Надежда Мейхер: Я верю, что мы с Мишей – крепкая пара

28 мая, 2012 08:56 / ШоуBiz
Надежда Мейхер: Я верю, что мы с Мишей – крепкая пара

Надежда Мейхер: Я верю, что мы с Мишей – крепкая пара

Одна из самых сексуальных певиц украинской сцены, Надежда Мейхер, дала первое подробное интервью после рождения дочери.

– Про рождение Анечки бульварная пресса написала за две недели до того, как это произошло. Сижу дома, а друзья звонят один за другим: "Надя, поздравляем с дочерью!" Зачем такие вещи сочинять, непонятно. Слежка папарацци страшно нервировала, мне и в голову не приходило, что могу стать объектом такого пристального внимания, я ведь не Анжелина Джоли. (С улыбкой.) Фотографы дежурили у подъезда, бесконечно звонили – и по телефону, и даже в дверь: лишний раз не выйти! Эта беременность оказалась для меня непростой. Особенно в самом начале. Несмотря на все женские нюансы, про интересное положение я узнала не сразу. В то время у ВИА Гры без перерывов шли гастроли, и недомогание списывалось на усталость. И тут вдруг начался настолько жесткий токсикоз, что я превратилась в зомби: живу на автомате, просыпаюсь и засыпаю в одинаковом состоянии слабости, все время что-то где-то болит… Со старшим ребенком ничего подобного я не испытывала. Вдобавок напрочь пропал аппетит, мутило даже при любом запахе еды. В то время я, можно сказать, не жила, а существовала. В результате замкнулась, не хотела ни с кем общаться, разговоры в группе свела к минимуму. Откуда-то появились страхи – я стала бояться летать. Удивляюсь, как никто ничего не заподозрил. Даже мама не поняла, думала: Надя просто сильно устала.

А когда ваш муж, Михаил Уржумцев, узнал, что станет папой?

– Муж? Я предпочитаю называть Мишу любимым человеком. Мы не расписаны официально. Нет, не потому, что этого не хотим или предвзято относимся к регистрации, просто всему свое время. Успеем еще! О беременности я ему сказала сразу, как только сделала тест и увидела две полоски. На счастье, в тот день Миша был рядом со мной в Киеве, а не в Петербурге, где его часто держат дела. Скажу честно, в первые минуты мы… растерялись. Не ожидали, что это случится сейчас. Конечно, будучи здоровыми и влюбленными друг в друга людьми, мы предполагали, что когда-нибудь родим ребенка, жили по принципу: Бог даст – родим. Тем более что у меня и у Миши уже есть дети. Михаилу проще, у него бизнес – идет себе и идет. А мои творческие планы были расписаны на год вперед.

Читай также: Мейхер 30 лет: Надежда рассказала о самых желанных подарках

Писали, что Михаил, узнав пол будущего ребенка, так расстроился, что даже ушел из дома…

– Я же говорю, Анюту слухи настигли еще в материнской утробе. Это я растерялась, потому что как с ней обходиться, как себя вести, не понимала. Хотя и чувствовала, что ношу дочь… А про мальчишек знаю все, к тому же у самой характер лихой, боевой.

В день, когда дочь появилась на свет, папа был рядом?

– Да, хотя по делам бизнеса Миша в марте находился в Петербурге. Но, будто почувствовав, когда родится его дочь, 22-го прилетел в Киев. На следующий день у меня начались схватки. Миша отвозит меня в роддом, сдает на попечение врачам, я целую его на прощание и вдруг слышу: "А я остаюсь с тобой". Вот так сюрприз! Как же мне это было приятно… В общем, вместо того чтобы ждать за дверью, как другие папочки, Миша сидел рядом, держал за руку, развлекал разговорами. На всю жизнь это запомню! Такая колоссальная поддержка… Он моя вторая половина, рядом с ним я ощутила себя спокойно, уверенно, защищенно. Анечка нас с Мишей еще крепче соединила. Хотя мне казалось, что это уже невозможно: мы и так невероятно близки.

Где же вы встретили свою судьбу в лице Михаила?

– Это произошло три года назад, в марте, с легкой руки Ренаты Литвиновой. Она презентовала в Москве коллекцию женской одежды компании, гендиректором которой Михаил и является. Рената передала мне приглашение через Дмитрия Костюка, в то время продюсера ВИА Гры. Я обожаю творчество Ренаты, а ее эксперименты с собственной жизнью мне вообще страшно импонируют… Так что не упускаю случая пообщаться со столь необыкновенным человеком. Но Костюк о приглашении забыл и сказал о нем лишь накануне мероприятия: "Надь, что-то я замотался… Завтра у Ренаты презентация. Но ты не расстраивайся — ее помощники прислали фотографии платьев, хотят подарить, выбирай". Я чуть не подпрыгнула: "Как! Завтра? Ну ты даешь! Дима, доставай мне билет — я полечу". И он достал. Чудом! На рейсы в Москву в тот день был аншлаг. И вот перед показом сидим мы с Ренатой в гримерке, общаемся. Она говорит: "Надень мою шляпку, накрась губы красным, поэкспериментируем". Смот­рюсь в зеркало, крашу губы… Вдруг дверь распахивается, и входит высокий стройный мужчина с букетом бордовых роз – у меня мелькает мысль: "Какой интересный!" – и дарит Ренате. Она представляет: "Михаил, это Надежда Грановская". Так и познакомились. На фуршете разговорились – про рекламу, про интересы, про работу. Оказывается, его компания собиралась сделать Веру Брежневу и меня лицом новой марки. Мы обменялись телефонами, но отношения завязались спустя несколько месяцев. Я была осторожной, и Миша не спешил… Знаете, после рождения Игоря я как-то не задумывалась ни о семье, ни о новых детях. Никак не встречался мужчина, от которого захотелось бы ребенка. С одиночеством я давно свыклась — не скажу, что оно неприятно. У меня такая позиция была: или все, или ничего. Или я нахожу свою любовь, или… живу одна. Мы встретили друг друга, когда оба были в непростом душевном состоянии. Надломлены, пережив разочарования и страхи. (С грустью.) Когда я поняла, что во мне растет Любовь с большой буквы, в душе тут же поселился холодок недоверия: а если ошибаюсь? А вдруг что-то пойдет не так? Но любовь сильна, ей удалось согреть даже самую обмороженную душу и возродить веру.

Читай также: Надежда Мейхер возвращается на телевидение

Вы говорите, что дела не позволяют Михаилу постоянно находиться рядом с вами. Как вы к этому относитесь? Обычно влюбленная женщина не хочет отпускать далеко своего мужчину…

– Разлуки в семье – это нормально. Миша уезжает, приезжает, остается с нами надолго или на пару дней – как получается. Конечно, мне хочется, чтобы он уезжал пореже, а раньше я даже представить себе не могла, что найдется мужчина, которого я захочу видеть рядом круглые сутки. (Смеется.) Хотелось свободы, уединения. С отцом Игоря наша совместная жизнь была недолгой – года три. А потом мы жили втроем: сын, я и мама. И меня это очень устраивало. Если бы я не встретила Мишу, то так продолжалось бы и дальше. Стереотипы не имеют надо мной власти: обручальное кольцо на пальце, разговоры: "А вот мой муж…"  –нет, это мне все неважно.

Дочь носит фамилию отца?

– Конечно. Мейхер одна, и это я. (С улыбкой.) Вы бы видели, как дочь хохочет, когда с ней возится Миша. Ей всего-то два месяца, но кажется, она многое понимает.

Доставляет Анна Михайловна хлопот?

– Наверное, как любой грудной ребенок. Просит кушать по нескольку раз за ночь, а иногда под утро, когда спать бы да спать, просится гулять. Беру ее на руки, и мы с ней ходим по комнате час или два. Дочке нравится.

Но вы настолько свежо выглядите, что никогда не догадаешься о ваших бессонных ночах!

– Меня ребенок так вдохновил, что я будто заново родилась. Сейчас даже не верится, что я мечтала о втором сыне. Смотрю на Аню и понимаю, как здорово иметь дочь. Мама меня воспитывала как сильную девушку. Без жесткости и муштры, но неуклонно с ранних лет приучала к самостоятельности, ответственности, пониманию того, что женщине надо самой зарабатывать себе на жизнь. Прямым текстом это не звучало, но мне было достаточно ее примера. Родители развелись, и маме многое пришлось взвалить на свои плечи. Я не думаю, что быть сильной – это правильно: рядом с такой женщиной мужчина может почувствовать себя ненужным. Но жизнь заставляет одиноких матерей становиться жесткими, беском­промиссными, волевыми. Кому-то с пе­­­­­­ленок удается быть женщиной – терпеливой и мудрой, а кому-то, таким как я, этому приходится учиться. Иначе ни один мужчина рядом не уживется. Невероятно, но, лишь дожив до тридцати и родив второго ребенка, я поняла, что значит быть женщиной. (Смеется.)

Тридцать лет вам исполнилось совсем недавно, месяц назад. Отметили с раз­махом­?

– Последний раз свой день рождения я бурно отмечала… классе в пятом. (Смеется.) Нас было трое – я и две подружки. Сделали салаты, дурачились, веселились. А потом свои дни рождения я просто пропускала. Не потому, что был какой-то негативный опыт. Просто я живу, сверяясь с внутренним компасом: как чувствовала, так и праздновала. Никогда свой день рождения не ставила первым праздником в году. Сын, конечно, всегда меня поздравляет, цветы дарит, открытки подписывает. В этом году был юбилей, но в семье появился детеныш, и все внимание, радость, счастье достается ей, Анечке. С возрастом у меня вообще особые отношения. В детстве хотелось быть старше. Мне нравилось находиться в компании взрослых, слушать их разговоры. Мечталось поскорее вырваться из дома и начать самостоятельную жизнь. Что, собственно, и произошло: в ВИА Гру я попала в восемнадцать лет. И вот когда пошла гонка бесконечных гастролей, когда наваливалась невероятная усталость, а восстановиться не было возможности, я и ощутила груз времени: иной раз казалось, что мне давно уже за сорок… Возраст – понятие психологическое. Вот на сегодняшний день мне не больше двадцати. (Смеется.) Но это не значит, что я хочу повернуть время вспять.

Когда сын подрос и увидел вас на экране в мегасексуальных костюмах, ему понравилось?

– Нет. Стал делать замечания. "Прикройся", – говорит. (Смеется.)

Читай также: Меладзе нашел еще одну новую участницу группы ВИА Гра?

А как он отреагировал на известие, что у него будет сестренка?

– Я была месяце на четвертом, когда ему об этом сказала. Он обрадовался, обнял меня: "Ой, здорово". Он давно хотел стать старшим братом.

Может быть, снова, уже в четвертый раз, вернетесь в ВИА Гру? Константин Меладзе не обиделся на вас за уход из команды?

– Константину я первому из всех друзей и знакомых сообщила о беременности. Не скажу, что он сильно обрадовался, но отнесся с пониманием. Он явно ожидал от меня такого фортеля. (Смеется.) С Константином у нас прекрасные отношения. Но сколько можно возвращаться? Сейчас я его попросила: если позвоню и скажу, что снова хочу в «ВИА Гру», говори нет и ни за какие коврижки не пускай меня обратно. Если серьезно, то мы с ним давно обговаривали мой возможный уход из группы, и особого сюрприза в этом не было.

А что было самым сложным и самым радостным за годы вашей работы в команде­?

– Самая большая радость – это Константин Меладзе, наше сотрудничество и красивые, духовные отношения. От его песен моя душа расцветает. А минусы… Та самая невероятная, накапливаемая годами усталость. В какой-то мере именно из-за нее я ушла из группы на два года, работала на телевидении, но потом соскучилась и вернулась. И Костя принял меня обратно­.

От каких собственных ошибок вы бы хотели уберечь дочь?

– Ошибки, наверное, были, но не скажу, что я о чем-то жалею в своей жизни. Мне бы хотелось, чтобы она не шла на поводу у стереотипов и почаще прислушивалась к себе. Чтобы умела промолчать, когда это необходимо. Я-то не могу! (Смеется.) А вспыльчивость, экспрессивность толкают на необдуманные действия – и случаются ошибки. Надеюсь, Анечке не придется быть сильной, как мне. Я верю, что мы с Мишей – крепкая пара. И наша дочка никогда не увидит, как маме приходится одной справляться со всеми проблемами, – пусть лучше наблюдает поддержку и помощь отца. Такое распределение ролей в семье приводит нас, женщин, к счастью.

Текст: Алла Занимонец



Источник: tele.ru
коментарии (27)
осталось 1000 символов