Что? Где? Когда?: Ровшан Аскеров возглавил профсоюз еврейских мам

13 марта, 2015 11:38 / Звездности
Ровшан Аскеров: в Что? Где? Когда? главный персонаж не игрок, а волчок

Ровшан Аскеров: в Что? Где? Когда? главный персонаж не игрок, а волчок

фото: ТН-Москва / Ю. Ханина

Легендарный знаток Ровшан Аскеров рассказал о закулисье интеллектуальной игры Что? Где? Когда?, которая принесла ему популярность – и настоящую любовь.
 
– Передачу Что? Где? Когда? я полюбил с раннего детства. Обычно уже в десять вечера родители меня отправляли спать и даже в выходные не делали поблажек, чтобы не сбить режим. Но игры клуба знатоков папа мне разрешал смотреть. Мы болели за Друзя, за непобедимую команду Андрея Каморина, восхищались игрой Нурали Латыпова – он так изящно брал трудные вопросы!

Один на всю жизнь запомнил. Команде вынесли чай, сушки, сахар, молоко и спросили примерно следующее: как выглядел замок, которым заперли аппарат во время полета космического корабля на Венеру? В нужный момент он должен был открыться сам. Это устройство придумали в Звездном городке за чаепитием, и Нурали догадался, что замок сделали из сахара, поскольку атмосфера на Венере очень влажная – аппарат приземлится, от влаги сахар растает, и замок откроется.
 
Позже я играл в «Что? Где? Когда?» и в школьной команде, и в университетской.

От школьной версии до элитарного клуба – пропасть! А от Баку до Москвы – огромное расстояние. Как же вам удалось стать профессиональным знатоком?
 
– Честно говоря, я категорически против термина «профессиональный знаток». Нет такой профессии. Просто есть люди, которые чаще и активнее разгадывают загадки. А что до меня, то еще в 1990 году наша команда Бакинского университета участвовала в чемпионате СССР… по телефону!

В какой-то газете мы прочли незамысловатое объявление, что желающие могут принять участие в телефонном турнире Что? Где? Когда?. Надо лишь прислать заявку, перечислить 60 руб­лей на оплату телефонных переговоров с Москвой. Одновременно должны были играть сотни команд – по всему бывшему Советскому Союзу и даже, кажется, в Америке.
 
Мы с ребятами собрались у меня дома. Папа нажарил огромную сковородку картошки – это у него здорово получается! – и пока ждали звонка, всю ее опустошили. В тот раз из 12-ти заданных ведущим вопросов удалось взять восемь и пройти на следующий тур. Уже в 1992 году мы обошли все азербайджанские команды, и нас пригласили в Москву, на съемки Брэйн ринга.
 
В первой же игре мы сошлись с самой титулованной и именитой командой Алексея Блинова, где уже тогда играли легендарные Друзь и Двинятин. Игра шла до трех очков. От волнения при счете 2:2 я перепутал «ш» и «с», отвечая на вопрос о букве греческого алфавита, и мы проиграли. Но с тех пор стали играющей командой Брэйн ринга. А спустя шесть лет, в 1998-м, меня пригласили в Что? Где? Когда?

И как прошел теледебют? Ничего не перепутали от волнения?
 
– Я почему-то совсем не волновался. На первой игре опасался лишь одного – как бы не захохотать перед камерой! Меня страшно забавлял мой вид – бабочка и смокинг, который мне выдали. Когда Ворошилов объявил: «Ровшан Аскеров, Баку», я, идя к креслу, твердил про себя: «Будь серьезным! Ничего смешного!».

Но стоило сесть за игровой стол, вообще про все на свете забыл – и про бабочку, и про камеру, и про толпу вокруг. И до сих пор не замечаю – игра увлекает полностью.
 
Дебют прошел успешно, потому что мне сразу сильно повезло. На первый же вопрос о памятниках американским генералам я знал ответ: если лошадь под генералом на четырех ногах, значит, он умер в своей постели, на трех – означает, что он скончался от ран, а вставшая на дыбы – генерал погиб на поле боя.

В общем, очко мы заработали, хотя игру проиграли – 4:6. Впрочем, знатоки меня тогда, кажется, приняли. Пусть я и был новичком, но ощущал себя с ними на равных. Никогда не старался кому-то понравиться.
 
Вообще-то в Что? Где? Когда? главный персонаж не знатоки, а волчок. Эрудиция, логика в игре важны, но главное – везение. Ворошилов дал такое определение: Что? Где? Когда? – это "игра с элементами справедливости".
 
Вот взять Бориса Левина. На мой взгляд, он лучший игрок за всю историю клуба. При этом лишь совсем недавно награда в виде «Бриллиантовой совы» нашла его. Хотя он играет уже 20 лет. А вот Ася Шавинская выиграла все титулы за два года игры в клубе. Чем не модель распределения благ и справедливости в жизни в миниатюре?
 
А сколько у вас «Сов»?
 
– Одна, «Хрустальная». В 2000 году на серии игр я неплохо играл. Но наградили Друзя, потому что по правилам кто последний из знатоков дал правильный ответ, тому и достается главный приз. Ворошилов тогда вышел и, вручив сову Друзю, повернулся ко мне: «А я считаю, что сегодня был лучшим Ровшан. Сова – за мной». И ушел. А через полгода умер…

Его высокая оценка для меня дороже всего. И эти слова создателя игры Что? Где? Когда? стоят для меня всех титулов. Ворошилов, кстати, не любил слово «знаток», считал его неудачным, но другого, более подходящего по смыслу, не смог подобрать.
 
Читать также: 61-летний игрок Что? Где? Когда? женился на 24-летней девушке

Скажите, можно ли зарабатывать на жизнь лишь игрой? Ведь каждый вопрос оценивается в приличную сумму!
 
– Нет, конечно. Мы все имеем профессии и где-то работаем, а играем в свободное время. Если вы обратили внимание, то деньги в Что? Где? Когда? в основном получают зрители, а не мы. При нашем правильном ответе на счет идут не банкноты, а очки. Только если команда выиграет в финале, то один из игроков получает «Хрустальную сову» и денежный приз.
 
За все время, что я играю в клубе, лишь один год выпал урожайным. Призовых было ровно столько, сколько я тогда зарабатывал, работая в газете. Вот и непонятно: то ли зарплата у меня была маленькой, то ли призовые – большими.
 
Когда я женился в 2000 году и переехал в Москву, то устроился корреспондентом в спортивную газету. Кстати, к вопросу о популярности. Меня с удовольствием взяли, потому что плюс к тому, что был легок на подъем и неплохо писал, мог договориться об интервью практически с любым спортсменом.

Стоило представиться, как в ответ звучал вопрос: «Не тот ли это Ровшан?» (Смеется.) Как-то один из менеджеров Челси, русский, попросил меня провести его на съемки Что? Где? Когда? – любит эту передачу с детства. А мне жалко, что ли? И когда через некоторое время я оказался в Лондоне, он устроил мне билеты на матч Лиги чемпионов.
  
Благодаря Что? Где? Когда? вы познакомились с женой. Как это произошло?
 
– Не совсем так. Юля играла в Брэйн ринг в студенческой команде, которую тренировал Максим Поташев. Мы с ней встретились на одной из игр, стали общаться. На тот момент ей было 18, мне – 25. Не скажу, что с первого взгляда оба потеряли голову и влюбились. Нет, мне просто понравилась интересная девушка.

В то время про женитьбу я вообще не думал. Но произошло три знаковых события. В начале нашего знакомства с Юлей я обмолвился, что, когда улетаю из Баку, в аэропорт меня провожает мама, так что это мой самый родной и любимый город. И тут Юля говорит: «Хочешь, из Москвы тебя буду провожать я? Тогда город станет тебе роднее». И хотя мы просто дружили, она действительно стала это делать, чем меня приятно удивила.
 
Второй раз я удивился, когда, собравшись со мной в кино на последний сеанс, она побежала искать жетон и телефонный автомат, чтобы позвонить маме – предупредить. Это был явный признак хороших отношений в семье. Для меня, уроженца Азербайджана, уважение к чувствам родителей – святое.
 
А третья история, после которой я другими глазами посмотрел на Юлю, была такой. В один из своих приездов в Москву я поселился у приятеля. Мы с Юлей созвонились, собирались встретиться, но на следующий день у меня поднялась высокая температура. Приятель ушел на работу, я лежу, даже в аптеку не могу сходить, потому что ключей от чужой квартиры у меня, конечно, нет.

Когда Юля об этом узнала, то в перерыве между лекциями сорвалась с другого конца Москвы и привезла мешок лекарств. Передала на пороге и убежала. А ведь я вообще ей был никем. Через год, 26 декабря, мы поженились. Дату выбрали неслучайно: в этот день шел наш любимый спектакль – Королевские игры в Ленкоме. И мы решили, что будет очень необычно, если мы распишемся, быстренько отметим с друзьями и отправимся в театр.
 
Ваш старший сын Тимур еще не сочиняет вопросы знатокам?
 
– Понимаете, для того чтобы придумать хороший вопрос, душа должна прийти в правильное состояние. Пока особенного интереса к игре Что? Где? Когда? я у сына не замечаю. И честно говоря, мне это неважно. Хотелось бы, чтобы он просто много читал и вообще был образованным человеком. Сейчас читаем с ним Джеймса Фенимора Купера, причем по очереди и вслух, он – главу, я – главу.

Когда летом шел чемпионат мира по футболу, он болел за Аргентину и неожиданно заинтересовался этой страной. Начал расспрашивать, какие известные люди оттуда родом, есть ли знаменитые писатели, художники… Меня это сильно порадовало. Жаль, что 11-летнему мальчику рано подсовывать Борхеса или Кортасара.
 
Вы много времени проводите с сыновьями?
 
– Да, у меня свободный график. Забираю Тиму из школы, отвожу в музыкальную школу, делаю с ним уроки. Могу сделать какие-то домашние дела, если надо. Кирилл еще маленький, днем им занимается няня, а я лишь на подхвате.
 
Я про себя так говорю: «В нашем профсоюзе еврейских мам я – президент. А в нашей семье я – главная мама. Кипешная, беспокойная, боящаяся, что дети простынут, изголодают». (Смеется.) А Юля, наоборот, по отношению к детям спокойна, уравновешенна и невозмутима. Не кутает их, не гонит спать, не заставляет есть.
 
В моей жизни всего два главных приза, два достижения – это Тима и Кир. Значимее их никого нет.
 
А Юля на каком месте?
 
– Знаете, в одном африканском племени говорят так: «Мужчина не имеет права на ошибку лишь один раз в жизни – когда выбирает мать своим детям». Все ошибки, кроме этой, поправимы. И мне повезло найти Юлю. Конечно, за то, что у тебя роскошная жена, «Хрустальную сову» не дают, но это не имеет значения. (Смеется.)
 
Читать также: Жена Александра Друзя: На первом свидании у меня от Саши болела голова

Напомним, украинская версия программы Что? Где? Когда? демонстрируется на канале
1+1.

Что? Где? Когда? , Ровшан Аскеров
коментарии (27)
осталось 1000 символов