Тим Рот: "Мне не интересно использовать штучки доктора Лайтмана в реальной жизни"

10 декабря, 2009 10:00 / Интервью
Тим Рот: "Мне не интересно использовать штучки доктора Лайтмана в реальной жизни"

Тим Рот: "Мне не интересно использовать штучки доктора Лайтмана в реальной жизни"

Сериал "Теория лжи" стал настоящим хитом на американском телевидении еще весной этого года. В Украине он приобрел немало поклонников как среди любителей торрентов, так и когда транслировался по "1+1". А пока телезрители с нетерпением ждут второго сезона, исполнитель роли доктора Лайтмана раскрывает некоторые секреты.

 

– Пользуешься ли ты знаниями, добытыми на съемочной площадке "Lie to me", чтобы "читать" людей в повседневном общении?

– Нет. Мне не интересно использовать эту науку в реальной жизни. Как только заканчивается съемочный день, я "выключаюсь".

- Каким ты видишь развитие свое героя? Может, в его личной жизни, к примеру, есть нечто, о чем мы не знаем?

– Многое из этого теперь выйдет на поверхность. Я думаю, это то, что привнес Шон Райан, толчок в развитии героя. Вы начнете понимать, почему эти люди – те, кто они есть, что заставляет их действовать, что они любят и что ненавидят. Вы увидите, как развиваются отношения между этими персонажами. Это второй сезон. Все осталось на том же месте, где закончилось.

- Насколько труднее было справиться со съемками для телесериала по сравнению с кино?

– Темп быстрее, но очень часто, скажу откровенно, как актеру тебе хочется, чтобы все происходило быстрее. Это на самом деле никогда не было для меня какой-либо проблемой. Если ты работаешь над фильмом с очень маленьким бюджетом, именно так и получается. Это не было трудностью. Трудностями стали все остальные вещи, с которыми приходится иметь дело: политика, неразбериха со сценаристами, попытки переписать сценарий по ходу производства, что нормально для телевидения. Когда ты имеешь дело с одним сценарием при работе над фильмом в течение пары месяцев или около того, тебе по-настоящему не приходится бороться с ним. А в этом случае ты должен, это постоянная работа, и работа, которая тебя поглощает. Это было в новинку. Это был новый для меня процесс.

<tv:MultimediaArticle MultimediaID="216142" ServerSize="240x320" Description="Доктор Лайтман и его команда" Border="0" Align="right" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle>

- Теперь, когда у тебя появилось время для развития персонажа на долгосрочной основе, что было самым увлекательным в этом процессе?

– На самом деле я воспринимаю это как элемент театра. Я считаю, если ты долго играешь в пьесе, у тебя есть свой персонаж, свой сценарий, уже готовый, и каждый вечер ты его повторяешь, каждый вечер обыгрываешь. Я пока не достиг этого с Лайтманом. Есть гораздо больше деталей, которые мы привносим в этого героя, но я воспринимаю его так. В каждом эпизоде я думаю: "Ну, и как бы он ответил? Как он поступил бы? Что если я попробую это или то?" Поэтому все время приходится ходить на цыпочках. Это стало настоящей неожиданностью для меня. Я делал все возможные предположения, которые можно сделать, глядя со стороны, о том, каково это – участвовать в подобном. Я понимал большую часть всего этого неправильно.

- Есть ли такая роль в кино, которую ты играл, и о которой ты бы подумал: "Боже, я бы хотел позволить себе роскошь играть его в течение двух или трех лет"?

– Да, когда я играл Ван Гога. Я бы с удовольствием снова вжился в этого персонажа.

- Есть ли такая роль, которую ты играл в кино, и которая соответствует тебе – настоящему больше, чем другие роли?

– Их много. Некоторые из них являются таковыми не в силу хороших причин. Мне нравилось играть того парня, пианиста в "Легенде о Пианисте". Я не знаю, смотрел ли кто-нибудь из вас этот фильм. Это парень, который никогда не сходил с корабля, он был рожден на воде, и он – джазмен. Мне он понравился. Опять же, Винсент Ван Гог был хорош, и еще совсем ранние роли. Роли, которые я играл в фильмах Майка Ли и подобных людей, все эти герои.

- Нравится ли тебе и твоей семье находиться в Лос-Анджелесе постоянно?

– Я тут уже двадцать лет. Только я здесь не работал. Ты приезжаешь в Лос-Анджелес, и тебе говорят: "Здорово, ты здесь, просто фантастика. Тут есть для тебя кое-какая работа. Колоссально, теперь выбирай, где работать". Все происходило именно так, поэтому это частично повлияло на мое решение в этом вопросе. Я остаюсь дома. И любой сделает так же, любой останется дома. Тем не менее, мне не так уж и часто доводится бывать дома.

- Здесь заключаются сделки, не так ли?

– Да, я предпочел жить в Калифорнии, а не в Нью-Йорке, и я этим доволен. Я думаю, я был готов как лондонец лучше адаптироваться к Нью-Йорку. На самом деле я жил там до того, как у меня появилась семья, до того как я женился, и к тому же вся эта неразбериха со школами и всем прочим довольно неприятна. Это неприятно. Мне понравилась мысль, что у меня будет клочок газона, по которому смогут бегать мои дети. И у меня он есть.

- Ты постоянно говоришь, что не хочешь воспринимать навыки своих героев, но получается ли не допускать их естественного впитывания?

– Я был достаточно искренен и не изучал этот вопрос. Я углубился в изучение, и это начало убивать меня, потому что это может быть довольно скучно. Потом я стал учиться по ходу дела. В глубине души я получаю от этого удовольствие.

<tv:MultimediaArticle MultimediaID="217676" ServerSize="240x320" Description="У Лайтмана намечаются проблемы с дочерью" Border="0" Align="left" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle>- Ты ловил кого-нибудь на лжи?

– Да, я ловил. Но я не подаю виду.

- В Голливуде ты поймал кого-нибудь на лжи?

– Нет, в Голливуде совершенно нет лжи.

- Ты просто веселишься, зная и не говоря об этом?

– Да, но большая часть этого – актерская игра, не так ли? Это то же самое, что актерская игра.

- На каком уровне был твой барометр правды до того, как ты начал участвовать в этом? Мог ли ты в основном говорить правду?

– Я был скептиком. Я всегда был скептиком. Именно таким был мой отец, он всегда говорил: "Не верь политикам". Некоторые из них внушают определенную степень доверия. Я всегда был склонен к попыткам докопаться до сути вещей. Я предполагаю, что вполне закономерно, что я играю этого героя.

- Со всеми перестановками в актерском составе, с новым сценаристом, можно ли сказать, что зрители увидят не только изменения в самом сериале, но и в твоем герое?

– Вы увидите развитие персонажа. В конце первого сезона у нас уже была возможность в это углубиться, но тогда для авторов это не было приоритетом. А теперь у нас есть возможность сказать: "Отлично, мы вернулись. Теперь давайте изучим это".

- Будет ли больше участия дочери Лайтмана?

– Как раз в эпизоде, который мы будем снимать следующим по очереди, я попадаю во все возможные неприятности только потому, что во мне взыграли сильные отцовские чувства. Я много получаю по носу от своей бывшей жены и дочери.

- Когда ты говоришь, что раскроется, какой на самом деле твой герой, что ты имеешь в виду?

– Я говорю не только об эмоциональной стадии, на которой он сейчас, но и о том, откуда он, почему занимается своей работой. Когда он был в Великобритании, что с ним там происходило, почему он переехал в Америку, что с ним случилось в Америке, и в итоге каким образом он основал свою фирму. Вы увидите последовательность. Они придумали довольно интересную историю, которая несет в себе много смысла. Для него придумали по-настоящему интересное прошлое. Они еще наняли очень увлекательного английского автора, чтобы он помог в этом, так что вы увидите историю о его прошлом.

- Каким образом будет развиваться эта история о прошлом?

– Я не могу рассказать. Они убьют меня, если я это сделаю, но готовится нечто очень хорошее.

- Один из действительно смешных элементов – это когда он обращается к уличному повару, готовящему фаляфель, или другим прохожим на улице.

– Да, и там тоже будет этот элемент. Там есть этот очень обывательский элемент. Мне всегда нравился этот лоток с фаляфелем, потому что такие вещи все хотели бы знать.

- С кем бы тебе хотелось играть? Кого бы ты добавил в сериал?

– Я не могу сказать. Есть целая группа очень интересных актеров, которые появятся в новом сезоне сериала. Мы будем очень тщательно подбирать их в Великобритании, а также здесь (в США).

- Остался ли ты в близких отношениях с Квентином Тарантино спустя все эти годы?

– Да, я собирался играть в "Бесславных ублюдках", но график съемок сериала оказался очень плотным. Я не смог, иначе бы я с удовольствием поработал бы с ним.

коментарии (27)
осталось 1000 символов