Антон Макарский плачет из-за Русалки

24 июня, 2011 11:45 / Интервью
Антон Макарский плачет из-за Русалки

Антон Макарский плачет из-за Русалки

Актер колотит стены и столы, общаясь с женой Викторией Морозовой.

- Антон, вы уже много лет женаты на Виктории Морозовой. Как познакомились? 

- На работе (смеется). Вика поразила своей открытостью. Признаюсь честно, я не имел никаких далеко идущих планов. Она просто понравилась мне как женщина. Вот я и захотел завести служебный романчик. Сначала была взаимная симпатия, не было чувства, что без этого человека я не могу жить. Любовь возникла уже потом.

Судьба свела нас на одном из последних просмотров актеров в мюзикл Метро. Потом была вечеринка по поводу подписания контрактов и зачисления нас в труппу. Там я Вику и закадрил. После общего праздника мы с большой компанией поехали к Вике домой. Она тогда жила в трехкомнатной квартире своей преподавательницы по вокалу. Дом шел под снос, и хозяева уже получили новую квартиру. Мы шумно отметили начало работы, и когда все разъехались, я остался. Перед сном я сходил в душ и вышел из него в одном полотенце. Сделал Вике легкий массаж плеч и сказал, что пошел спать в другую комнату. Естественно, Вика пришла пожелать мне спокойной ночи. С этого дня мы вместе...

- Ревность имеет место в ваших отношениях? 

- О да! Если послушать Вику, я ее никуда не отпускаю. Она считает, что я хочу ее одеть пострашнее - ничего яркого и паранджа до пят. Так, чтобы никто не смотрел. Но я ей всегда говорю: «Хочешь - иди!» Она отвечает, что не горит желанием. А я и знаю, она никуда не пойдет. За меня Вика тоже может быть спокойна. Меня просто никто не узнает на улице. Сколько раз бывало: идем мы вместе, подходят к ней, здороваются и спрашивают: «Вика, а где Антон?» Она на меня показывает, а девушки так разочарованно тянут: «Мы думали, вы высокий и красивый!». Вообще, ревность - глупая вещь. Ревновать - значит не доверять друг другу. Мы доверяем.

– Вы любите себя на экране?

– Нет. Есть какие-то вещи, за которые мне не стыдно, но в большинстве случаев я очень критически отношусь к себе. Я самый большой критик себя.

– Заметив очередное «не то» в себе,  как реагируете?

– Грызу себя. А плАчу только от хорошего. Вот прихожу куда-то, что- нибудь хорошее вижу – мультфильм «Русалочка», например, или что-то подобное и начинаю плакать. От прилива чувств! Это ощущение счастья и гармонии. Такие слезы очищают. Нисколько не стыжусь, что я сентиментальный. Тем более ничего женского во мне точно нет. Если ты можешь ощущать красоту и пустить слезу умиления – наоборот, это здорово. Это признак уверенности и силы. Чем давить в себе эмоции.

– А стены бьете кулаками от переизбытка эмоций?

– О, это я люблю! И стенки бить руками. И столы кулаками разваливать. Благо силы в руках много. Особенно когда ругаюсь с Викой, люблю это делать. Была у нас квартира на Арбате. Мы ее снимали, пока спустя 14 лет мытарств по Москве не приобрели свою собственную. Там все стены были во вмятинах и стол разломан пополам. Потому что иногда эмоции перехлестывают.

- В вашей жизни происходили чудеса?

- Вся моя жизнь – одно большое чудо. Я провинциальный пензенский парень. Который живет в столице нашей Родины, наслаждается ее красотами. И является востребованным актером. Разве не чудо? Я живу с любимой женщиной, я любим. Это тоже чудо. Когда я был нищим безработным актером, а Вика востребованной певицей, у которой клипы шли по телевизору, песни звучали на радио, она вдруг потеряла голос. И в эту же неделю я пою песню Belle, и это меняет нашу жизнь кардинально. Чудо – это вообще вся жизнь!

коментарии (27)
осталось 1000 символов