Михаил Галустян попросил 100 граммов для пострадавших

4 октября, 2011 22:00 / Интервью
Михаил Галустян попросил 100 граммов для пострадавших

Михаил Галустян попросил 100 граммов для пострадавших

Телеюморист рассказал о своем медицинском прошлом.

– Михаил, не так давно появилась шутка: В качестве эмблемы этих Олимпийских игр следует взять портрет Михаила Галустяна. Вы знали об этом?

– Да, знал. И, слава богу, это и осталось на уровне шутки. Я не хотел бы быть на этой эмблеме и «работать» талисманом.

– А тому, что в вашем родном городе Сочи будет зимняя Олимпиада, вы рады?

– У меня к этому отношение двоякое. Как уроженец этого города, проживший в Сочи лет двадцать, понимаю, что инфраструктура его поменяется. Но поменяется и экология, как ни крути. И это, конечно, минус. С другой стороны, в мой родной город станут приезжать люди, город будет развиваться так, что другим останется только мечтать о таких изменениях.

– И даже Ницца отойдет на задний план?

– Да что вы! Ницце не догнать Сочи, потому что в ней не будет таких двадцатитысячных спортивных комплексов и сооружений. Не будет и причалов с яхтами через каждые пятьсот метров. Ницца – это довольно маленький городок со своими правилами. Если человек из Ханты-Мансийска приедет в Ниццу, его там встретят не очень дружелюбно. А наш Сочи всех рад видеть. В Ницце ничего подобного не будет. Наоборот, прошипят: «Понаехали тут»…

– С появлением в вашей жизни дочери Эстеллы что-нибудь изменилось?

– Честно говоря, ничего. Или, может, я еще этого не осознал. В моей жизни все получается вовремя, правильно и как положено. Дочка нас с женой очень радует. Мы не страдаем от недосыпа, недоедания или катастрофической усталости. И у нее уже есть характер. Если ей что-то не нравится или она хочет, чтобы к ней пришли, она не плачет, а кричит: «Эй! Э-э-эй!»

– Когда же вы это замечаете? Вы же нечасто бываете дома!

– Да. Но делу время, потехе – час. Я же не круглосуточно работаю, дома тоже бываю. Я сейчас, кстати, часто дома нахожусь. У меня начался такой период. И это классно. Я переехал, наконец-то, в нашу новую квартиру.

- Ваш отец – повар. Значит, и вы умеете хорошо готовить?

– Нет. Потому что мой папа – повар. Раньше в нашем доме готовил он, а теперь – моя жена.

– И как Вика, преуспевает в этом вопросе?

– Если ей правильно поставить задачу, она приготовит очень хорошо. Если я просто скажу, что хочу есть, она не всегда приготовит вкусно. Она пока не всегда угадывает мои кулинарные желания. Но, если я четко скажу, что хочу вот это, она приготовит так, что пальчики оближешь.

– А что она готовит?

– Честно скажу, в основном блюда европейской кухни. Кавказскую не прошу.

– С вашими кулинарными способностями мы разобрались. Теперь давайте разбираться с медицинскими. Ведь ваша мама Сусанна Ардашовна – медик. Да и вы, насколько я знаю, по первой специальности – акушер-гинеколог?

– Нет, я не гинеколог. Я – фельдшер-акушер международного класса.

– Вам когда-нибудь приходилось применять свои теоретические знания на практике?

– Да, конечно. Не в акушерстве, а вообще в медицинской области. Знаете же, Сочи такой город… Люди там, бывает, и дерутся, и ранят друг друга. И мне приходилось оказывать им первую медицинскую помощь. Экстренную в том числе. И я спасал людям жизнь. Если бы не я, они бы точно умерли, сто процентов!

– Для убедительности пример приведите.

– Как-то мы с другом гуляли и услышали крик: «Помогите, помогите!». Это какие-то ребята звали на помощь. Мы побежали, я их осмотрел и увидел, что они буквально истыканы финками: у них пострадали и почки, и желудок. Ну, я не растерялся и сразу же приступил к действиям. Сначала в баре попросил 100 «боевых грамм» для ребят, чтобы шок снять. Обработал раны, остановил кровотечение, чуть-чуть помог психологически, взбодрил, в общем, оказал первую медицинскую помощь. Я понимаю, что, если б я этого всего ни сделал, они бы не выжили. И таких случав в моей жизни очень много.

– А что же по специальности, ни разу не практиковали?

– На родах я был лишь однажды и в качестве ассистента. И был в шоке от увиденного! Это было в Сочи. Женщина кричала от боли, врачи кричали. А я ее держал, чтобы не дергалась. В итоге, измучившись, женщина родила двойню. Тогда я дал себе слово: «На роды больше не пойду. Даже если без ума буду любить мать своих детей»…

коментарии (27)
осталось 1000 символов