выбить клин клином.

В детстве я чуть не утонула, поэтому любое погружение под воду – сильнейший стресс. Когда первый раз над моей головой проплыла небольшая акула, я запаниковала. Хорошо, что рядом был Петя и держал за руку.

Почти для каждого человека мама – это крепкий тыл и надежная опора. Вам самой недавно пришлось встать на защиту дочери: ей приписали появившиеся в интернете фотографии полуобнаженной девушки, и Аня среагировала на это очень остро.

– То, что фотографии не ее, я поняла сразу! Но для меня полной неожиданностью стала ее бурная реакция. Мне казалось, что после случившегося со мной она не должна была вообще реагировать. Увы, когда что-то происходит непосредственно с тобой, хранить буддийское спокойствие невозможно.

Читайте также: Анастасия Заворотнюк создала блог в Instagram
 
Когда-то Аня как мантру повторяла мне: «Мама, не нервничай. Все хорошо, к нам это никакого отношения не имеет!». И вот когда глупейшие обвинения коснулись дочери, мне пришлось те слова повторять ей. Я говорила: «Анечка, выдохни, это никакого отношения к нам не имеет. А отвечать бессмысленно. Если ввязаться в диалог, он не закончится никогда, так и будешь оправдываться и судиться». Спасибо желтым газетам, что ничего хуже, чем чужие фотографии, Ане не приписали.
 
Нет худа без добра. Благодаря такому негативному опыту наши отношения с детьми стали более тесными. Я, конечно, по-прежнему в первую очередь мама, и к моему мнению они прислушиваются. Но по мере их взросления все больше становлюсь им другом.

Мне уже не надо говорить: завяжи шарфик и посмотри налево, когда переходишь дорогу. Майклу всего 14 лет, но ростом он уже под 190, и в моей защите, как мне кажется, совсем не нуждается. Хотя кто знает, просто пока не было прецедентов…

Ну, теперь-то в вашей жизни вроде все спокойно? Хотя вас то регулярно разводят с Петром, то приписывают вам беременности.

– После того что мне пришлось пережить, меня сложно вывести из себя. Это все равно, что всю жизнь проплавать с акулами, а потом поселиться в аквариуме с рыбками для пилинга.

После того как Петя, по сути, спас вас, вы стали доверять ему безоглядно? Или все же делаете поправку на то, что никто не гарантирует вечную любовь?

– То, что нас не убивает, делает сильнее. Страхов, которые мучили меня раньше, больше нет, хотя отголоски остались. И все же я по-прежнему веселый и позитивный человек, жизнь мне кажется удивительной и прекрасной.

Читайте также: Анастасия Заворотнюк задолжала банку полмиллиона долларов

Насколько ваша популярность вас изменила? Скучаете по той 25-летней Насте, которая играла в «Табакерке» и мечтала о чем-то грандиозном в своей жизни?

– Я не грущу по той Насте, хотя изменения произошли масштабные. Глупо оставаться девочкой с душой нараспашку, которой я была раньше. Теперь, чтобы добраться до моей сути, надо пройти три ряда секьюрити. (Смеется.)
 
Со временем глобальные страхи ушли, я перестала вздрагивать, когда подходит незнакомый человек, не боюсь публичных мест. Хотя по-прежнему никогда не стою с бокалом в руках и контролирую мимику, чтобы не дать возможность папарацци заработать на «удачном» кадре. (Смеется.)
 
Раньше и на съемочной площадке отгораживалась от общения. Как только звучало «Стоп, снято!», уходила в гримерку – и я уже в домике! И не потому, что не хотела общаться с коллегами. Просто от свалившихся переживаний совсем не было сил разговаривать, кого-то слушать, одиночество было необходимо, чтобы накопить энергию. Спасибо всем тем, кто относился с пониманием.

Смотрите онлайн видео с Анастасией Заворотнюк и Петром Чернышовым:


 
Анастасия Заворотнюк
материалы по теме
коментарии (27)
осталось 1000 символов