ТОП-5 книг о детях, родителях и выходе в люди

Игорь Бондарь-Терещенко, специально для TV.UA,
13 сентября 14:00 / Вдохновение
Книги о детях

Книги о детях

Почти всегда герои этих книг, рассказывая истории о жизни и судьбе, оказываются то в Стране невыученных уроков, то замужем за мафией. В любом случае, тезис «детство, детство, будь ты проклято» развивается сегодня совсем в ином направлении, нежели в эпоху исторического материализма. Хотя противостоять Системе в юном возрасте по-прежнему не легче, чем взрослому стать продюсером в Голливуде.

Сергей Голицын, «Записки уцелевшего». - М.: Никея, 2016. – 636 с.

top-5-knig-o-detyah-roditelyah-i-vyhode-v-lyudi-1

В обширной генеалогии рода Голицыных-Трубецких-Лопухиных несложно запутаться: одних двоюродных братьев у отца автора пятьдесят четыре. Но искать выход из ситуации вокруг наследия и того горше. В книге то и дело переспрашивают, кому все это принадлежит и куда девалось нажитое непосильным дворянским трудом добро – мебель, портреты, книги, встречающиеся нынче у московских коллекционеров.

Один из двух дедушек был «аристократом до кончиков ногтей, за которыми всегда тщательно ухаживал», а платок (если упустил) ему в гостях подавал лакей. И если уж писал мемуары, то не мелом на черных (как у Паниковского) манжетах, а на ленточках тончайшей «слоновьей» бумаги. Серебряным карандашиком чиркал и под те же манжеты прятал. И, вообще, «Яблочкину называл просто Сашенькой», Морозова уговорил Третьяковскую галерею оставить, триста томов по пятьсот страниц каждый исписал мемуарами…

Читайте такжеТОП-5 новых книг о путешествиях, эмиграции и депортации

Где все это теперь? Улицы Москвы дедушка в бытность городским головой замостил, трамвай вместо конок пустил, чуть было метро в 1902 году не построил, а в истории города об этом ничего. Только в таких вот внучатых мемуарах двойной перегонки, да у бабушки в тетрадке. Та тоже чудила по молодости – то ботинки сестер в окно вагона выбросит, то картин у молодого Левитана накупит, то Коровин ее нарисует. Где те портреты? Белогвардейцы, вы их видали? Ни лавров нет, ни вишен, и «обезьяна нагадила на ковер, - позвонили в колокольчик, явился лакей и убрал». И снова «что-то цыгане не едут». Иногда даже в лучшие времена своих не досчитывались, почти как в булгаковской истории с киевским дядей Трубецким, который флиртовал с женой племянника в купе, а тут муж вошел, «вытащил револьвер и - раз-раз - двумя выстрелами убил родного дядю наповал». А вы говорите, революция, большевики.

Маргарита Хемлін, «Дізнавач». – Х.: Фабула, 2016

top-5-knig-o-detyah-roditelyah-i-vyhode-v-lyudi-2

Этот исторический детектив и незаурядный приключенческий роман автора, что родом из Чернигова о послевоенном времени с его преследованиями за «еврейский национализм», предшествующими дальнейшему выявлению «безродных космополитов» и прочих «врачей-вредителей».

В романе все время акцентируется внимание «дознавателя» и одновременно «надзирателя» за поведением подопытных и подследственных людей со стороны героя-оборотня, хлопца-украинца, на службе и в жизни всячески сторонящегося собственного «национального» происхождения и принципиально общающегося с земляками не на родном украинском, а на общепринятом и общепонятном русском.

«Але якби я зважав на такі особисті дурниці, я б не працював в органах, - сообщает герой. - І вся б наша міліція не працювала. І в війні ми б не перемогли. Особистого не те щоб не має бути. У людини все має бути прекрасно в міру: і особисте, і громадське. Але особистого все-таки має бути якомога менше і тихіше».

Именно на этой драме столкновений – личного и общественного, родного и советского – построено это, без преувеличения, грандиозное свидетельство эпохи. Причем, заметим, в соответствующей ей форме художественной интерпретации. Скупой суржик и официоз протокола, народная культура и партийная жизнь – все смешалось в суровом быту героев романа, который, наконец, приходит к украинскому читателю на его (а также автора) родном языке.

Елена Ферранте, «Моя неймовірна подруга». – Х.: Клуб Сімейного Дозвілля, 2016

top-5-knig-o-detyah-roditelyah-i-vyhode-v-lyudi-3

В этом романе, рассказывая историю ухода героини, вам не предлагают засунуть голову в духовку или наглотаться таблеток. Есть вещи страшнее смерти, самоубийства или трагической кончины. Например, забвение.

Так, например, в самом начале сын пропавшей героини, который ни дня не работал, сидел на шее у матери, сообщает ее подруге, что та неожиданно исчезла. Две недели назад. И никто, кроме подруги, не знает, что это была мечта не только близких, которых старуха надула, а ее собственная.

«Принаймні три десятиліття вона мені казала, що хоче зникнути, не лишивши й сліду по собі, і тільки я добре розуміла, що саме вона мала на увазі, - вспоминает ее подруга. - В неї ніколи й на думці не було втекти, змінити ім’я чи зажити новим життям в іншому місці. Вона ніколи й не думала про самогубство… В неї завжди був зовсім інший намір: вона хотіла щезнути, розсіяти кожну свою клітинку, щоб не лишити по собі нічого».

Читайте такжеТОП-5 новых книг о времени и о себе

В принципе, немудрено, если учесть, что речь в романе идет о послевоенной Италии, житье-бытье девчонок на улице, драках с мальчишками, скандалах с отцом, избивавшем дочь, наконец, о пятнадцатилетней невесте с трудной, как говорится, судьбой. Да и смертей здесь предостаточно, хотя, вроде бы самое время жить. Умереть в детстве вообще можно было даже от обыденных вещей. Например, вспотев, а потом выпив холодной воды из-под крана, или съев вишен, не выплюнув косточки, или, пожевав жвачку и проглотив ее из-за невнимательности. Саму же героиню выбрасывает в окно родной отец, обманывает любимый и только лучшая подруга остается с ней до конца.

В целом, этот роман можно читать как бытовую драму, национальную трагедию и семейную сагу, но лучше всего, пожалуй, как детский (а также подростковый, юношеский, словом, без возрастных ограничений) хоррор.

«Книжка заборон і таємниць». – Х.: Віват, 2016

top-5-knig-o-detyah-roditelyah-i-vyhode-v-lyudi-4

Издание этой антологии весьма актуально хотя бы оттого, что надо же когда-нибудь не только взрослым читателям угождать, но и тем, кто завтра станет заполнять эти сомнительные лакуны национального будущего.

«Вони стояли нерухомо, мовчали та пильно дивились один одному в очі. У їхніх іще хлоп’ячих обличчях читалася майбутня суворість», - узнаем мы о них из сборника, в котором поучаствовали такие знаковые авторы, как. И. Роздобудько, Л. Денисенко, Д. Корней, А. Михед, Н. Щерба, Л. Воронина и другие. Потому как чем, кроме игры в «Зомби против растений» интересуются у нас в младших классах? А какие проблемы у старшеклассников с друзьями, недругами и врагами? Что делать, если на стороне этих самых врагов не только власть, директор и вся школа, но даже твои родные, а гранаты ты, как назло, забыл в другой школе, откуда тебя выгнали?

Скажете, сами разберутся? К сожалению, не всегда, и поэтому из сюжетов здесь – боевой гопак и сплошная борьба с Системой, начиняющаяся с детства. И неважно, что патриотическим воспитанием это вряд ли назовут – так же, как и прозу, собранную в этой книге. Поскольку она – словно увлекательное приключенческое и детективное чтиво в сравнении с заданным в школе на лето – о том, что на самом деле происходит за кулисами «правильной» жизни, пусть даже сюжеты складываются не в классе, а на улице. То есть, вне школы, которая понемногу становится украинской, все больше напоминая советскую рутину.

А если случается чудо, и торжествует правда в этих рассказах, то мораль у общественности одна. «Сусід, дядько Петро, казав: «То все «бандерівці» наробили! – узнаем, в частности, из рассказа Роздобудько. - Скоро і до нас доберуться, всіх поріжуть». - За що? - якось спитала я. Він знизав плечима і невизначено мугикнув: - Ну, ми ж схід, а то - захід. Знайдуть за що. З них станеться».

Олександр Роднянський, «Виходить продюсер». - К. : Брайт Стар Паблішинг, 2016

top-5-knig-o-detyah-roditelyah-i-vyhode-v-lyudi-5_01.

Уже само название этой книги говорит о ее «практическом» характере. Особенно в тех ее главах, где рассказывается о приключениях автора за границей. «Як бути американським продюсером», «Як бути продюсером-патріотом і не червоніти» и даже «Про небезпеку (для продюсера) великих перемог і про користь опинитися лузером».

Истории, на самом деле, предшествующие успеху фильмов Роднянского в Голливуде. «Майже всі вони, за винятком «Хмарного атласу» і «Таємниці перевалу Дятлова», на жаль, не стали моїм продюсерським успіхом у повному сенсі слова «продюсерський», - признается он. - Скажімо, «Машина Джейн Менсфілд» має в собі саме те, що я завжди любив у кіно, – емоційну напруженість, рефлексію глибоких почуттів, нерв справжніх стосунків. Однак пройшла «Машина…» скромно, а обидва проекти Роберта Родрігеса, до яких я був причетний, виявилися фінансово невдалими. Парадоксально, що успіх в Америці мені принесли не американські проекти, а «Сталінград» і «Левіафан».

Читайте такжеТОП-5 новых книг о выживании в «летних» условиях

И все это на примере успешной работы автора с настоящими акулами бизнеса, а также истории успеха или провала таких культовых фильмов последнего времени, как «Город грехов-2» и «Мачете убивает». Фильмов, как уточняет автор, которые не устояли перед триумфом традиционных национальных ценностей. При этом имеется в виду недавний блокбастер «Стражи галактики», то есть, «історія з балакучим єнотом, що продовжує традиції наївної фантастики класичного Голівуда».

Александр Роднянский , книги , книжная лавка , книжные новинки , Сергей Голицын , Елена Ферранте Источник: TV.UA
материалы по теме
коментарии (27)
осталось 1000 символов