Арина Шарапова: Быть звездой - это стыдно!

26 июня, 2009 11:00 / Интервью
Арина Шарапова: Быть звездой - это стыдно!

Арина Шарапова: Быть звездой - это стыдно!

"Вот и поболтаем!" - весело пообещала Арина Шарапова, когда мы договаривались о встрече. И это удивило. Ведущая так много улыбается в своих программах "Модный приговор" и "Доброе утро", что по законам жанра в жизни должна была оказаться человеком мрачным и замкнутым... Не оказалась.

 

- Арина, ваш имидж на ТВ - просто Мэри Поппинс! Идеальный персонаж...

- Ага, только зонтика не хватает... Но со стороны виднее (смеется). Нет, это я не от скромности, просто я получаю наслаждение от своей работы, и это видно.

- Поэтому вы и работаете только в позитивных передачах?

- Может быть... Я ненавижу сюжеты про убийства, про четвертования, взрывы... Иногда просто ликбез для тех, "кто еще не стал преступником" (смеется). В нашей программе нет такого, но меня раздражают насекомые-убийцы и какие-нибудь страшные крысы. Уж лучше юмор, радость, смех... Просто посплетничать о жизни звезд куда приятнее...

- А сюжеты "Доброго утра" вам странными не кажутся?

- Да что вы! Они замечательные! Мистика, НЛО, непонятности - это чудесно. Это сказки. У каждого взрослого обязательно должны быть сказки. Реалист - это скучно. Надо же о чем-то мечтать. Я, например, мечтаю встретить НЛО или поздороваться с зеленым человечком.

- Господи, это вы говорите! Человек, занимавшийся по-настоящему серьезной журналистикой!

- (Смеется.) А я и продолжаю себя считать очень серьезным журналистом. И то, что я работаю в развлекательном жанре, не убивает моей сути. Я не живу без новостей, без газет, без политических событий... Но как женщина я могу себе позволить не работать в политической журналистике, при этом оставаясь ей преданной. Мужчинам сложнее. Я плохо представляю себе мужчину из политического вещания, который бы ушел в развлекалку. Это невозможно. Таких примеров в России я не знаю. Но женскую журналистику я выношу в отдельную графу.

<tv:MultimediaArticle MultimediaID="206112" ServerSize="240x180" Description="Шарапова стала блондинкой именно благодаря Вячеславу Зайцеву" Border="0" Align="right" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle>

- Мне кажется, когда вы сидите в "Модном приговоре", то отчаянно сдерживаетесь, чтобы не поиздеваться...

- Ну да, я, конечно, чуть-чуть подиздевываюсь. Но не все из этого, к сожалению, выпускают в эфир... Иногда просто невозможно удержаться! Не сострить. У меня язык острый, я могу что-нибудь ляпнуть (смеется). Но, честное слово, своих подзащитных я очень люблю. Всех! Заранее!

- Вам прямая дорога в "Прожекторперисхилтон"!

- Это абсолютно гениальный проект! О чем говорят люди на улицах? О "Прожекторе" и "Модном приговоре". Можно всю неделю вспоминать шутки ребят. Или то, что советует Слава Зайцев.

- Женский аналог "Перисхилтон" возможен?

- Его даже пытаются сделать, насколько я знаю. Не уверена, правда, что проект уже утвержден.

- А вам бы хотелось в нем поучаствовать?

- Ой, разве что в качестве гостя. Меня, кстати, приглашали в "Перисхилтон", но как-то все по времени не получалось. Впрочем, есть проблема: я очень сильно смеюсь. Иногда так начинаю хохотать, что просто не могу говорить. У меня было несколько интервью с Цекало и Ургантом в программе "Доброе утро", так я не могла даже вопросы задавать. Я начинала хохотать, они это понимали и продолжали надо мной еще больше издеваться... (Смеется.) Почувствовали слабое место! Я их умоляла: "Ребята, перестаньте, вы мне срываете интервью..." Самая высокая ступень профессионализма - не смеяться там, где очень смешно.

- "Модный приговор" действительно влияет на вкусы людей?

- Да! И очень сильно. И я даже вижу плоды нашей работы. Дамы меняются в лучшую сторону. И "самошопинг" у них проходит уже по правилам и нашим советам. Даже мои соседки любимые меняются. Очень тщательно начинают относиться к одежде.

- А как у женщины хватает духа прийти на программу и выслушать всю правду о своем внешнем виде?

- Вот это для меня загадка. Далеко не всякая может быть такой смелой: пойти на то, чтобы ее обсуждали. Чтобы собственный муж или сын говорил о тебе какие-то ужасные вещи... Но женщины это терпят! Это феноменальная программа. И она доказывает, что ради красоты женщины готовы на все.

<tv:MultimediaArticle MultimediaID="206114" ServerSize="217x322" Description="Арина считает себя трудоголиком" Border="0" Align="left" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle>

- Вы же были знакомы с Вячеславом Зайцевым задолго до этой программы?

- Да. Он выпускал меня в эфир "Вестей". Он был первым моим дизайнером, заставил меня кардинально измениться, переодеться. У меня тогда появился потрясающий синий пиджак с огромными плечами, как он любит, кофта с высоченным шелковым воротником, бантом... Причем кофта была кремового цвета с темно-синими шарами. Это было что-то грандиозное! Да! Благодаря ему я стала блондинкой. Я и так была блондинкой, но стала очень светлой блондинкой (смеется).

- Вы согласны, что в России не хватает звезд?

- Не поверите! Только что разглагольствовала в эфире о рынке звезд, о том, что их очень много и что это страшная сила! Нет, звезд у нас слишком много, и от этого они "теряют в цене". И не только материально.

- В вашей карьере был период, когда вам пришлось уйти с Центрального ТВ, уехать в Красноярск. Что это было?

- Да, тогда и у меня были проблемы, и у всей страны. Период был просто чудовищный. Никто не мог разобраться друг с дружкой... Шел дележ какой-то. В тот момент мне было проще уехать, чем вариться в котле непонимания и хаоса.

- Жуткие сплетни о вас на этот же период приходятся?

- Нет, чуть раньше. И сейчас я могу объяснить, что это было. Мы пришли на телевидение и сменили целую плеяду профессиональных журналистов. Они ушли в совершенно другие области деятельности из-за ужасных обстоятельств. И, конечно, безболезненно это пройти не могло. Тем более что среди них было много женщин, которые просто не могли оставить в покое такую яркую и симпатичную девушку, как Арина Шарапова. Я не совсем понимаю технологию, но сплетни и слухи - оттуда. Знакомый журналист с юморком рассказывал, как он печатал заметки про меня, понимая, что это вранье. Сарафанное радио работало отлично! Но справедливость восторжествовала, так ведь?

- Вы не боялись, что с отъездом в Красноярск карьера звезды может оборваться?

- Нет, я не думала про карьеру. Мне надо было работать и зарабатывать деньги. У меня был сын, мама с папой. Какая карьера на фиг! Тут уже дело не в амбициях. Я считаю, что если нет возможности найти себя в своей профессии, значит, ты встаешь и находишь себя в другой! Тогда мне повезло, и уходить в другое дело не пришлось, но если бы понадобилось, стала бы редактором или еще кем-то...

- Вы не белоручка?

- Да вы что! Это уже королевская история, а я не королева. Я себя даже звездой не считаю. Мне кажется, это стыдно - быть звездой. Мы все вышли из страны, где нас воспитывали в системе скромности, что ли... Все эти установки - не высовывайся, нос не задирай - это помогает моему поколению не зазнаваться, оставаться нормальными людьми.

<tv:MultimediaArticle MultimediaID="206115" ServerSize="240x180" Description="Арина с сыном Данилой" Border="0" Align="right" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle>

- Как вы относитесь к публикациям о себе в желтой прессе, к сплетням разным?

- Собака лает, а караван идет. А как реагируешь? Сначала падаешь в обморок. Потом понимаешь: либо ты сейчас повесишься, либо застрелишься... Потом слегка поплачешь пару дней. Потом берешь себя в руки и думаешь: так, ну что делать-то? Судиться с кем-то? Делиться своей популярностью? Не хочу и не буду!

Все это доставляет неприятности, неудобства, заставляет чувствовать себя изгоем каким-то... Сейчас мои молодые коллеги утверждают: что бы о тебе ни говорили, лишь бы говорили... Но я воспитана по-другому.

- Папарацци за вами не следят?

- Нет. Все-таки я живу не только своей профессией - у меня большая, объемная жизнь. А то пришлось бы всегда оглядываться и носить черные очки... Было время, когда охота за звездами носила необузданный характер, но сейчас все это угомонилось немного. Особенно после того, как Саша Абдулов набил морду какому-то фотографу. После этого все стало на свои места.

- А вам не кажется, что многие каналы как раз за счет такой "папарацционной" журналистики и живут?

- Кажется, и это чудовищно. Я бы вывела их все "кровавые и скандальные" передачи на платные каналы. Такая журналистика, безусловно, должна существовать. Но с некими ограничениями. В конце концов, в Средние века люди с большим удовольствием собирались посмотреть на казнь. Места заранее занимали.

Кстати, на этот счет много исследований проведено. И есть версия, что, посмотрев такие шоу, преступник может "выпустить пар". А по другим опросам, множество преступников из американских тюрем своими кумирами, идолами называют известных актеров и признаются, что идеи для своих преступлений брали в фильмах...

- Вы трудоголик?

- Пожалуй, да.

- Но остановиться, отдохнуть умеете?

- Могу. Мне нравится переключаться. Сейчас, например, не хватает преподавания. Скучаю по студентам. Зато есть семья, прогулки, спорт. Да у меня много чем есть заняться... Вот сейчас приехала на дачу - там все заросло. Все покрыто бурьяном! Просто нет времени там пахать. Я очень расстроилась. Срочно надо выцарапать хотя бы полдня, выкопать все эти сорняки и успокоиться. Впрочем, у меня вся семья - трудоголики. И сын, и муж... Но ничего, нормально живем!

коментарии (27)
осталось 1000 символов