Ну и деревня! Как живут олимпийцы в Сочи

20 февраля, 2014 21:38 / Спорт
Ну и деревня! Как живут олимпийцы в Сочи

Ну и деревня! Как живут олимпийцы в Сочи

фото: East News

К югу от сочинского Олимпийского парка расположено идеальное до стерильности место. Здесь красивые дома, а в их дворах — бассейны. Входы в подъезды снабжены пандусами, их ширина и градус наклона рассчитаны до сантиметра. Идеально ровные дороги и тропинки. Тишина — лишний автомобиль не проедет; а рядом — стоянки с велосипедами и море. Правда, море отгорожено высоким забором — сейчас эта местность является, наверное, одной из самых охраняемых в России!

Корреспондентам российского сайта Лента.ру удалось побывать в Олимпийской деревне и посмотреть, как живут спортсмены.


Мы стоим в помещении контрольно-пропускного пункта, волонтер ищет мое имя в списке гостей, изготавливает пропуск — не какую-то бумажку, а заламинированный бейдж размером с олимпийскую аккредитацию (его надо будет постоянно носить на шее).

Потом — вроде бы стандартный рентген личных вещей и досмотр; только если при входе в Олимпийский парк этим занимаются уже уставшие и очень формальные полицейские, то здесь обыскивают тщательнее и профессиональнее.


Мы выходим из пункта досмотра и тут же попадаем на еще один пункт охраны. Человек в штатском смотрит на мою журналистскую аккредитацию. «Ни разу еще такую не видел», — говорит он, а потом изучает цифры и буквы на гостевом пропуске. «Сюда впущу, но обратно вы не выйдете», — предупреждает он. Пока я это осмысляю, мне вручают еще один пропуск, мы проходим через ворота и попадаем в Олимпийскую деревню.

Вся эта застроенная территория делится на три части: Олимпийскую деревню, Паралимпийскую деревню и район домов-апартаментов на четыре звезды каждый; вместе они пока называются довольно некрасивой аббревиатурой КЗИС — комплекс зданий и сооружений.

Все эти постройки — инвестиционный проект «Базового элемента», а руководила строительством входящая в «Базэл» компания «РогСибАл». Олимпийская деревня с прилегающими строениями обошлась в 24,2 миллиарда рублей, большая часть которых была взята в кредит во «Внешэкономбанке».


Надо отметить, что попал я на эту территорию только потому, что в «Базэле», по всей видимости, несколько обеспокоились собственным имиджем из-за жалоб спортсменов в социальных сетях. То они в туалете застрянут, то в лифте, то жалуются на цементную пыль в номере, то на «куратора из спецслужб» (вернулся спортсмен в номер, а там дверь открыта и ключи из замочной скважины торчат).

Все эти истории происходили в «горном кластере», который «Базэлом» никогда не курировался. И компания, хотя уполномоченные лица об этом не говорят, решила, очевидно, продемонстрировать, как обстоят дела в «нижнем кластере» — за который она и отвечает.


Мы проходим по Паралимпийской деревне с одним из представителей «Базэла» (он просил называть его в тексте именно так). Она расположена подальше от моря, здесь много зелени — и это с поправкой на февраль. В этой части КЗИСа пока почти никто не живет — основная группа спорстменов приедет в первых числах марта.

Представитель компании рассказывает, что строительство самым беспощадным образом курировалось Паралимпийским комитетом. Ширина и градус спуска каждого пандуса выверялись до миллиметра. В каждом из трех-четырехэтажных домов — лифт. Свет в комнатах включается автоматически, как только человек открывает дверь. В ванных и туалетах — все необходимые поручни; комиссии не отставали до тех пор, пока на нужной высоте не был вмонтирован последний из них. Строительство продолжалось два с половиной года, но только в конце января 2014-го Паралимпийский комитет дал свое окончательное добро.


По дороге в Олимпийскую деревню — таблички: «Экологически чувствительная зона». Раньше на месте стройки находились кустарники и болота. Дорог не было — только тропинки, по которым приходилось с палкой ходить, чтобы не провалиться. Здесь раньше останавливались перелетные птицы, и участки болот строители сохранили, лишь насыпав несколько дорожек и посадив вдоль них декоративный кустарник. В надежде на то, что птицы, быть может, еще вернутся.

«Надо, конечно, признать, что по птицам удар был нанесен серьезный», — признает сотрудник «Базэла». В ходе строительства местные экологи выражались на эту тему куда жестче, вплоть до таких формулировок, как «абсолютное уничтожение».


Олимпийская деревня производит впечатление. Попытку построить в России маленький участок чего-то гораздо более современного и кофмортабельного, чем нынешний жилфонд, следует признать успешной. Широкие дороги, красивые, симметрично возведенные дома. Никакого лишнего автотранспорта, только автобусы для спортсменов и стоянки с велосипедами для них же. Можно взять велосипед, проехать с полкилометра — и вот ты уже на любом из спортивных объектов Олимпийского парка. Людей на улицах тоже мало. В основном это персонал. На остановке стоят десять человек из Дании со всеми вещами; они уже возвращаются домой.

Внезапно из-за угла вышла невысокая и очень сосредоточенная девочка в российской форме, с ней шли две женщины, что-то активно объясняющие. У девочки на груди был бейдж с именем и фамилией — Юлия Липницкая; одной из женщин оказалась ее тренер Этери Тутберидзе. Я не решился их отвлекать…

В Олимпийской деревне есть даже специальное здание для верующих. В нем можно совершить разные религиозные ритуалы, причем для разных конфессий предусмотрены свои входы: получается церковь всех религий.

Первые этажи домов вдоль широкой улицы — нежилые, там прачечные, магазины, прочая инфраструктура. Балконы зданий весело украшены флагами разных стран. Возможности выбирать у спортсменов, кстати, не было — кто в каком корпусе живет, разыграли в лотерею. Небольшие делегации подселяли в дома к большим. Новая Зеландия, например, соседствует с Эстонией и Латвией.

Мы вошли во двор дома, где обитает российская сборная. Внутри, как и еще много где, бассейн — правда, огороженный и с табличкой «Купаться запрещено», на балконе третьего этажа растяжка с надписью «Одна страна — одна команда». Пару апартаментов в доме арендуют Украина и Белоруссия.

Японский дом украшен лозунгом: «Go Japan go!», а самая симпатичная надпись — на словенском доме: «I feel sLOVEnia Olympic team». Около канадского дома надувные бассейны, вокруг пальмы, кустарник, растет алоэ. Очень мало людей — кто-то уехал, кто-то на соревнованиях. И ощущение, что ты не в России. У нас так не строят, у нас так не живут, у нас сотрудники сервисных служб так не улыбаются.

Забор, который отгораживает деревню от моря, сюрреализма только добавляет. По ту сторону забора — все как-то привычнее: там гомонят живущие на причаливших здесь круизных лайнерах туристы. А два казака на лошадях то ли охраняют этот внутренний мир от внешнего, то ли просто катаются в свое удовольствие.

По дороге в КЗИС — нет, это определенно надо переименовать в какой-нибудь «Сюр ля мер» или как там сейчас принято — представитель «Базэла» рассказывает, что когда Олимпиада кончится, 180 тысяч квадратных метров жилья в этих домах будут проданы по средней цене 150 тысяч рублей (около 39 тысяч гривен – Прим. Tv.ua) за квадратный метр. От однокомнатных студий до четырехкомнатных квартир.

Первые этажи займут магазины и рестораны, консьержные службы; территория по-прежнему будет закрытой для посторонних, хотя охранять ее так усиленно уже не планируется. «Мы не хотим тут устраивать шумный Таиланд, — объясняет мой собеседник. — Здесь должно быть тихо и комфортно. Одних детских городков будет пять — оставил ребенка и не беспокоишься. Все будет устроено так, что ты звонишь по телефону и говоришь консьержу: охладите мне вино, наведите порядок, а на вечер организуйте такси в аэропорт».


Оставшиеся метры «РогСибАл» намерена сдавать в аренду. Это коснется как раз тех частей КСИЗа, где сейчас живут члены МОК, главы государств, лидеры думских фракций. Если в Олимпийской деревне все довольно демократично, то тут — несомненно, пафоснее. Например, возле берега стоит яхта Tatoosh, которая принадлежит сооснователю Microsoft Полу Аллену. Кто приплыл на ней в Сочи — неизвестно. А яхта — с вертолетной площадкой, между прочим, и вертолет на ней стоит.

Мы заходим выпить кофе в ресторан четырехзвездочного отеля «Айвазовский». Представитель «Базэла» расспрашивает о впечатлениях. «У вас отлично получилось построить в России нероссию», — отвечаю я.

И в это же самое время слегка взъерошенный постоялец, спустившийся в первом часу дня на завтрак, садится за белый рояль, перебирает клавиши, а затем выводит песню группы «Лесоповал»: «А белый лебедь на пруду качает павшую звезду. На том пруду, куда тебя я приведу. А пока ни кола, ни двора и ни сада, чтобы мог я за ручку тебя привести». 
Все были немного смущены.

Смотрите, как выглядит сейчас Олимпийская деревня в Сочи:


 

 

Олимпиада в Сочи Источник: Lenta.ru / Андрей Козенко
коментарии (27)
осталось 1000 символов