Жена Александра Друзя: На первом свидании у меня от Саши болела голова

8 июня, 2012 08:44 / ШоуBiz
Жена Александра Друзя: На первом свидании у меня от Саши болела голова

Жена Александра Друзя: На первом свидании у меня от Саши болела голова

Главный интеллектуал России, член клуба Что? Где? Когда? – Александр Друзь – оказывается, в школьные годы был невероятным занудой. Об этом Теленеделе рассказала его жена Елена. А вот дочерям Друзя – Инна и Марина – всегда было с ним весело!

Елена, (супруга Александра Друзя – прим. ред.) вы дружили с Александром с первого класса. Он и тогда поражал умом и эрудицией?

Елена: Еще как поражал, поэтому мы с ним не особенно дружили. Он был тихий правильный отличник, я же вечно болтала и резвилась на уроках, а училась всего лишь на четверки. Так мы и учились вместе в первом и втором классе, не обращая друг на друга внимания, пока мои родители не переехали и меня не перевели в другую школу. Я не вспоминала о Саше до середины девятого класса.

Александр: А в девятом классе 8  Марта я решил поздравить всех знакомых девочек. Взял записную книжку и начал их обзванивать. Лена была посередине списка. С остальными девочками из этой телефонной книжки я общался, а с Леной мы семь лет не виделись – вот я и предложил встретиться.

Увиделись в 15 лет, уже юношей и девушкой… Елена, Александр сильно изменился?

Елена: Да каким был заумным занудой, таким и остался. И наша первая встреча была ужасна! Дело в том, что я не люблю напускной веселости, а Саша все время рассказывал анекдоты. У него оказался какой-то особенный голос – это я еще по телефону заметила, а при встрече обратила внимание на красивые руки. Но эти достоинства не перевешивали чашу весов. Мы часа три гуляли от Невского проспекта до Петроградской, и все это время он без остановки травил анекдоты! Наверное, по неопытности думал, что именно так выглядит непринужденное общение с девушкой. У меня даже голова заболела.

Почему же тогда состоялась вторая встреча? И чем Друзь затмил ваших многочисленных кавалеров?

Александр: Да откуда там многочисленные кавалеры!

Елена: Нет, кавалеров на тот момент действительно крутилось много. Но не потому, что я была роковой красоткой, а из-за моего маленького роста. Ведь мальчики вырастают позднее девочек, поэтому многие ровесницы вытянулись и были выше мальчишек. Я же всем подходила по росту! А когда юноши становились выше, они начинали ухаживать за более рослыми барышнями… Сашу я первое время использовала в корыстных целях: он делал за меня домашние задания по физике и математике. К тому же с ним всегда интересно было гулять и ходить в музеи – его было занятно слушать.

Гулять с Друзем по Ленинграду! Это же никаких экскурсий не надо!

Александр: Тогда можно было взять лодку у Аничкова моста. Сейчас от этой пристани ходят теплоходы, а раньше был прокат обычных лодок с веслами… И мы с Леной брали лодку и плавали по рекам и каналам. У нас был большой круг и маленький. Большой – это через Фонтанку, Крюков канал и канал Грибоедова, в Мойку и снова в Фонтанку. А маленький – через Крюков канал, по Мойке и обратно в Фонтанку. Конечно, если Лена спрашивала про какой-нибудь дом, я рассказывал. Но вообще нам было о чем поговорить.

Елена: Так в десятом классе отношения превратились в романтические, а когда нам было по 23 года, мы поженились.

А потом у вас родились две дочки, такие же интеллектуальные, как папа.

Елена: Инна с Мариной нормальные средние девочки, которыми много занимались, которых отдали в хорошую математическую школу. Интеллект развивается до 18 лет – причем не столько чтением книг, сколько занятиями математикой, логикой. А книги мы им читали с трех месяцев.

Инна: Очень долго, как минимум лет до двенадцати, родители обязательно читали нам по вечерам вслух. Наш круг чтения никогда не ограничивали, но некоторые книги родители просили без них не читать – ка­­кие-то истории им хотелось еще раз пережить вместе с нами. Я помню, так было с произведением Убить пересмешника. Нам не отказывали ни в каких кружках, нас возили и водили по всем местам, о каких мы только ни просили. А еще родители отвечали на все наши вопросы. Никогда в жизни мы с Мариной не слышали: "Отойди, не знаю, не мешай". И папа всегда старался, чтобы мы сами искали информацию. Помню, лет в девять я пристала к нему: "Что такое ковбой?» Мне сказали: "Вот словарь, ищи. Нашла, прочитала? Теперь объясняй".

Елена, а вы считаете, что не надо от детей ничего скрывать, если они спрашивают, и не надо ничего запрещать, если это не связано с какой-то угрозой?

Елена: Естественно. Без охов и ахов объясняешь, что вот это слово говорить не надо, потому что оно некрасивое. Что есть другие слова, которыми можно выразить те же самые мысли, и звучат они лучше, – и дети нормально к этому относятся. Иногда, конечно, дочки приносили из школы слова, которые в доме не произносили.

Инна, у вас тоже две дочки, и у них почти такая же разница в возрасте, как у вас с Мариной. Вы Алисе с Алиной тоже читаете с трех месяцев?

Инна: Да, примерно с этого возраста. Причем с младшей, Алиной, проще, потому что, пока я читала Алисе, выучила наизусть почти все детские книжки. К тому же сейчас у меня в телефоне половина детской библиотеки – могу в любом месте читать ребенку.

А любимые книжки те же, что и у вас в ее возрасте?

Инна: Не помню, какая у меня была любимая книжка в четыре года. Но могу сказать, что история про челюскинцев, которую я обожала, Алису тоже тронула до глубины души. Мы с ней играем в Шмидта и капитана Воронина.

В которых наверняка играли с Ма­­риной?

Инна: Марина категорически отказывалась – мои революционные рабочие и матросы не волновали ее совершенно. Она разделяла только мою любовь к пиратской романтике и к Робину Гуду.

Инна, вы попали в телеклуб Что? Где? Когда? в 15 лет. Страшно было играть в прямом эфире?

Инна: Наоборот! На камеру я просто не обращала внимания, а играла давно и успешно. Папа меня начал учить с 12 лет, у нас была детская команда. То, что вы видите в телевизоре, – это вершина айсберга, движение Что? Где? Когда? огромное. В годы моего детства играли с 12 лет, были детская лига и взрослая. А сейчас уже и десятилетние дети играют, а команды делятся на детские, студенческие и взрослые. Так что я выступала на турнирах с 1991 года, мы были чемпионами по Детскому брэйн рингу, а в телеклуб я по­пала только в 1995-м. У меня все время спрашивали, хочу ли я туда, но вышла какая-то заминка. Очевидно, какие-то переговоры велись родителями и Ворошиловым без меня. Мне очень хотелось, но если бы родители сказали нет, пережила бы.

 



Источник: tele.ru
коментарии (27)
осталось 1000 символов