Оксана Соколова: жалею, что не родила второго ребенка

26 февраля 12:48 / Интервью
Оксана Соколова, журнал Теленеделя

Оксана Соколова, журнал Теленеделя

фото: пресс-служба канала ICTV

В феврале Факти тижня з Оксаною Соколовою (ICTV) отметили 10-летний юбилей. За это время программа заметно преобразилась. Изменилась ли ее руководитель и ведущая?

Все на лыжи, а я — в шезлонг

— Работа занимает в моей жизни процентов восемьдесят времени, — говорит Оксана Соколова. — Я постоянно нахожусь в эпицентре политических событий, что не может не отражаться на настроении и на взглядах. Поэтому налет романтики и иллюзий исчез. Происходящее заставило стать тверже, жестче, сильнее и в чем-то даже циничнее.

Насколько сильно график работы ведущего «Фактiв» десять лет назад отличался от графика руководителя департамента публицистических проектов?

— Когда мы начинали делать Факти тижня, которые шли в эфире 25 минут, я могла еще в пятницу выпить с подружками кофе в аппаратной и поболтать о жизни. Даже в воскресенье, в день эфира, спокойно шла на обед или в ботанический сад. Сейчас программа длится 90 минут, нам надо обработать огромное количество информации, так что о прогулках и разговорах остается только мечтать.

Если у друзей на этот день выпадает какое-то событие и они приглашают заехать до эфира «хотя бы на полчаса», не могу, потому что с 10 утра уже в студии. Потом у меня выходные, а все работают... Из-за такой жизни — шиворот-навыворот — за эти десять лет я вообще выпала из социальных процессов.


Многих друзей из-за этого потеряли?

— Не то чтобы потеряла. Они просто поняли, что куда-то звать меня бесполезно — все равно не приду. Например, у нас была компания, с которой раньше любили ездить за город или путешествовать по Украине. Но это опять же или в субботу-воскресенье, или в праздничные дни. А у меня ни выходных, как у нормальных людей, ни праздников — эфир никто не отменял. Разве что на Новый год, когда, как правило, все разъезжаются.
 
Я тоже одно время отправлялась куда-нибудь в лес или горы. Хочется отдохнуть от этой информационной перегрузки, никого не видеть и желательно ни с кем не разговаривать
(улыбается). Самое большое удовольствие — покататься на лыжах, очень мне это нравилось. Но после того как порвала мениск, нельзя. Так что просто поднималась на подъемнике на вершину горы и часами, сидя в шезлонге, любовалась красотами и заряжалась энергией. Больше ничего и не надо было. Но теперь и этого не могу себе позволить в силу занятости.

Сейчас стараюсь возобновить отношения с друзьями. Понимаю, что самое ценное, что у нас есть, — человеческие отношения. Когда не откуда черпать оптимизма (а где ему взяться в нынешней политической ситуации?), спасает именно общение с близкими людьми.


 
Полтора месяца под охраной

Благодаря профессии приобрели больше врагов или друзей?

— Мы говорим в своей программе то, что многие люди не хотят слышать. Из-за этого я тоже потеряла со многими контакт. Потому что очень принципиальный человек, для меня истина — дороже всего. Может, это не всегда правильно, но ничего с собой поделать не могу.
 
Как говорила моя любимая Людмила Гурченко, если тебе плюют в спину, значит, ты на шаг впереди всех. Этим себя и успокаиваю
(улыбается).

Плюют — это полбеды. Но есть еще негативная энергия — очень неприятная штука. Верите в то, что она существует? И как от нее защищаетесь?

— Верю! То, что у нас определяют как сглаз, я называю энергетически ударом. Ощущала это на себе неоднократно. К счастью, мне попадались в жизни люди, с которыми достаточно было поговорить — и все становилось на свои места. Но оберегов не ношу.

Единственное, жалею, что пока была жива бабушка, не переписала молитву, которую ей во время войны дала незнакомая женщина. Она сказала, что эту бумажечку, замотанную в тряпочку, надо пристегнуть на себе. На следующий день, когда бабушка на переправе попала под бомбежку, все утонули, а она спаслась — бревно зацепило за воротник и вытащило на мель. Всю жизнь она считала, что ее спасла именно та молитва.


Вы не раз получали угрозы — и в 2004-м, во время избирательной кампании, и два года назад — от боевиком с Востока. После этого охранник у вас не появился?

— Появился. К счастью, ненадолго. Мне начал звонить какой-то человек, говорил страшные вещи. Его, кстати, потом нашли. Но до этого пришлось пройти инструктаж — например, на случай, если плеснут в лицо кислотой. И полтора месяца ездить со специально подготовленным человеком. Это был не самый лучший период в жизни — когда постоянно оглядываешься и в каждом прохожем видишь опасность, когда тебя от двери дома до двери офиса сопровождают…
 

Большой стол отменяется!

Ваш непростой рабочий график сильно усложняет отношения с мужем?

— Ему тяжело, конечно. Был период, когда он работал в другом городе, постоянно летал туда-сюда, и это как-то объясняло, почему мы не видимся. Сейчас у него режим более-менее нормальный, а чаще видеться не стали.

Мы много раз это обсуждали, но пока не нашли выхода из ситуации. Так что я очень ему благодарна за попытку понять меня вместе со всеми этими нервными срывами. Психологи учат, что надо остановиться перед дверью, закрыть глаза, отпустить весь негатив и войти в дом спокойной. На практике подобное не очень работает.
 
Да, мужу со мной непросто. В выходные видимся только поздно вечером: даже если приезжаю после эфира в 9-10 часов, все равно вместе ужинаем и обсуждаем программу, политику — в общем, все. Вот в кино даже не помню, когда последний раз и были, — новинки потом скачиваем и смотрим дома.


А как же отпуск? По отдельности приходится ездить?

— Когда сын был поменьше, муж еще мог нас вдвоем куда-нибудь отправить. Сейчас Влад учится за границей и даже на Новый год впервые не навестил, так что держимся друг за дружку. Не получается в отпуск вместе, значит, никто не едет. С сыном, кстати, два года назад собирались в Америку — очень хотели побывать в Кремниевой долине. Не получилось. И когда получится — не ясно. Планировать что-то в это непростое время невозможно.

Когда в последний раз приглашали гостей домой на уютные посиделки?

— Ой, это отдельная история. Восемь лет назад мы переезжали в новую квартиру и купили огромный стол. Сын его увидел и спрашивает: «Зачем такую громадину выбрали?» — «Ну как же! А если гости придут?». Он на меня смотрит: «Мама, а когда у нас в последний раз гости были?» (смеется). И действительно — когда? Так что стол поменяли на другой, поменьше — хитрый, раскладной. Его вполне хватает, чтобы родственников усадить. А если девичники с однокурсницами устраиваю или день рождения отмечаем, идем в ресторан.


 
Выбор в пользу обстоятельств

Вы считаете себя карьеристкой — в хорошем смысле этого слова?

— Наверное. Хотя не уверена, хороший ли это смысл. Все-таки женщина должна оставаться женщиной — на первом месте у нее семья и дети. Важно, чтобы погоня за самореализацией не становилась единой целью жизни.

Но у вас есть и семья, и ребенок. Что вы потеряли?

— Очень жалею, что не родила второго малыша. Когда была моложе, часто задумывалась об этом, и каждый раз делала выбор в пользу работы, каких-то обстоятельств. Потом сын вырос — так быстро, что я даже не заметила. Сейчас пытаюсь «отыграться» на племяннице — дать ей то, что не дала ему. Лера (телеведущая Лера Черненко, сестра Оксаны. — Прим. ред.) смотрит на меня с недоумением. А я вижу в ней себя -- она повторяет все мои ошибки.
 
Я очень старалась быть хорошей мамой. Сын перепробовал, наверное, все -- от хоккея до игры на фортепиано. И я вместе с ним. Помню, и на картах катались, и в футбол играли -- у меня были абсолютно мальчишеские увлечения.


Трудно было оторвать от себя в 15-летнего мальчика и отправить учиться за границу?

— Конечно, это было непросто. Однако я не сомневалась, что все делаю правильно. Убедилась в этом только спустя пять лет. Недавно сын признался, что первый год было нелегко в чужой стране. Но в том возрасте, когда организм более гибкий, ему в любом случае легче приспособиться к обстоятельствам, чем в 20 лет. Сейчас у него уже все хорошо. Он изучает право, хотя, мне кажется, по-прежнему находится в поисках самого себя.
 

Смотрю на мольберт — и мечтаю

За эти десять лет внешне вы сильно изменились? Сколько раз, например, экспериментировали с прической?

— В этом смысле я консерватор. Вижу себя вот так, поэтому стилистам со мной очень тяжело. Но в этой фотосессии мы сделали совершенно другой образ, и я осталась довольна результатом.
 
С нарядами та же история. Всю жизнь любила брюки, джинсы и обувь на низком ходу — в этом удобнее всего ходить. Но иногда хочется надеть и платье, и туфли на шпильке, чтобы на тебя начали оглядываться мужчины
(смеется) — как любой женщине, подобная реакция мне приятна. Понятное дело, такое бывает по каким-то особым поводам. Когда смотрю на девушек, которые целый день на каблуках, не понимаю, как они выживают.

После сорока большинство женщин, которым небезразлично, как они выглядят, начинают заниматься спортом — чтобы оставаться в форме. У вас такая необходимость возникла?

— Мне кажется, за последнее время я стала… чуть основательнее (улыбается). И стараюсь с этим в меру возможностей бороться — в спортзале.

У вас же дома был тренажер! Или он ушел вместе с большим столом?

— По-прежнему стоит, но совершенно не востребован. Раньше хоть изредка его эксплуатировала, а сейчас нет. Вообще все должно быть в комплексе, и питание на первом месте. Главный принцип: себя надо ограничивать. Признаюсь, за этим следит муж — он не допустит, чтобы вечерняя трапеза была тяжелой.

Если возвращаетесь поздно, ужин вас ждет, или приходится что-нибудь быстро сообразить на стол?

— Особого кулинарного таланта у супруга нет, но в воскресенье вечером еда меня ждет всегда. Если не может приготовить сам, значит, что-нибудь заказывает.

У вас была мечта — дача. Обзавелись наконец?

— Нет. Но уже несколько лет подряд мы ее снимаем на лето. Меня это очень дисциплинирует. Если бы дачи не было, никуда бы и не выезжала из города — все время работала бы за компьютером. А когда надо регулярно стричь газон, поливать собственноручно посаженные цветы, хочешь — не хочешь, а должен наведаться. Со временем приспособилась брать с собой ноутбук и даже смогла там работать. Получаю от этого большое удовольствие: чистый воздух, тишина, сад — красота! В прошлом году и отпуск там провела.

На свои увлечения времени хватает?

— Увы. Я давно мечтаю начать рисовать. И вот на день рождения муж со словами «Пусть сбываются мечты!» подарил профессиональный мольберт. Теперь на него смотрю — и мечтаю (смеется). Потом что времени не хватает. Ни на что не хватает! Хочется поездить по миру — в Америку, Японию. Походить на тренинги по психологии и коммуникации — это может пригодится для работы. Максимум, на что меня хватает, — цветы. Дома много орхидей, с которыми обожаю возиться. Муж смотрит с удивлением, а для меня это — настоящий релакс.

журнал «Теленеделя» , Оксана Соколова Источник: Журнал «Теленеделя»
материалы по теме
коментарии (27)
осталось 1000 символов