Халит Эргенч: мой путь к актерству был долгим

11 февраля, 2015 11:40 / Интервью
Великолепный век: интервью с Халит Эргенчем

Великолепный век: интервью с Халит Эргенчем

фото: кадр из фильма

Актер сериал Великолепный век Халит Эргенч рассказал в интервью о Султане Сулеймане и своем пути в профессию.

В жизни Халит Эргенч оказался еще более высок и красив, чем его герой, которого мы видим на экране. Неудивительно, что именно этому актеру досталась роль самого темпераментного из турецких властителей – Султана Сулеймана. Сам Эргенч говорит, что зрителям следует относиться к сериалу Великолепный век как к любовному роману и не искать в нем историческую правду.

Халит, расскажите, когда вы решили стать актером?

– Мой путь к актерству был долгим. Сначала я изучал судостроение и мореплавание в Стамбульском техническом университете, а оттуда ушел в Консерваторию на факультет оперного пения, где я научился профессионально танцевать и петь. После окончания Консерватории в моей жизни начался период мюзиклов и театра именно тогда я и решил, что моим основным занятием будет актерство. Я прожил полтора года в Америке, принимая участие в театральных постановках на Бродвее, а потом вернулся в Турцию ради постановки собственного мюзикла.

А карьеру оперного певца вы продолжили?

– Нет, уже долгое время я не пою, хотя очень люблю это занятие. Любовь к музыке я унаследовал от отца, он был музыкантом и поэтом писал турецкие тексты к арабским мелодиями. Вся эта музыка, которую я слушал, оказала влияние на мои творческие пристрастия. У меня очень разносторонние музыкальные предпочтения: я люблю Бьорк, Леонарда Коэна, Бон Джови, но также хорошо знаю турецкую популярную музыку.

Халит, с какими трудностями вы столкнулись, работая над сериалом Великолепный век?

– Масштабный проект предполагает большое внимание к деталям. А детали требуют тщательной работы и исследования. При этом тексты, которые описывают эпоху, противоречат друг другу. Но даже изучая все эти источники, мы не всегда могли найти нужные факты и описания, и нам приходилось додумывать, как это должно выглядеть на экране.

Я приведу простой пример: как-то раз во время съемок нам нужно было раскладывать фрукты по тарелкам, однако среди них мы не могли положить апельсин, потому что в тот период его просто не знали. То же самое было с помидорами. Это коснулось не только продуктов питания. Например, по сюжету в замок входит паша, здоровается, а уходя
прощается. Но как он здоровается и прощается?

Читать также: Великолепный век: чем занимаются актеры после съемок сериала
 
Неужели даже в таких мелких подробностях вы стремитесь к исторической точности?

– Мы изрядно потрудились над поиском нужной формы и старались показать все события так, как они могли происходить на самом деле. Но, поскольку о многих моментах почти ничего не написано, каждый может представить себе их по-разному. Одни воображают, что паши кланялись до земли и произносили приветствие, лежа на полу, другие – что здоровались лишь кивком головы. Однако как нам все это показать? В обычной ситуации приветствие имело огромное значение, однако в сериале не всегда есть возможность это показать. Приветствие могло длиться 20 секунд, и, если в каждой серии падишаха приветствует 40 человек, то это действо растянется на 800 секунд. Разве зрителям интересно почти 15 минут сериала смотреть только приветствия падишаха?

То есть по этому сериалу можно изучать быт и культуру двора турецкого правителя?

– Да, работа была проведена колоссальная, но не надо преувеличивать ее значение. К Великолепному веку стоит относиться скорее как к роману, а не как к учебнику истории. Мы осознано ушли с пути исторической правды. В противном случае проект, который мы делаем, превратился бы в документалистику и нам бы не удалась драматическая линия.

Как вы вживались в образ Султана Сулеймана?

– Играя роль Султана, я прочувствовал ту борьбу, которую он переживал внутри себя. В какой-то момент мне перестало хватать движений, которые я делал, казалось, он не находит себе места. Это произошло из-за того, что Султана Сулеймана стало слишком много в моей голове. До этого проекта он был для всех нас «двухмерным» историческим персонажем, а теперь открылся нам и просто как обычный человек, со своими страстями и слабостями.

Что для вас было наиболее интересным в образе Султана Сулеймана?

– До съемок в Великолепном веке я думал о султанах только как о персонажах с картинок и совершенно не представлял их себе в обычной жизни. В учебниках мы читаем: этот человек сделал то, сделал это, воевал, одерживал победы, брал пленных, держал гарем, отрубил голову одному, отрубил голову другому, и все в таком духе. Однако все это скорее статичная картинка. Но когда мы превращаем эту статичную картинку в движущееся изображение, некоторые представления начинают «трещать по швам».  

Например, далеко не все знают, что Сулейман умер совсем не «по-царски» – от подагры. В те времена вообще многие люди умирали от различных эпидемий. Собрав вместе все факты и особенности того времени, мы постарались наделить людей той эпохи голосом, сделать так, чтобы они ожили на экране, смогли быть увиденными и услышанными. И, возможно, воплощенные на экране, они перестали походить на те образы, которые мы представляли, читая исторические хроники.

Каким падишах в итоге получился в вашем воображении?

Сулейман, которого я представил в своей голове, на определенном этапе подвергся изменениям. Дело в том, что, изучая персонажа, актер создает в своем воображении некий образ, обусловленный в том числе его физическими особенностями и даже собственным прошлым этого актера. Кроме того, на создание этого образа влияют отношениями с режиссером, сценаристом и коллегами. Я старался воплотить тот образ Сулеймана, который был возможен только в подобной обстановке. Мы видим Сулеймана, но узнать, что он за человек можем только спустя время. Понять его на основании только первых сцен практически невозможно. Кроме того, в сериале Сулейман прошел несколько этапов, и в каждый из этих периодов он изменялся как внешне, так и внутренне. Когда он на поле боя или принимает государственные решения, он один человек; когда влюблен, пишет стихи и изготавливает ювелирные украшения, он другой.

Вам когда-нибудь снились сны, в которых вы были Султаном Сулейманом?

– Да, несколько раз я видел себя во сне в ту эпоху. Я видел себя внутри событий, о которых читал. Я долго находился под впечатлением от этой истории и, надеюсь, нам удалось в той же мере впечатлить зрителей.

Читать также: Великолепный век. Как снимали сериал (ВИДЕО)

Смотреть онлайн-видео трейлера сериала Великолепный век:

Великолепный век , Халит Эргенч , Великолепный век. Решающая битва Источник: HELLO!
материалы по теме
коментарии (27)
осталось 1000 символов