Стас Михайлов засунул гонорар в горшок

7 февраля, 2011 04:30 / Интервью
Стас Михайлов засунул гонорар в горшок

Стас Михайлов засунул гонорар в горшок

"На каждом концерте женщины просят взять их в жены!" - уверяет певец.

- Стас, как вам удалось без помощи радио и телевидения стать таким популярным в народе? Увидеть вас на экране еще совсем недавно было большой редкостью?

- Обычно артисты начинают свой путь наверх с атаки на ТВ-каналы и радиостанции. Меня же всегда больше волновало, как люди воспринимают мои песни. Я считал, что, если "Свеча", "Без тебя", "Ну вот и все" нравятся ста - двумстам слушателям в городе, уже здорово. И мы устраивали концерты в маленьком зале для этих людей, а они потом рассказывали другим про Стаса Михайлова. И через полгода я уже пел в этом городе для пятисот человек, а через год - для тысячи. И это срабатывало, если песни действительно западали в душу, а не вешались, как лапша на уши.

- А кто вас продюсирует? Без денег, что ни говори,  на эстраду невозможно прорваться...

- У меня никогда не было генерального продюсера. В свое время я обращался ко многим китам шоу-бизнеса, но они говорили, что моя музыка неформат, либо требовали деньги за раскрутку, причем суммы фигурировали нереальные. Однако постепенно вокруг меня собралась команда музыкантов и помощников, которые были готовы работать  за идею, а не за бабки. В Петербурге мне очень помог Александр Саксонов. Все началось с того, что он просто пришел на мой сольный концерт в небольшой ДК, проникся, стал помогать, ходить с моими записями на радиостанции, в редакции, на телеканалы. Доходило до того, что Саша просто брал магнитофон, вставал у станции метро в час пик, включал на всю катушку записи, и люди останавливались, спрашивали, кто поет, высказывали свое мнение. Постепенно подключились радиостанции. 

- По похожей схеме Андрей Разин в свое время раскрутил группу "Ласковый май". Он, правда, договаривался с проводниками в поездах, чтобы они ставили его кассеты.

- Да, вот такая история. Залы стали все больше, и вот в 2006 году добрались до четырехтысячного зала в Петербурге. Сразу собрали аншлаг, а вскоре вновь выступали там по многочисленным просьбам. Причем одного концерта  зрителям  мало,  стали проводить по два-четыре концерта подряд.

- А как "достучались" до Москвы?

- Когда я только приехал в Москву из Сочи, меня долго не принимал этот город. Помню, устроили мне выступление в каком-то казино, где я ходил между столиками, пел для жующих новых русских. Потом один со словами: "Молодец, хорошо поешь", - сунул мне смятую 500-рублевую купюру еще старого образца, на которую тогда можно было купить разве что коробок спичек. Я вышел в фойе и засунул свой "гонорар" в горшок от пальмы...

- Вы говорите, что приехали в Моску из Сочи. Вы там родились?

- Да, именно там. Музыкой всегда увлекался. Первые аккорды мне брат показал, царствие ему небесное! Играл в школьном ансамбле, в пионерском лагере. В музыкальной школе больше двух недель не усидел - показалось скучно. Было какое-то внутреннее чувство: сам научусь. Так и вышло. Чем бы ни занимался в жизни (у меня и бизнес-период был!), меня тянуло к музыке, при этом совершенно не волновали деньги, популярность. Помню, еще в начале 1990-х годов на фестивале познакомился с Бари Алибасовым, и он спросил: "Стас, скажи честно, денег хочешь, славы?!" Я ему честно сказал: "Ни того, ни другого". Алибасов удивился: "А чего же?" - и не взял меня под свое крыло. А мне всегда хотелось доказать, что могу писать хорошие песни, могу петь живьем, могу два часа держать зал. Может, поэтому и отправился в Москву. Кстати, когда мы туда с Григорием Лепсом приехали (он ведь тоже родом из сочи), то чуть ли не каждый день слышали: "Езжайте лучше домой, с такой музыкой вы никогда ничего здесь не докажете!" Но я уже был звездой местной водокачки в Сочи, когда в середине 1990-х там изо всех ларьков звучала моя "Свеча"...

- Не боитесь, что мода на ваш шансон пройдет?

- Меня называют продолжателем традиций советской эстрадной песни, сравнивают с Юрием Антоновым. Это для меня большой комплимент. Ведь нормальные слушатели среднего возраста нынче остались вычеркнуты из эстрадной музыки. Телеканалы пичкали народ  хип-хопом, попсой голимой, а для души ничего не давали. Помню, я принес туда клип «Берега мечты» - даже разговаривать не стали. Сказали, неформат! Хотя даже крутые профессионалы, работающие на радио, не понимают, что это такое - формат? Ты становишься форматным, когда становишься популярным!

Но наши люди, воспитанные на музыке Антонова, Пугачевой, Ротару, где гармонично сочетаются тексты и мелодия, а главное, есть душа, все равно не насытятся хип-хопом. Я приезжаю в города России и вижу, как люди тянутся к хорошей, добротной эстраде, как соскучились по живым концертам.

Раньше жанр русского шансона был узконаправленным. Особенно женская аудитория на дух не переносила термин "шансон", не переваривая всю эту "приблатненность". А у меня 70 - 80 процентов зрителей на концертах - женщины. Мои "шансоны" их не пугают... <tv:MultimediaArticle MultimediaID="245926" ServerSize="240x180" Description="Певец с женой" Border="0" Align="right" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle>

- Понятно, почему женщины вас любят. Ведь ваши песни о любви. Вы и сами по натуре влюбчивый, говорят, что не раз были женаты...

- Самые мои родные и любимые люди - сын Никита и дочь Даша, любимая жена Инна и дочь Иванна. А еще мои родители! Я пою о любви, о женщинах. И о женщинах не скажу ни одного плохого слова - ни со сцены, ни в жизни. Они ведь дарили мне любовь, тепло, свет. И каждая моя песня - это кусочек моей личной жизни. Я человек верующий, не курю и не пью, у меня нет никаких допингов, кроме любви. На концертах подбегают девчонки и кричат: "Возьмите замуж! Я буду лучшей женой!" И как объяснить им, что жить с артистом - это же врагу не пожелаешь... Но, извините, я не люблю говорить про свою личную жизнь. Обычно этим грешат артисты, которым уже нечего сказать в творчестве.

коментарии (27)
осталось 1000 символов