Ольга Шелест погорела на шопинге в Нью-Йорке (ФОТО)

25 декабря, 2015 16:23 / Интервью
Ольга Шелест

Ольга Шелест

фото: ТН-Москва / Ю. Ханина

Ведущая программы Это моя комната на канале Disney Ольга Шелест пока не спешит пополнять гардероб обновками. Причиной тому материнство.

«До рождения Музы я благодаря диете и спорту сильно похудела, – рассказывает Ольга Шелест. – И после родов довольно быстро вернулась в форму. А когда вскоре забеременела во второй раз, честно скажу, расслабилась… Сейчас вот всячески пытаюсь ограничивать себя в еде, чтобы вернуться к прежнему размеру»
 
– В Москву я приехала из Набережных Челнов в 1990-е и выглядела практически как девушка "нового русского". Родной город имел славу бандитского, так что нужно было соответствовать. (Смеется.)

Я решила покорить Москву ярко-красным пальто, очками в оправе под золото и высоченными каблуками. Плюс я была худенькой (пока двоюродная тетя, у которой я жила первое время, не раскормила меня борщами и булками) и с длинными волосами. Чувствовала себя невероятно стильной и крутой! Мне кажется, меня даже побаивались. (Смеется.)

Читайте также: Ольга Шелест научит детей делать ремонт

Только скоро я увидела, что местные модницы выглядят несколько иначе… Москвички-однокурсницы (Ольга окончила Московский институт телевидения и радиовещания «Останкино». – Прим. «ТН») носили джинсы, на тот момент запредельные для меня ботинки Dr. Martens и лаконичные пальто. Как только родители прислали мне деньги на проживание, я тут же отправилась в магазин и купила себе черное укороченное пальто с воротником, такого же цвета ботинки а-ля Dr. Martens (на оригинальные финансов не хватило) и очки в стиле классических Ray-Ban.

В ноябре выяснилось, что в модном пальтишке жутко холодно, но я старалась не показывать виду. Мол, я же из Набережных Челнов: у нас там такие зимы, вам и не снилось! На самом деле климат практически ничем не отличается, как вы понимаете.



В студенческие годы меня спасало мое и мамино умение шить, недаром я поначалу хотела стать художником-модельером. Когда я приезжала на побывку в Набережные Челны, мы c ней вдвоем все время что-то перекраивали и переделывали. В морозы я носила шубку под леопарда, которая досталась мне от маминой подруги – та решила сменить ее на что-то натуральное, тогда как раз все начали носить норку, бюджетный мутон.

Перепавший мне леопард хоть и был искусственным, но смотрелся стильно. Мама, подгоняя шубу под мой размер, исколола себе все пальцы, но носила я ее очень долго. А так, конечно, все деньги, которые присылали родители (стипендии у меня не было, я училась на платном курсе), тратились на обновки и развлечения: театры, музеи, кино, ночные клубы.

Хотелось впитывать атмосферу культурной столичной жизни, брать от нее все по максимуму. До сих пор помню, как мы с девчонками лихо отрывались в клубе Четыре комнаты, в который особенно любили захаживать богатые иностранцы. Будь мы порасторопнее, давно бы жили где-нибудь на Багамских островах! (Смеется.) Но у нас ветер гулял в голове – нам бы потанцевать да повеселиться от души.

Про студенческое легкомыслие отдельная история. Помню, как родители, попавшие, как и все, в водоворот 1990-х, прислали мне с трудом накопленные $500, чтобы я сняла квартиру. Этой суммы по тем временам могло хватить на два месяца аренды.

Гуляя по центру Москвы с переводом в кармане, я зачем-то зашла в ГУМ, где увидела черную прозрачную блузку из гипюра с пышным жабо… Gianfranco Ferre, кажется. Я ее примерила и увидела горящие глаза продавщицы, которая на все лады начала расхваливать блузу на мне. И я попала под ее гипноз! Видимо, девушке очень нужно было продать вещь, может ей процент с продаж начислялся, не знаю…

Читайте также: Ольга Шелест подарила своей дочери сестренку (ФОТО)

На кассе, когда я услышала, что она стоит почти $500, у меня опустились руки. Но решимости отказаться от покупки не хватило, и я ее взяла. А надевала максимум пару раз. Не пропала я в итоге только благодаря суперподругам, у которых ближайшие два месяца и перебивалась: то у одной, то у другой. Мы до сих пор с институтскими подружками очень близки.

Время идет, а я по-прежнему остаюсь транжирой! Сейчас достаточно зарабатываю и порой позволяю себе лишнее. Правда, когда мы переезжали из загородного дома в квартиру, поняла, что все мои вещи просто не умещаются в более скромной гардеробной! В такие моменты выясняется, что хранишь огромное количество хлама. Так что сейчас, когда подружки зазывают пошопиться, соблазняя новыми коллекциями, я стойко отказываюсь, потому что у меня миллион платьев, столько же туфель и, слава Богу, есть любимые друзья-дизайнеры, которые дарят одежду, дают ее для съемок и красных дорожек.

Раньше с этим было гораздо сложнее. Помню, как нас с Антоном Комоловым собирали на церемонию ТЭФИ в 2001 году. Мы номинировались как ведущие лучшего развлекательного шоу («Бодрое утро» на MTV. - Прим. «ТН»). На тот момент было всего два магазина, где для нас с Антоном брали вещи на съемки, -  Podium Market и  Leform. Кажется, в Podium мне дали напрокат смокинг с бабочкой стоимостью в несколько моих зарплат! Всю церемонию я боялась даже дышать, не говоря уже о том, чтобы вспотеть!

ТЭФИ в итоге досталась Илье Олейникову и Юрию Стоянову, но мы выдохнули, вернув вещи в целости и сохранности. А так еще выручал рынок в Лужниках – например, там я купила золотые, парчовые брюки, в которых успешно прошла в свое время кастинг на MTV. Но думаю, взяли все-таки за талант, а не за одежку! (Смеется.)



Еще одна причина, по которой я пока не спешу покупать себе обновки, – материнство. С рождением детей меняется фигура, не сразу получается вернуться к привычному размеру. До Музы я благодаря диете и спорту сильно похудела, пришла в очень хорошую форму. А когда вскоре забеременела во второй раз, честно скажу, расслабилась, наивно подумала, что и во второй раз тоже быстро похудею. Оказалось, нет: иначе перестраивается гормональный фон, к тому же между беременностями был короткий промежуток – это сильнейшая нагрузка на организм.

Сейчас стараюсь изо всех сил ограничивать себя в еде, но не всегда получается. С одной стороны, мне повезло, что у дочерей нет аллергии: некоторые кормящие мамы едят только гречку и отварную курицу. Я же могу позволить себе все, включая сладкое и кофе, и это дико расслабляет. Перед десертами я совершенно бессильна... Ненавижу мужа (Алексей Тишкин, режиссер. - Прим. «ТН») за то, что он к ним равнодушен! (Смеется.)

Леша периодически пытается умерить мой пыл в отношении покупок. Например, я очень люблю пальто. Муж частенько повторяет: «Пощади, у тебя же их миллион!» И он абсолютно прав, но я каждый раз не могу отказать себе в новой модели. Вот синее пальто с оленем – недавняя обновка от Игоря Чапурина. Я нежно люблю этого дизайнера и довольно много вещей шью в его ателье. Мы вместе придумываем эскизы, а затем Игорь со своей командой воплощает их в жизнь.

Читайте также: Дарья Донцова о правилах одежды и шопинга

В связи с рождением детей я пропустила, кажется, три показа Чапурина, а когда наконец добралась до его шоу-рума, сразу же обратила внимание на рулон ткани с оленями…Игорь рассказал, что собирается шить ограниченную серию пальто. Я тут же заказала себе одно и с нетерпением стала ждать.

Когда полетела в обновке в Париж, меня чуть не разорвали на части, все спрашивали: «Откуда? Кто дизайнер?!» То же самое повторилось в Нью-Йорке: американцы вообще очень непринужденные люди, потому на улицах ко мне не раз подходили сделать комплимент и узнать, где я купила пальто. Без преувеличения, олень Игоря Чапурина имел невероятный успех на восточном побережье!

Конечно, Нью-Йорк особенный город, который я люблю всей душой. Там на улицах можно встретить микс из стилей, что невероятно вдохновляет. Люди сочетают несочетаемые вещи и выглядят классно. Самый распространенный девичий look на тамошних улицах - поношенные кроссовки, скромное пальто и непременно сумочка Шанель…

Обожаю Нью-Йорк за то, что могу привезти туда свои самые оригинальные вещи и на меня не будут смотреть косо. Например, у меня есть синяя клетчатая рубашка oversize с искусственно прожженными в нескольких местах дырочками. Так задумано.

Пришли мы с дочкой в нашу поликлинику – гардеробщица, принимая вещи, не скрывала удивления: «Что ж у вас рубашка-то горелая?» Я отвечаю, что она такой и продавалась, дизайнерское решение. «И вы купили ее драную?!» (Смеется.) А в Нью-Йорке у меня не раз спрашивали прохожие: «Какая крутая сорочка, что за бренд?»

В Нью-Йорке ты можешь выйти из отеля за кофе в банном халате и тапочках, и никто не обернется. Вечером наденешь кимоно, лодочки Christian Louboutin на сумасшедшей шпильке и тюрбан, расшитый бриллиантами, - и тоже будешь чувствовать себя комфортно. Там все эти смелые сочетания люди видят каждый день и уважают потребность другого в самовыражении.

И, конечно, в Америке простор для шопинга – доступна масса марок, включая множество демократичных, не продающихся больше нигде. Я не буду оригинальной, если скажу, что люблю сочетать масс-маркет с брендовыми вещами. У меня в гардеробе есть и H&M, и Zara, и Topshop. Носить только брендовые вещи очень дорого, а если при этом каждый раз сдавать футболку Dolce & Gabbana в химчистку, так и вовсе рискуешь разориться!

Читайте также: Ольга Фреймут на себе не экономит

Если говорить о модных табу, то у меня оно только одно: я не ношу мех, из этических соображений. Мне кажется, в ХХI веке странно всерьез рассуждать о том, что только шуба может спасти от морозов. Как известно, никто не покорял Северный полюс в норковом манто. Сейчас есть супертехнологичные материалы, которые позволяют шить очень теплые, легкие и хорошо сидящие пуховики. У меня множество стеганых курток, пальто из искусственного меха, которые круто смотрятся и защищают от холода.

И кстати, я была в Магадане и не понаслышке знаю, что такое минус 40 °С и даже минус 50 °С. На себе проверила: пуховик надежно защищает от таких морозов. Так что мех – прежде всего определенный статус, который люди стараются приобрести или подчеркнуть.

Конечно, мой стиль со временем трансформируется, предпочтения меняются. Муж давно отказался от идеи покупать мне что-то из вещей в подарок: велика вероятность не угадать с размером или моделью. Леше кажется, что совсем недавно я носила клетчатые рубашки с черепами, а я ему: «Ты что, это ж детский сад! Я давно выбираю женственные платья!» Поэтому обычно он говорит: «Вот тебе деньги, иди и купи сама!» Ну, или я обвожу жирным маркером в журнале то, что мне приглянулось, и он топает в магазин. Очень удобно! (Смеется.)



В свое время у меня было довольно много фантазий на тему свадебного платья. Сначала хотела выходить замуж непременно в красном. Потом я загорелась идеей с корсетным платьем – коротким впереди и удлиненным сзади. Затем открыла для себя бренд Maison Martin Margiela и видела себя в чем-то концептуальном, например рубашке нестандартного кроя и кедах.

А в итоге отправилась в ЗАГС, будучи глубоко беременной, в черном платье с яркими цветами (было важно найти то, что налезет!), а Леша был в джинсах и пиджаке. Теперь жду, когда дочки подрастут и смогут нести шлейф моего подвенечного наряда… Может, тогда и свадьбу сыграем? (Улыбается.)

Музе два годика, Айрис три месяца. С детским шопингом я тоже временно притормозила. Муза так быстро растет, что попросту жалко вещей - она не успевает их поносить! Хорошо, что появилась Айрис – ей досталось богатое наследство от сестры. Младшая у нас бедолага, мы не купили ей, по-моему, еще ни одной вещи!

Муза жутко самостоятельная, очень открытая и коммуникабельная девочка. В восемь месяцев мы отдали ее в детский клуб развития, чтобы там она могла выплескивать свою энергию, общаться с другими детьми. Каждый день перед Музой дилемма, в чем пойти в детский сад: в платье с котиками или с совой. Причем переубедить, если она что-то решила, невозможно. Ей все равно, что за окном дождик: она все равно хочет надеть платье!

Читайте также: Ольга Шелест назвала дочь в честь радуги

Молодые родители со мной согласятся, дети – дорогое удовольствие. Ты заходишь даже в демократичный магазин: берешь то, се, пятое, десятое, а потом на кассе понимаешь, что все это сейчас снова выльется в кругленькую сумму. Поэтому спешно начинаешь выкладывать то, без чего можно обойтись. (Смеется.)

Кстати, к Новому году я себе ничего специально не покупаю: благодаря тому, что веду различные мероприятия, премии и корпоративы, у меня в гардеробе множество вечерних нарядов, можно покопаться и найти что-то интересное. Ну и главное, сам Новый год мы с семьей обычно празднуем либо за городом, либо в горах, где не нужно ничего, кроме валенок, штанов потеплее и веселого свитера. Но обязательно наряжаем елку.

У нас традиция – привозить из путешествий не магниты и кружки, а елочные шары. Выискиваем их в любом городе в любое время года. В нашей коллекции есть шарики из Лондона, Нью-Йорка, Парижа, с Карибских островов, из Украины, Белоруссии и многих других стран и городов. Вешая их на елку, мы с мужем каждый раз с восторгом вспоминаем детали поездки, перебираем яркие впечатления. Пока дочки маленькие, ставим искусственную ель, но когда подрастут, обязательно появится живая елка, пахнущая хвоей. До сих пор этот запах ассоциируется у всех нас с детством и приближающимся праздником.

Что касается специального платья для новогодней вечеринки… Мне кажется, с появлением в нашей жизни соцсетей мы в определенном смысле стали их заложниками. Стремимся запостить каждое событие и обновку, иначе вроде как не считается! Хотя, как показывает практика, кадр с искренней улыбкой или забавной рожицей гарантированно собирает наибольшее количество откликов. Так что для меня на первом месте однозначно искренние позитивные эмоции: я за бодрое настроение!

Смотреть онлайн программу Наедине со всеми (2014) с Ольгой Шелест:

Ольга Шелест Источник: журнал "Теленеделя"
материалы по теме
коментарии (27)
осталось 1000 символов