Иван Ургант откровенно о президенте России, жене и Facebook

26 декабря, 2011 09:56 / Интервью
Иван Ургант откровенно о президенте России, жене и Facebook

Иван Ургант откровенно о президенте России, жене и Facebook

Главный шутник России Иван Ургант раскрыл все свои секреты главному редактору российского журнала HELLO! Светлане Бондарчук.

Светлана: Иван, а на Facebook реально ты?

Иван Ургант: Это я. Все аккаунты на ivanurgant.com реальные. Но успеваю я пользоваться только Twitter. Так что все мои записи из Twitter просто дублируются на Facebook, а там надо кого-то френдить...

Светлана: У меня в детстве столько комплексов было! А у тебя?

Иван: А у меня комплексов не было. Единственный комплекс, который был в моем детстве, – это комплекс дыхательной гимнастики по Стрельниковой, который моя мама практиковала, а я, к сожалению, не оправдал ее надежд. У меня мама вообще ведет очень здоровый образ жизни. Она совершенно нетипичная актриса. Практически не пользуется косметикой, и в этом я – в нее. Она совершенно не употребляет алкоголь и не курит. Здесь наши дороги разошлись.

Светлана: Ты же тоже не куришь.

Иван:Очень редко. Иногда позволяю себе в компании, за бокалом хорошего вина... Чтобы казаться значительнее.

Светлана: И чтобы понравиться девочкам.

Иван: Да, чтобы понравиться девочкам и мальчикам, с которыми я пью вино. Кстати, если мама - нетипичная актриса, то бабушка... вот если бывает воплощение актрисы – то это она.

Светлана: А кто тебе ближе по духу?

Иван: Ты сейчас поставила на кон многие вещи. С одной стороны – бабушкину недвижимость, с другой стороны – мамино сердце. Поэтому скажу так: я не могу делить. Мои родственники все разные.

Светлана: И тем не менее, ведь есть у вас какие-то общие, семейные традиции?

Иван: У нас была традиция собираться на Пасху у бабушки. Хотя мой самый любимый праздник – Новый год.

Светлана: У меня тоже. А ты в детстве верил в Деда Мороза? Я вот не верила. Я понимала, что подарки под елкой от родителей.

Иван: Как можно верить в Деда Мороза, если на елке во Дворце пионеров его играет твой дедушка?

Светлана: Я не понимаю, честно говоря, когда ты живешь, откуда у тебя время на семью, на меня вот нашлось.

Иван: Да не так все это страшно, как кажется. Я думаю, мы все уже заражены скоростью передвижения мысли, денег, работы и людей в нашем мегаполисе.

Светлана: Мне кажется, очень агрессивная в Интернете публика в целом.

Иван: Это потому, что человек чувствует, что его за слова, которые он может написать, не ударят старым тапком по сусалам...

Светлана: А ты можешь человеку, который тебе не симпатичен, сказать это в лицо?

Иван: Это зависит от того, занимает ли этот человек руководящую должность в московском правительстве.

Светлана: То есть Собянину не скажешь.

Иван: Вообще, чтобы понять, насколько симпатичен человек, мне нужно узнать его побольше. Мне лично очень не хватает в крупных политических деятелях нашей страны открытости. Я считаю, не надо президенту 31 декабря выходить под елку к Кремлевской стене.

Светлана: У вас с Наташей есть какие-то традиции, связанные с Новым годом?

Иван: Мы стараемся его встречать дома. мне очень нравится, когда подъезжают друзья 1, 2 января. И я очень люблю выбирать подарки, невероятно. Я считаю, что надо дарить то, что хотел бы получить сам. Подарки должны быть хорошими, неформальными.

Светлана: А ты их под елку складываешь, как принято?

Иван: Подарок нужно вручать прямо в руки. И есть важное очень правило: если тебе кто-то дарит подарок, открой его прямо сейчас.

Светлана: А какой самый приятный подарок ты можешь подарить на Новый год? Собачку можешь? Я собачку подобрала тут недавно, дворняжку. Страшная...

Иван: Это самое главное. В вашей семье обязательно должен быть кто-то страшный. У вас такая концентрация ярких внешних данных в семье, что вам нужно иметь что-то отталкивающее, чтобы оттенять вас.

Светлана: Слушай, а твоя Наташа, она же грузинка. У вас грузинский язык сохраняется в семье?

Иван: Не настолько, насколько в других семьях, но... Я могу сказать, что мне нравятся песни на грузинском языке, особенно, когда поют женщины.

Светлана: Тебе хотелось бы, чтобы ваши детки хотя бы немного...

Иван: ...пели на грузинском языке? Мне бы хотелось, чтобы им этого захотелось. По крайней мере, я какие-то вещи умею говорить по-грузински: "Еще чачи", "Не могли бы вы отнести меня в номер", "Это сделал не я".

Интервью: Светлана Бондарчук / HELLO!

 

коментарии (27)
осталось 1000 символов