Анастасия Волочкова не может нравиться всем

11 июня, 2015 17:47 / Интервью
Анастасия Волочкова

Анастасия Волочкова

фото: ТН-Москва / А. Салов

«В чем бы я ни появилась на публике, меня непременно принимаются меня обсуждать, – говорит Анастасия Волочкова. – Люди добрые, вас слишком много, и я не могу вам всем угодить».

Балерина рассказала Теленеделе о любви к шпилькам, равнодушии к дорогим сумкам и дружбе с Вивьен Вествуд.

Читайте также: Анастасия Волочкова вскипятила себе мозги

– Так уж повелось, что на протяжении всей жизни я ломаю стереотипы. Категорически не понимаю, почему кто-то считает себя вправе обсуждать и осуждать чей-то стиль в одежде, диктовать, как кому нужно выглядеть. Для меня это дикость.

То и дело повсюду кричат: «В этом сезоне модно это! На пике моды вот это!» А что на самом деле означает словосочетание «модная одежда»? Лично для меня это то, что подчеркнет мои достоинства и замаскирует недостатки.

Например, я никогда не надену штаны с висящей проймой или драные джинсы с прорехами – пусть они хоть сто раз будут в тренде. По-моему, это несексуально и неженственно. В качестве альтернативы я предпочту обычные джинсы и майку – это удобно и всегда актуально. Собственно, в этом меня чаще всего и можно видеть дома.

Читайте также: Анастасия Волочкова устроила аварию

Если честно, для меня гораздо важнее, как я выгляжу на сцене. В том числе в этом проявляется мое уважение к публике, к своему зрителю. Когда я начинала заниматься балетом, а денег в семье не было, мы экономили на чем угодно, только не на пуантах – потому что это моя профессиональная обувь, то, в чем я танцую.

То же касалось и костюмов для выступлений – никогда не забуду свой костюм Белого лебедя для спектакля Лебединое озеро! Чтобы его сделать, папа ездил на птицефабрику за перьями для пачки. Пускали в ход фантазию – так и выкручивались.

По мере того как мое имя становилось известным, я начала чувствовать, что мне завидуют. Я красивая женщина и хорошо смотрюсь как в вечернем платье, так и в джинсах. И это неизменно вызывает раздражение у некоторых людей. В чем бы я ни появилась на публике, меня непременно обсуждают.

Если приду в вечернем платье, то кто-то обязательно напишет: «На Волочковой опять кружева и стразы!» Но стоит мне появиться в джинсах, последуют комментарии: «Неужели Волочковой нечего надеть?!»

Заметили дважды в одной и той же шубе – тоже непорядок! Так неужели, если я отправляюсь в отпуск, мне нужно везти с собой 25 чемоданов с одеждой? Люди добрые, вас так много, что я не могу вам всем угодить. (Смеется.)

Для меня самое ценное – оставаться самой собой. Я никогда не буду идти на поводу у общественного мнения, так как не обязана, да и не могу нравиться всем. Вот люблю я крупные камни и стразы, и никто из меня это не выбьет. 



Когда последний раз ходила по магазинам одежды, Анастасия Волочкова вспомнить не может. Были более существенные траты. 

– Я занималась обустройством своего дома, где недавно отметила новоселье, так что все деньги уходили исключительно туда. Как любой человек, зарабатывающий самостоятельно, я расставляю приоритеты, что на данный момент важнее купить – плитку в дом или платье.

Сейчас, когда ремонт и обустройство позади, пришла пора заняться обновлением гардероба. Хочу все новое. Никогда долго не храню старые вещи – избавляюсь без сожалений, ведь они содержат ненужную энергию.

Я не зациклена на брендовой одежде. Знаю женщин, которые могут пойти в дорогой магазин и оставить там несколько десятков тысяч евро. Я же уверена: то, что излучает наше лицо, гораздо важнее платья. Поэтому не вижу смысла тратить огромные деньги на гардероб.

Для меня в принципе не существует понятия «шопинг». Да, я могу, заинтересовавшись чем-то в витрине, зайти и купить эту вещь, если она подходит мне по фасону и цена ее устраивает. Но обычно я иду в магазин с конкретным намерением приобрести что-то необходимое.

Если мне нужна обувь, зайду в бутик и куплю себе сразу черные, синие, красные и белые ботильоны, которые подойдут мне под любой комплект. Вот, кстати, моя слабость – обувь на каблуке. Ничто не делает женщину столь сексуальной и манкой, как шпилька.

Я не стесняюсь своего роста – 172 см – и с удовольствием выбираю 15-сантиметровые каблуки. Особенно люблю ботильоны Christian Louboutin – целая коллекция наберется!

Страсти многих женщин к сумочкам, за которые порой выкладывают баснословные деньги, я тоже не разделяю. Не моя это фенечка. У меня есть один клатч Roberto Cavalli на все случаи жизни. Он нейтрального цвета с крупным топазом на застежке – идеально подходит к любому платью или костюму. В нем умещается все самое необходимое: пудра, блеск для губ, тушь и расческа. 

Если продолжать говорить о дизайнерских марках, то помимо Roberto Cavalli мне нравятся также Yohji Yamamoto, John Galliano, Thierry Mugler, Dior. Вещи этих домов моды вне времени. К слову, с некоторыми из них я лично знакома.

С Кавалли мы познакомились на Неделе моды в Москве, где он представлял свою коллекцию. Я пришла на показ в его платье, не зная, что он там будет. Уже после показа Роберто обратил внимание на мой наряд и сказал, что очень польщен таким выбором. Его платья женственные и подчеркивают фигуру – это важно.

Иногда прошу свою подругу и дизайнера Яночку Шевченко, чтобы она сшила мне что-то по лекалам Кавалли. Так даже интереснее получается, ведь не обязательно постоянно ходить в одежде от одного модельера, да и по цене более бюджетно выходит. 



Больше всего в шкафу у меня, конечно, платьев. И вечерние, и коктейльные, и длинные, и короткие – для любого случая. Кстати, мини я стала носить лишь недавно: думала, что у меня некрасивые ноги. Ничего удивительного, у каждой женщины может быть пунктик относительно внешности!

Еще я уверена, что никаких возрастных ограничений при выборе одежды быть не должно. Если женщина в хорошей форме, следит за собой, то почему ей не носить короткие платья или декольте? 
Повторюсь, самое главное читается в глазах – любопытство, интерес к жизни и окружающим, целеустремленность.

И тут неважно, сколько человеку лет. У кого-то глаз не горит уже в двадцать, у кого-то не перестает и в восемьдесят. В этой связи мне всегда вспоминается замечательная дизайнер Вивьен Вествуд, с которой мы познакомились в Лондоне.

Несколько лет назад у меня был проект с Английским национальным балетом в Альберт-холле. Это был спектакль Спящая красавица, поставленный специально для меня. Среди почетных гостей в первых рядах было немало модных дизайнеров, в их числе и Вивьен.

Моя мама, увидев ее из-за кулис, обалдела: мол, что это за женщина в коротком рваном платье, ну как же можно явиться на премьеру в таком виде?! (Смеется.) Я ее просветила: «Мама, это же Вивьен Вествуд, она может позволить себе выглядеть как угодно!»

После премьеры Вивьен подошла ко мне поделиться впечатлениями и наговорила множество комплиментов. Мы как-то сразу друг другу понравились! На следующий день я пригласила ее к себе в апартаменты поболтать, выпить кофе, а на прощание подарила букет желтых тюльпанов, с которыми она уехала праздновать день рождения брата.

Она и сейчас стоит у меня перед глазами: фирменная рыжая шевелюра, в платье непонятного кроя, на высоченных каблуках, садящаяся на велосипед! Потрясающая женщина – без комплексов! Кстати, через день она прислала мне вечернее черное платье в пол в качестве подарка. Лаконичное и очень стильное. И по размеру идеально подошло – глаз у Вивьен наметанный.

С Джоном Гальяно тоже любопытная история вышла. Я принимала участие в фотосессии для одного из французских модных журналов и должна была позировать в его нарядах. И вот спешу на примерку в Дом моды в центре Парижа, поднимаюсь на четвертый этаж и вижу на входе небрежно одетого мужчину – в футболке, кедах и рваных джинсах.

Спросила у него, где проходит кастинг, он мило что-то прощебетал и указал на дверь. Потом оказалось, что это и есть знаменитый Гальяно! Меня впечатлило, насколько этот талантливый человек прост в общении, самодостаточен и непритязателен в выборе одежды. Вот этому кому-то стоит поучиться. 



Девятилетняя дочь балерины Ариадна, как и большинство девочек, рано начала интересоваться маминым гардеробом. В полтора года уже примерила ее туфли на каблуках и балетную пачку. Сейчас девочка выбирает себе обновки самостоятельно – под присмотром гувернантки. 

– Я вижу, что у Ариши есть вкус и понимание того, что на самом деле ей нужно, и не вмешиваюсь в этот процесс. Для меня важнее другое. Мы с дочерью близки с самых малых ее лет. Я стараюсь передать ей весь тот опыт, которым обладаю сама.

Это касается в первую очередь отношения к жизни, к людям, к мужчинам. У Ариши уже есть любимый мальчик. Между ними настолько трогательные и уважительные отношения, что, наблюдая за ними, я окунаюсь в атмосферу чего-то очень чистого. Дети зачастую гораздо добропорядочнее, чище и интереснее взрослых.

У Ариши в классе семь человек и до последнего времени она была единственной девочкой в классе. Но в этом году появилась еще одна ученица, зовут ее Арина. И у Ариши родились серьезные вопросы. Так, дочь спросила своего любимого мальчика: «Сережа, а если Арина в тебя влюбится, как ты отреагируешь?» На что он ей ответил: «Ариша, жемчужину своей жизни я уже нашел – это ты. Я всегда буду тебя любить и тобой восхищаться!» Вот так. 

Для меня самое главное, что у меня растет добрая, искренняя девочка, которая всегда думает, как помочь другим. Я воспитывала ее на примере деток из детских домов, приютов, интернатов – тех, кому в этой жизни повезло меньше.

Я не могу воссоздать для нее те условия, в которых жила я сама, когда мы с родителями, бабушкой-инвалидом, котом, собакой и попугайчиком ютились в однокомнатной съемной квартире. Но для меня было важно, чтобы мой ребенок понимал: деньги имеют цену, просто так в жизни ничего не дается и всегда нужно ценить то, что у тебя есть.

Когда Арише исполнилось четыре года, я взяла ее с собой в Сочи в Дом малютки, объяснила, что там живут детки без родителей, у них порой нет даже самых необходимых вещей. Конечно, как у любого ребенка, у Ариши в три-четыре года возникали капризы из серии: «Не хочу есть йогурт черничный, а хочу клубничный!» Или: «Не надену колготки розовые, хочу зеленые!»

Но после поездки в детский дом подобных фраз больше не звучало. Зато часто слышу просьба: «Мама, расскажи мне, пожалуйста, еще раз о тех детках, которым нечего носить. Чем мы можем им помочь?» И моей дочери все равно, как одета ее мама, – у нас в семье другие приоритеты.
Анастасия Волочкова
материалы по теме
коментарии (27)
осталось 1000 символов