Юлия Шилова: спасать несчастных женщин – мой долг писателя

20 марта, 2015 13:28 / Интервью
Юлия Шилова: спасать несчастных женщин – мой долг писателя

Юлия Шилова: спасать несчастных женщин – мой долг писателя

фото: ТН-Москва / А. Меметов

Юлии Шиловой на роду было написано сочинять детективы. И ей не надо, как некоторым коллегам, покупать идеи для книг. У Шиловой такая биография, что хватит на тысячу романов…

– Жизнь моя с самого начала была полна приключений. Когда я была совсем маленькой, папа ушел от мамы, забрав из нашего дома все до копейки, на голых стенах только выключатели с розетками остались. Пришлось нелегко, но мы с мамой это преодолели. В 16 лет я чуть было не вышла замуж. Жила я тогда в городе Артеме Приморского края, но уже четко понимала, что оставаться там навсегда не хочу. Знала, что достойна большего.

Свадьба была уже на мази, закуплено спиртное для стола, платье готово. Но я в последний момент опомнилась: если выйду замуж, буду навеки прикована к дому – и конец моим мечтам о столице. В общем, сбежала прямо из-под венца и уехала. Чего я только ни делала, чтобы прокормиться в этом поначалу чужом и неуютном для меня городе: кровь свою сдавала, торговала джинсами на рынке. Неожиданно подвернулась сказочная возможность – с танцевальным ансамблем, в котором когда-то в детстве занималась, я поехала на гастроли в Японию, где встретила своего первого мужа.

Мы жили душа в душу, вместе занимались бизнесом. Родилась моя первая дочь – Лолита. А когда ей было три года, мужа убили. Я впала в депрессию, выкарабкалась, наверное, только потому, что на руках была маленькая дочка и надо было жить дальше.

Вышла замуж второй раз, родила вторую дочь – Злату. Но с ее отцом мы разошлись, причем очень некрасиво. Я в тот момент занималась фармацевтическим бизнесом, дневала и ночевала на работе, а муж требовал, чтобы я сидела дома и варила борщи. А когда во время дефолта 1998 года все рухнуло и я потеряла и бизнес, и деньги, начал уже открыто злорадствовать: мол, говорил я тебе, что неженским делом занимаешься – вот и не получилось ничего. Я попросила его уйти, но он не мог меня простить и через несколько месяцев, желая отомстить, нанял человека, который меня избил до полусмерти и изуродовал все лицо. Видите, мочки ушей порваны? Сережки вырвал с мясом. Я долго лежала в больнице, оплакивая себя, и вообще не понимая, как теперь на улицу выходить. Но со временем, конечно, все зажило – и лицо, и душа.

Есть подозрение, что после таких ужасов замуж вы больше не торопитесь…

– С личной жизнью у меня все в порядке, есть любимый человек. Но замуж пока не выхожу, да. Мой мир сейчас – дочки и мама. И этот мир выше и ценнее любого, даже самого распрекрасного мужчины. Если мужчина захочет в нашу семью – милости просим, но помни, что в чужой монастырь со своим уставом заходить не стоит.

То есть представить ситуацию, когда мужчина говорит вам: «Ты не должна работать!» или «Ты не должна носить мини-юбку», невозможно?

– Если мужчина на первом свидании говорит мне, что я что-то там такое должна, второй встречи у нас с ним не будет. Был у меня однажды человек, который пытался объяснить, что мне не надо работать, мол, я тебя всем обеспечу, ты только отдыхай. На что я ему ответила: «Извини, ты сегодня дашь мне все что угодно, а завтра исчезнешь из моей жизни – и что я буду тогда делать?».

Я с удивлением смотрю на женщин, которым все равно, лишь бы были «штаны» в доме. Ничего, мол, мне от него не надо, пусть вообще лежит там, на диване, как декорация, а я буду на него молиться и выполнять все по первому требованию. «Штаны» в доме заводятся, а потом почему-то сбегают к соседской Катьке, и получается целая трагедия: «Я посвятила ему жизнь, а он к Катьке убежал».

Кстати, наблюдается закономерность: чем больше цепляешься за мужчину, тем меньше вероятность, что он останется с тобой. И наоборот, независимые и самостоятельные женщины привлекают внимание.

А влюбляются в тебя и замуж зовут, даже когда ты об этом совсем не мечтаешь. Помню, случился у меня на курорте очень странный роман. С первого дня знакомства мужчина почему-то решил, что моя семья (я была с детьми) – автоматически и его семья. Он сразу влез в мою жизнь, пытался воспитывать моих детей, а когда я, осознав, что дело плохо, пыталась от него отвязаться и познакомиться с кем-нибудь еще, стал устраивать мне сцены ревности. Отдых закончился, и я надеялась, что завершится и наш роман, но тот мужчина не давал мне покоя – решил во что бы то ни стало жениться. Захотел жить вместе со мной долго и счастливо и умереть в один день. Вот только меня о моих планах спросить забыл, а я меж тем ему ничего не обещала и вообще не понимала, на каком основании он строит матримониальные планы.

Кавалер был так назойлив, что я уже не знала, как от него отвертеться. И решила пропесочить его в своей книге. Описала ситуацию как есть, не приукрашивая. Едва тираж попал в магазины – звонок: «Я что, правда так по-идиотски со стороны выглядел?». «А кто тебе, – говорю, – сказал, что это про тебя написано? Тебя же Леонард зовут, а моего героя Леопольд». А он: «Я что, по-твоему, совсем дурак, что ли? Ты же меня в красках описала!». В общем, извинился и больше на горизонте у меня не появлялся.

Вы часто вплетаете в свои романы автобиографические эпизоды?

– Ну, было бы странно говорить о том, что все мои героини списаны с меня. Если бы я сама в действительности совершила все те убийства, о которых пишу в своих книгах, давно бы уже сидела пожизненно. (Смеется.) Но в любой героине обязательно есть мои черты. Хотя, конечно, в основном все характеры и ситуации – плод моей фантазии. И, кстати, я практически никогда не использую чужие сюжеты. Ко мне чуть ли не каждый день подходят знакомые и незнакомые люди и говорят: «Со мной такая история приключилась, прям хоть сейчас в твою книгу!». Я отвечаю: «Спасибо, но мне своих хватает». И действительно, пока не жалуюсь на скудость воображения – на сегодня у меня вышло уже сто книг.

100 романов – это же колоссальная работа…

– Когда я только начала писать, даже на 10 книг боялась заключать договор: а вдруг иссякну и больше не смогу написать ни строчки?! Помню, один маститый автор меня тогда успокоил: «Ты, говорит, несколько книг уже написала? Две? Три? Значит, уже не сможешь остановиться, напишешь и 10, и 20». И он оказался прав. Муза не оставила меня, никуда не улетела. Но сказать, что писательство сродни приятной прогулке по парку, я тоже не могу. Это адская работа.

Читать также: Писательница Юлия Шилова прячет свежие шрамы
 
Помимо книг, вы пишете множество писем своим читательницам…

– Да, у меня обширная переписка, которая отнимает не столько силы и время, сколько нервы. Недавно пришло письмо: «Моему ребенку годик, а его папа бросил меня! Что мне сделать? Может быть, убить себя? И тогда мой любимый опомнится?». Подобных писем тысячи, и я стараюсь на все ответить.

Спасать таких вот несчастных женщин, помочь им справиться с отчаянием, уберечь их от непоправимого – это моя миссия, мой долг. И письма им пишу, и звоню, и в интернете общаюсь. И в книгах описываю стандартные узнаваемые ситуации.

Скажем, женщина счастлива замужем, у нее есть дети и все прекрасно. И однажды, отправившись на курорт в Египет, она встречает там знойного мачо-массажиста. Дальше, разумеется, страстный роман под южным небом, он обещает жениться, она очертя голову несется обратно в свой Ростов разводиться с мужем и мчится обратно в Хургаду в свадебном платье. А там в массажный кабинет целая очередь из женщин, все, как одна, в таких же свадебных платьях. Мачо, конечно, и след простыл. Потом я получаю письмо читательницы со словами: «Спасибо вам, прочитала книгу, узнала в этой дурочке себя и вовремя одумалась. А то я уж и кредит взяла на поездку в Египет, и с мужем почти развелась». Так что иногда я еще и семьи спасаю.

За себя, за свою жизнь вы привыкли отвечать самостоятельно. А бывает, что за дочерей решения принимаете?

– Довольно редко. Они вполне самодостаточные девочки. Лолите 21 год, она учится в старинном университете города Бильбао, на юридическом факультете. А Злата учится в Москве, в колледже, изучает туризм, увлекается фотографией и пока уезжать к сестре в Испанию не хочет.

Вот и живем на два города – то в Москве, то в Барселоне. Столица Каталонии невероятно красива, она такая яркая, такая мистическая. И когда я туда приехала впервые, вдруг отчетливо осознала, что мне хочется иметь в этом городе квартиру, причем непременно в старинном доме с лепниной, и чтобы подъезд был со швейцаром, который при виде тебя открывает двери. В результате мы живем с видом на знаменитый собор Саграда Фамилия. Собираемся вечером на нашей огромной террасе, зажигаем свечи и ужинаем, любуясь на собор.

Есть еще одно место, в которое вся наша семья влюблена, – это Герцеговина. Там, в 30 километрах от Дубровника, у нас дом. Я когда-то нарисовала его в своем воображении – с зелеными ставнями, рядом с морем, а потом, увидев в реальности, не раздумывая его купила. Уверена, у всех предметов, которые находятся в этих стенах, есть душа, и когда приезжаю, извиняюсь перед домом за свое долгое отсутствие.

Может быть, там не душа, а натуральный домовой?

– Нет, поверьте мне, я знаю, что такое домовой! Приобрела однажды дом – уютный, замечательный, но через некоторое время поспешила от него избавиться. В мансарде на третьем этаже по ночам раздавались страшные звуки – как будто какой-то здоровый мужик храпит во сне.

Иногда что-то начинало стучать. А когда я туда поднималась, чтобы посмотреть, на меня из кромешной темноты летели какие-то дощечки, щепки – будто кидался кто-то. И я, абсолютно трезвомыслящий человек, который никогда не верил ни в какую потустороннюю силу, стала бояться заходить в дом. Страшно же! Да и сгореть все могло так, проводку замкнуло бы – и привет. Так что мы его быстро продали и забыли как страшный сон.

А в вашей городской квартире домовых нет?

– Слава Богу, не наблюдается. В роскошном пентхаусе на 29-м этаже до меня жил один экстравагантный холостяк, который построил квартиру в абсолютно мужском стиле – железная серая лестница, как на заводе, прозрачные полы. Но главное, что меня поразило в этой квартире, – дверь, которая ведет на... настоящую вертолетную площадку. По крайней мере так утверждают в жилконторе, и поэтому много лет у меня была проблема – мне не разрешали туда выходить. Стратегический объект все-таки. Но сейчас удалось договориться, и я могу свободно гулять по крыше. Правда, поставить кресло – чайку попить, или шезлонг, чтобы позагорать, нельзя. А вдруг все-таки прилетит вертолет?         
 

Читать также: Гадания на Андрея: Лада Лузина рассказала секреты гаданий
Юлия Шилова
материалы по теме
коментарии (27)
осталось 1000 символов