Елена Кондулайнен: Я – святая, но занимаюсь любовью

5 ноября, 2011 15:08 / ШоуBiz
Елена Кондулайнен: Я – святая, но занимаюсь любовью

Елена Кондулайнен: Я – святая, но занимаюсь любовью

Российская актриса рассказала о том, как ей в Крыму предложили проект с "клубничкой", зачем хочет остаться вечно молодой, и объяснила, что любовь помогает сохранить фигуру лучше, чем занятия спортом.

Вы считаете, что талантливый человек талантлив во всем?

–  Да. Я, кстати, не только снимаюсь в кино и пишу песни, но еще и в футбол играю, причем с мужчинами. В зависимости от команды выступаю то в нападении, то в защите. Понимаете, это моя профессия – делать праздник. Мне нравится радовать людей, чтобы они смеялись и были счастливы. Молодое поколение не знает меня как актрису, не видело тех фильмов, которые сделали меня популярной, но им нравятся мои песни. У меня есть страница в соцсетях, куча молодежи в друзьях, и все они не верят в мой возраст. Понимаете, все думают, что я преувеличиваю, что столько не живут. Сейчас настало интересное время, когда можно уйти от своего возраста. Мне раньше всегда казалось, что я буду только молодеть с годами, что никогда не состарюсь. И только теперь я понимаю, что это значит. Виртуальная Елена Кондулайнен будет выглядеть все моложе и моложе. Сейчас в Сети уже есть моя страница с указанием года рождения — 1991-й. И все в нее поверили. В одной газете уже написали даже, что есть 19-летняя Кондулайнен. Понимаете? Мой образ ушел за рамки меня, и он живет отдельно. Елена Кондулайнен – это символ вечной красоты, он будет развиваться и жить своей жизнью в виртуальном мире.

Так вы завоевываете новую аудиторию?

– Совершенно верно. Молодежь очень любит мои песни. Вот послушайте текст: "Сидел ты за соседней партой, следил ты вовсе не за мной. Ты увлечен был школьной картой, я увлекалася тобой. Светило солнце вспышкой яркой, казался мир тогда иной – мы будем навсегда за партой. А день за днем шли чередой". Это же строчки о молодых. И эту песню они друг другу передают в социальных сетях. Потому мне и нравится писать песни, что я знаю жизнь, и мне хочется рассказать о ней от себя, не при помощи режиссера, который хочет исполнять только свои желания. Меня, в общем-то, в кино это всегда тяготило, я во всех ролях искала самостоятельности. Например, в фильме Две версии одного столкновения играла разведчицу ЦРУ, которая влюбилась в молодого человека, тоже американца. Я должна была у него выкрасть пленку и разведать какие-то тайны, но влюбилась в него. Долго думала об этой разведчице и поставила режиссеру условие, чтобы в фильме был последний кадр, когда я сижу одна на ступеньках и плачу. Я сказала, что не буду сниматься, если этого кадра не будет, потому что мне интереснее оправдать эту героиню, сказать, что в ней тоже есть что-то хорошее и что это была настоящая любовь, чем заклеймить ее.

Читай также: СМИ: Елена Кондулайнен сделала ужасный макияж

А сцены, в которых вы обнажаетесь в кино – тоже ваша инициатива?

– Наоборот, я по собственной инициативе однажды отказалась обнажиться. Мы тогда снимали советско-югославский фильм Дикий ветер. Моя героиня-монахиня отдалась первому встречному солдату, потому что поняла, что ее главная задача, для которой она появилась на свет, – это быть женщиной и рожать детей. По сценарию подразумевалось, что монахиня должна быть обнаженной. А я была тогда на пятом месяце беременности, но от всех это скрывала. Мне не хотелось раздеваться в таком положении, и я запудрила мозги режиссеру, сказав, что монашке, чтобы достичь нужного эффекта, достаточно только оголить грудь. Грудь у меня была роскошная, и режиссер согласился. В общем, я всех обвела вокруг пальца, и никто не догадался, что я беременна.

Вспомните о своей первой школьной любви.

– Это был мальчик Иван с финской фамилией Кемпе. Я училась в ленинградской области, в школе, где было очень много ингерманландцев. Сама ингерманландка или финно-шведка, но во мне еще течет по отцу немецкая и английская кровь. А по маме у меня донские казаки были. В общем, намешано очень много кровей, все они бурлят, из-за чего характер очень сложный. Так вот, Иван Кемпе тоже был ингерманландцем. Я помню очень хорошо, как в первом классе я сидела с огромным бантом, когда вдруг подбежал мальчик и поцеловал меня в щечку. Это был Кемпе. Представляете! Я сразу покраснела, застеснялась, ведь он мне давно нравился. У него, понимаете, все время челка на глаза падала, и он поворотом головы, совсем как Миронов, убирал ее с глаз. Из-за этой челки он смотрел немного сбоку, загадочно так. Мне это нравилось ужасно. Я даже пыталась ему подражать и копировать этот взгляд. До четвертого класса мы учились вместе, а потом я просто ушла в другой класс. С тех пор его не видела. Как сложилась жизнь этого мальчика, не знаю, но навсегда осталось воспоминание о том, как я им по-детски восхищалась.

Вы считаете женскую красоту даром или испытанием?

– Для меня это испытание, потому что всю жизнь мне приходилось отбиваться от мужчин. Они мне вредили и мешали, даже мстили, из-за чего у меня очень сложно сложилась карьера. Если бы я использовала свою красоту, то, наверное, получала бы пользу от нее. Но я, знаете ли, избегала пользоваться мужским вниманием, хотела все сделать сама, характер вырабатывала. Его же никуда не денешь – мой характер. Видно же, что я строптивая, не просто меня возьмешь, потому я и нравлюсь зрителю, потому и держусь до сих пор. Но быть красивой не просто. Я нахожусь в постоянном напряжении из-за того, что люди хотят общения со мной, ждут от меня взаимности. Их привлекаю, не осознавая того, но их внимание напрягает.

Вы пользуетесь услугами пластических хирургов?

– Пока я ничего не делала. Хотя режиссер Оксана Байрак сказала мне недавно: "Кондулайнен, сделаешь подтяжку над глазами – я тебя в главной роли сниму". Думаю, у меня это впереди, этого не избегу. Но пока я выгляжу нормально, не ложусь под нож, потому что просто очень этого боюсь. У меня и так хорошее лицо на экране. Я вообще думаю создать свой компьютерный образ, как у певицы Глюкозы. Молодая виртуальная Кондулайнен будет песни петь, а я уйду в творчество в другой ипостаси. Буду, например, писательницей.

Вы первой разделись на экране и взорвали общественное сознание. Сегодня же молодые актрисы и певицы часто снимаются обнаженными, но такого феномена, как Кондулайнен, не возникает.

– Да, потому что мой секрет – не в обнажении, а в игре, в том, чтобы быть желанной для многих мужчин, для миллионов, чтобы тобой грезили, о тебе мечтали. Нужно уметь быть богиней. Это, должно быть, талант такой – чувствовать жизнь и отображать ее так высоко, чтобы никто не смог дотянуться. Пока я не вижу в шоу-бизнесе девушек, которые бы такое умели. Красивых много, но таких мало. А меня ведь, как это ни странно, до сих пор любит желтая пресса. Наверное, во мне интересная смесь интеллекта, души и чего-то такого, что дано самой природой.

А спорт вы любите?

– Лучше заниматься любовью (смеется). Если серьезно, то секрет моей молодости – это регулярные нагрузки в спортзале и ограниченное питание. Да, вот, только с шоколадом трудно бывает себе отказывать. Поэтому после каждой порции сладкого приходится добавлять нагрузку на тренажерах.

Источник

коментарии (27)
осталось 1000 символов