Евгений Комаровский: я не умею зарабатывать деньги

17 апреля, 2015 17:30 / Интервью
Евгений Комаровский: я не умею зарабатывать деньги

Евгений Комаровский: я не умею зарабатывать деньги

фото: пресс-служба канала Интер

Мамочки просто боготворят Евгения Комаровского – автора и ведущего Школы доктора Комаровского: он все знает о лечении и воспитании детей, доступно объясняет и обаятельный до невозможности. Интересно, какой он за кадром?

Если доктор Комаровский не на записи программы для телеканала «Интер», не в своей клинике, не на каком-то медицинском семинаре, где и за каким занятием его чаще всего можно застать?

– В будний день доктор сидит у себя в домашнем кабинете и пялится в компьютер. Читает политические новости, ругается, расстраивается, а также изучает письма, адресованные ему. Если же день выходной, то, скорее всего, находится за городом, где нет никого, где можно посидеть на берегу или поплавать на лодке, чтобы поймать рыбу, а также погулять с фотоаппаратом.

Читать также: Евгений Комаровский рассказал, как воспитать патриота

Можно предположить, что ваш телефон не замолкает, а дома в выходные дни – день открытых дверей, особенно во время эпидемий: звонят и приходят друзья и знакомые, чтобы проконсультироваться… Как при этом удается расслабиться?


– Вы, наверное, удивитесь, но, несмотря на то, что в адресной книге моего телефона около 5 тысяч номеров, звонит он не так уж и часто. Основная масса пациентов воспитывается доктором Комаровским так, что знает правила самопомощи. Собственно говоря, главная моя задача – научить людей обходиться без помощи врача, но четко знать ситуации, когда с врачом действительно нужно посоветоваться. Не удивительно, что пациенты, которых я знаю многие годы, читали мои книги и в курсе, как поступать в рядовых ситуациях, так что беспокоят только по серьезным поводам. Зачастую мне просто присылают по электронной почте клинический анализ крови и краткое описание того, что случилось. Чтобы помочь, от меня требуется только одно: написать «да» или «нет».

Если же звонок с незнакомого номера, трубку я не беру. Потому что самое сложное – это общаться с тем, кто ничего не читал и не знает, но рассматривает Комаровского как виртуального волшебника, и звонит, чтобы я объяснил, как лечить у ребенка насморк. В этом вся прелесть моего положения: могу позволить себе помогать исключительно единомышленникам.


Теоретически для того, чтобы иметь возможность расслабиться, надо четко планировать свой график, договариваться с друзьями о встрече на конкретный день и конкретное время. Потом ты просто будешь вынужден сдержать слово, чтобы расслабиться и никого не подвести (улыбается).

Читать также: На Интере стартует новый сезон Школы доктора Комаровского

Что вам надо для того, чтобы восстановить силы?


– Два-три дня тишины, пения птичек, шума воды, безлюдья и отсутствия монитора. Мой последний отдых был просто уникален и не имеет аналогов – выкроил несколько дней, договорился с друзьями и посетил Женевский автосалон. Незабываемое впечатление! Самым удивительным было то, что ты ходишь спокойно в многотысячной толпе, и никто тебя не останавливает со словами: «Здравствуйте, доктор. Вот у нас плохой анализ мочи, что нам делать?». (Смеется.)

А в принципе люблю отдыхать там, где нет людей и можно сочетать два любимых дела: ловить рыбу и бродить с фотоаппаратом. Поэтому оптимальное место для меня – у реки. Где она будет течь – непринципиально.

 Рыбалка – это спортивный интерес или возможность помедитировать у воды, просто расслабиться в мужской компании?

– Сам процесс намного важнее результата. В конце концов я могу себе позволить купить рыбу любого качества, чтобы удовлетворить гастрономическую потребность. Хотя должен честно признаться, найти вкусную морскую рыбу в нашей стране очень сложно. Так что на первом месте все же медитация и расслабление – в одиночестве или в хорошей мужской компании. Летом раз в две недели получается, зимой реже, но тоже стараюсь.

 Вы удачливый рыбак?

– Поскольку у меня есть целых две удачных мужских компании, то рыбак я удачливый до чрезвычайности. Практически всегда, когда выезжаем на рыбалку с ночевкой, нам удается наловить рыбы, чтобы пожарить и наестся.

Читайте также: Евгения Комаровского пугают украинским правительством

 Кто обычно чистит и готовит улов?

– В нашей компании есть четкое разделение обязанностей – кто чистит, кто готовит рыбу, кто моет грязную посуду.

О себе могу сказать, что стандартным холостяцким кулинарным набором – приготовлением супов, яичницы, картошки, чая-кофе, бутербродов – я владею в совершенстве. Даже сырники могу пожарить.

 А кто в вашей семье маринует шашлыки?

– У нас дома куча народу, который считает себя специалистом в этом деле. Жена, сыновья и невестки обычно дискутируют друг с другом, у кого лучше получается, поэтому я отхожу на задний план и уступаю эту возможность им. Как правило, в очередной раз убеждаюсь, что качество мяса первично, а мастерства мариновщика вторично.

Вы так убедительно всегда говорите, так уверенно выглядите, что кажется, для вас ничего нет невозможного. Но человек не может уметь и знать все. В чем ваша слабинка?

– Я десятки лет занимаюсь амбулаторной педиатрией, то есть лечением и уходом за больными детьми в домашних условиях. Естественно, все это время мне задают одни и те же вопросы, на которые отвечаю, будучи абсолютно убежден в своей правоте. И это производит на окружающих впечатление.

В госпитальной педиатрии я не являюсь таким уж суперспециалистом, хотя, вне всякого сомнения, могу пополнить свои знания, поскольку умею работать со специальной литературой – не только нашей, но и заморской. Более того, знаю, где находятся источники адекватной информации. Другое дело, что любую самую сложную информацию могу перевести на человеческий язык, чтобы ее могли усвоить и неспециалисты. Это дает мне дополнительные плюсы, когда нужно найти общий язык с непрофессионалами в медицине и произвести на них впечатление (улыбается).

Слабостей у меня много. Например, категорически не могу учить людей, которые не хотят учиться. Я привык к тому, что на мои семинары и лекции приходят люди, которые хотят получить информацию. И совершенно теряюсь, не могу работать с незаинтересованной аудиторией. Утешает, правда, то, что после лекции большинство слушателей свое мнение меняют.

В целом список моих «неумений» достаточно большой. Я не умею торговаться и зарабатывать деньги. С большим трудом говорю «нет». Абсолютно лишен каких-либо способностей к иностранным языкам, хотя очень хотелось бы освоить английский. Имею весьма сомнительные вкусы при выборе одежды. А что касается домашнего рукоделия, то все, мною разобранное, не может быть мною собрано. То есть разбирать предметы я умею. Собирать, если там более двух деталей, никогда!

Читайте также: Ревизор 5: Вадим Абрамов развлекает тесто музыкой

Бывает, что за это ругает жена?

– Обычно выражение «ругает» подразумевает озвучивание неких мыслей. Но если люди вместе более 30 лет, то для того, чтобы поругаться или похвалить, не обязательно ничего говорить – достаточно просто посмотреть.

Хотя благодарят меня довольно часто – как правило, за то, что в семье нет проблем со средствами на приобретение одежды и еды. Однако мы все прекрасно понимаем, что заслуга в этом не моя, а директора Клиникома – как я уже сказал, сам я зарабатывать не умею. Слава Богу, что у меня есть близкий друг, который может, как это сейчас модно говорить, монетизировать знания и способности доктора Комаровского.

 То, что вы с супругой оба – врачи, это плюс или минус?

– Это очень большой плюс, когда нюансы твоих приятностей и неприятностей хорошо понятны и очевидны человеку, с которым ты живешь.

 Чем занимаются ваши сыновья?

– Деятельность обоих связана с компьютерами.

 Не обидно, что не пошли по вашим стопам?

– Нет! Я категорически не хотел, чтобы они были врачами!

 На внуков времени хватает?

– Разумеется, его могло бы быть больше, но пока они еще в том возрасте, когда родители им нужны гораздо больше, чем дедушка.

Вы все знаете о профилактике и лечении простуды. А сами болеете?

– ОРЗ – 3–4 раза в год. Нахожу его, общаясь с сопливыми пациентами.

 Как часто сами нарушаете те правила и советы, которые даете окружающим?

– Довольно часто. И ем лишнее, и двигаюсь намного меньше, чем хотелось бы, и не всегда контролирую собственное здоровье, хотя уже в таком возрасте, когда это необходимо делать регулярно.

 То есть назвать ваш образ жизни здоровым нельзя?

– Когда мужик вместо того чтобы бегать, прыгать, добывать пищу и работать физически, по 10 часов в день смотрит в монитор – что в этом может быть здорового?

Понятно, что я стараюсь ограничивать себя в жирном и мучном. Много лет курил, но уже 10 лет как бросил. Спиртное позволяю, но только достаточно качественное и в умеренных количествах. Пост не соблюдаю.

Читать также: Ревизор 5: выращивать петрушку на подоконнике – это просто глупо

Как относитесь к диетам?


– Нормально, особенно если человек перед тем, как сесть на нее, советуется с доктором, который, во-первых, хоть что-то в этом понимает, а во-вторых, не зарабатывает продажей особых диетических продуктов.

Если мои близкие хотят сесть на диету, никаких возражений не имею – на здоровье! Сам могу реально выдержать только безуглеводную диету, которой иногда пользуюсь, когда перед съемками чувствую, что не мешало бы похудеть.

 Вы все время консультируете, учите окружающих. Это не влияет на отношения с родными – наверняка по инерции и их пытаетесь поучать?

– Мне настолько хватает этого по работе, что давать советы дома даже желания не возникает. Это невозможно по определению! Именно поэтому дети обижаются на меня, поскольку видят, как нервничает дедушка, когда ему дома задают вопросы о здоровье внуков. Дедушка, конечно, старается не показывать, до какой степени устал от всяких консультаций, но скрыть это не всегда удается. Дети тоже делают вид, что не обижаются. В общем, худо-бедно приходим к консенсусу (смеется).

Хотя проблема не стоит настолько остро, поскольку сыновья знакомы с трудами доктора Комаровского, верят папе и придерживаются его рекомендаций.

Школа доктора Комаровского , Евгений Комаровский
материалы по теме
коментарии (27)
осталось 1000 символов