Олесь Бузина: "В армии официально учат убивать"

27 декабря, 2012 09:48 / Интервью
Олесь Бузина: "В армии официально учат убивать"

Олесь Бузина: "В армии официально учат убивать"

фото: Ivona.bigmir.net

Персона украинского писателя, журналиста и ведущего Олеся Бузины вызывает разнообразную реакцию – часто не самую положительную. Его принято считать скандальной и провокационной фигурой, его обвиняют в кощунстве и даже шовинизме. Какой же он на самом деле,

Ваш публичный имидж – это лишь созданный образ или ваша суть? Какой Олесь Бузина "за кадром"?

– Непубличный Бузина часто выглядит совершенно иначе, чем на публике. Вне ее я чаще всего тихий, скромный, и абсолютно неконфликтный. Скандалю только в исключительных случаях.  В детстве мне было нужно научиться защищать себя, так как до 6-7 класса меня часто доставали и обижали. А в 7 классе я уже состоял на внутришкольном учете, потому что расправился со всеми обидчиками. Тогда во мне проснулся другой человек, который себя защищает. Можно сказать, что во мне живут двое – один, если его не трогать, очень милый и добрый, даже нежный, иногда ленивый и немного разгильдяй. А другой, если его доставать –  сопротивляется. Он существует для того, чтобы защищать первого. Но в то же время он дисциплинированный, регулярно бегает, отжимается, поднимает штангу. И этот же человек регулярно пишет.  Возможно, это мое подсознательное и мое сознание, либо две субличности, как говорят психологи. И они уживаются во мне и не мешают друг другу.

Вы не устаете эмоционально от тех нападок в ваш адрес, которые происходят в СМИ и на телевидении?

– Во-первых, я никогда не читаю то, что пишут обо мне в интернете, ничего анонимного. В красном корпусе университета имени Т.Г. Шевченко, где я учился, была дверь в туалет. И на этой двери все писали то, что хотели. Там была и порнография и матерщина. У меня интернет, вызывает ассоциацию с этой дверью. Здесь любой пользователь, назвавшись 0029, например, пишет что угодно. Я понимаю, почему люди это делают – таким образом они освобождаются от негативной энергии в себе. Думаю, это существа трусливые и забитые в реальной жизни. Сам не пишу комментариев в интернете, освобождаюсь от негатива другими способами. Так что абсолютно спокойно переношу потоки отрицательной энергии, направленной на меня. Знаю, что вызываю либо одобрение, либо отрицание.  Промежуточных реакций не бывает. Но в моей жизни есть люди, которые относятся ко мне очень тепло, и оказывают мне такую помощь, о которой мечтал бы любой человек.

Это близкие люди?

– Они становятся близкими. Им симпатично мое творчество,  они поддерживали меня во время выборов. У меня не было много финансовых средств на выборы, но у меня были билборды , была напечатана газета, листовки. И все это только потому, что ко мне испытывают симпатию определенные люди, и они делали это для меня, себе в убыток.

Понимаю, что раз Вы пошли в политику, то должно быть неравнодушны к тому, что происходит сейчас в нашей стране?

– Сейчас люди довольно охотно покидают Украину, потому что она стала малопригодной для жизни. Я объездил страну вдоль и поперек. Не только села, но и райцентры и некоторые крупные города начинают вымирать. Луцк, Ровно, Чернигов – города, которые абсолютно не развиваются. Даже Одесса. Ведь это город на море, порт. Там сейчас можно увидеть на месте когда-то стоявшего дома просто кучу обломков. То есть дом разрушился и остается в таком состоянии – в развалинах. А этот город мог бы быть замечательным. У меня с Одессой многое связано. Там я служил, учился один курс. Это первый город, кроме Киева, который я посетил. Мне было 4 года. Я увидел негра на улице, и мне моя бабушка сказала, что если буду плохо себя вести, она загорит до такого же состояния. Я сказал: "Бабушка, не надо!" (смеется).

Как вы считаете, есть ли возможность изменить сложившуюся ситуацию в Украине?

– Я не исключаю, что шансы есть. Когда все дойдет до своего логического конца, возможно, что ситуация изменится. Наш народ не замечает очевидного, пока не случится полного развала. У нас человек, когда вылетает на автомобиле на встречную полосу движения, не верит, что с ним что-то случится. Я думаю, когда верхушка поймет, что коллапс произойдет лично с ними, они действительно начнут менять ситуацию.

Вы считаете это национальная черта – невозможность предвидения надвигающегося падения?

– Не думаю, что это присуще исключительно украинцам. В иллюзиях пребывает весь мир. Я тоже бывал жертвой иллюзий, например, честно рассчитывал победить на выборах. Но результатом все же, доволен.

Чем вы сейчас занимаетесь?

– Во-первых, спортом. Бегаю, плаваю, набираюсь сил. Я очень устал после выборов. Однажды проспал целые сутки. Еще пишу. Пытаюсь закончить новую книгу, которая называется Секретная история Украины, ХХ век. Это то, что мне нужно сделать сейчас. А дальше я не загадываю. Просто наслаждаюсь жизнью.

У Вас был телевизионный проект на канале К1 Следами предков. Сейчас не работаете на телевидении?

– В данный момент телепроектов у меня нет. А Следами предков – это был замечательный проект. Мы сняли для канала 29 документальных фильмов. По истории Руси, Украины, в общем, восточных славян. Большая часть сюжетов развивалась на территории Украины. Например, Дело Бабы Яги. Мне очень нравится этот фильм. Или фильм про Мюнхгаузена. Фильм о том, что пили наши предки. У меня осталось несколько не отснятых сценариев, в частности о Казанове. Он бывал на территории западной Украины, во Львове. Так же в Москве и Петербурге. Пока не  складываются обстоятельства, чтобы этот фильм снять. На нем и остановился проект.

А по какой причине проект был прерван?

– На канале к определенному времени закончились средства, а у меня иссякли силы. Основной причиной была моя исчерпанность. Мы снимали по фильму за 10 дней, сценарий я писал за полтора-три дня. В принципе, весь материал уже был в моей голове. 40 лет своей жизни я это изучал. И когда начали проект, оказалось, что у меня все есть – сюжеты, костюмы из моей личной коллекции. Весь реквизит был моим. Даже старинные книги – из моей библиотеки. Мы этим проектом жили – на моей энергии и моем желании. Но в один прекрасный момент мой организм просто дошел до физического предела. Я понял, что нужно остановиться.

Как вы восстанавливались?

– Так, как делаю обычно. Плавал, гулял, бегал. В общем, отдыхал.

Любите путешествовать?

– Люблю, но из-за работы путешествую редко. И потом, путешествовать нужно в хорошей компании. А подобрать такую непросто.

Где вы бывали?

– Где я только не был. В Венеции, в Германии. Мне интересно бывать там, где произошло что-то связанное с Украиной. В Германии я побывал в Висбадене, потому что там родился Гетьман Скоропадский. Этот город не подвергся бомбардировкам во время Второй мировой войны и сохранился таким, каким был во времена Скоропадского. В Венецию меня никогда не тянуло, но мне там понравилось, как ни в каком другом городе мира. Это город , который стоит в воде, с улочками, узкими как коридоры в хрущовках. Петербург очень нравится, Севастополь. Я вообще люблю приморские города и везде хожу в военно-морские музеи. Даже был в таком музее в Стамбуле. Стамбул вообще очень интересный город – смешение восточной и западной культур. Я там побывал в Цистернах – это водопровод времен византийских императоров. Похоже на подземный храм, хотя это всего лишь резервуар для воды. Я одним из первых в Украине посетил Египет, в 1997 году. Это был пустой Египет, после террористического акта. В то время местные террористы убили около 70-ти европейских туристов, и все туристы сбежали из страны. И тогда правительство организовало поездку для украинских журналистов, чтобы вернуть приток туристов. Я был среди этих журналистов. Я понял, что лучшего Египта у меня уже не будет и после этого туда не возвращался.

Расскажите о своей семье. Известно, что вы женаты и у вас есть дочь.

– Да, я женат с 1993 года, скоро будет 20 лет. У меня есть дочь, которой уже 17 лет. Семья держится на том,  что одна половинка дополняет другую. Например, меня технические моменты всегда приводят в замешательство. А жена по мышлению инженер и у нее прекрасно получается все, что связано с домашним хозяйством. А у меня получается хорошо все, что связано с дизайном и добычей денег. Так наши способности приводят к существованию вполне традиционной семьи, где жена не работает и занимается домашним хозяйством, а я работаю. При этом очень многие мои тексты я просто надиктовываю своей жене. Хожу, пью кофе. А она стучит по клавишам.

Что для вас значит семья?

– Самая важная вещь, которая помогает человеку выжить. Тот, кто не может создать семью, на мой взгляд, самый несчастный, потому что у него нет первично важного. Если есть семья и дом, в котором живешь, я считаю, что уже все удалось. Остальное – приложится. Слава, деньги это не для всех, а семья –это то, на что имеет право каждый человек. С другой стороны, семья – это ячейка общества и хозяйственный механизм. А смысл семьи – это всегда дети. Самое большое удовольствие человек испытывает, когда рождает и воспитывает детей. Дети – доноры положительной энергии.

Что еще вы цените, помимо семьи?

– Грамматика! Я люблю, когда люди пишут грамотно. Я закончил факультет русской филологии и говорю по-русски лучше, чем многие исконно русские люди, а пишу грамотнее большинства. Я физически страдаю, если вижу неграмотно написанный текст. Грамматика – одна из самых больших ценностей человечества. Ведь если люди перестанут соблюдать правила правописания, то они в не поймут друг друга. Должна существовать жесткая норма. Это дисциплинирует человека, заставляет правильно мыслить.

Для меня важна дружба. Без друзей человеку одиноко и нехорошо. Не с кем вечером побродить по улицам. Лично у меня есть несколько друзей, с которыми я могу пройтись по ночному Киеву. Еще мы помогаем друг другу, прежде всего психологически. Дружба – это не отвлеченное понятие, а вполне конкретная вещь. Конечно, в Америке выделилась профессия "собирателя слез в жилетку" – психоаналитика, а мы обходимся без этого. Наши люди все равно плачутся в жилетку друзьям.

Что вы цените в людях, и какие качества не терпите?

– Если говорить о девушках, я ценю способность идти навстречу пожеланиям мужчины. Мне нравится, если девушки податливые, которые подстраиваются под какие-то мужские фантазии. Женщине необходимо кому-то засунуть носик в плечо, так они устроены. Это, кстати, тоже одна из моих ценностей. Мне нравится, когда женщина нуждается во мне, когда она в какой-то степени от меня зависима. Ведь зависимость не такая уж плохая вещь.

А в мужчинах я больше всего ценю способность делать общее дело, согласно договоренности. К мужчинам у меня отношение производственное, а к девушкам – интимное. В женщинах я ценю сексуальность, а в мужчинах способность выполнять договоренности.

А какова роль женщины на ваш взгляд?

– Роль женщины в жизни мужчины в том, что мужчина просто не может жить без женщины, это правда. Ему не хватает женской энергии. Мужчины обычно грубоватые, а женщины их смягчают. С другой стороны, человек просто нуждается в том, чтобы его погладили, почесали спинку. Несмотря на то, что люди интеллектуальные существа, они все-таки произошли от обезьяны. И эта потребность в прикосновениях осталась. И потом, в интимной обстановке люди позволяют себе быть слабыми. Они успокаиваю, смягчают друг друга. Без этого никак не обойтись. Знаете, почему монахи в средние века себя бичевали? Они нуждались в прикосновении, они испытывали постоянный дискомфорт. Как в армии – абсолютно дискомфортная жизнь.

Вы служили в армии?

– Да, и хочу вам сказать, как и все солдаты, в первые дни, хотел убежать из советской армии. Потом попустило. Но удержало меня только то, что я знал, что попаду в дисбат (дисциплинарный батальон, где отбывают наказание военнослужащие – прим. авт.), а после буду еще дослуживать свой срок в армии. В армии все герои из-под палки. На самом деле, сильнее всего на людей воздействует страх. Хотя после адаптации служить мне понравилось. Ведь армия это единственное место, где официально учат убивать. Где еще можно легально реализовать этот глубинный мужской инстинкт? Только в армии!

Поговорим о вашей профессиональной деятельности. Кем вы считаете себя больше журналистом, писателем или ведущим?

– Все три проявления для меня взаимосвязаны, не может одно жить без другого. Природа наделили меня способностью писать статьи, книжки и делать телевизионные передачи. Все три вещи я делаю достаточно легко. Больше всего ценю в себе писателя. Но все рано писатель Бузина не может существовать без ведущего и журналиста.

Как давно Вы стали писателем?

– Я пишу уже 25 лет. Первую свою работу я опубликовал в 1987 году, это был рассказ. Мои книжки появились благодаря Алексею Толстому. Он  написал, что Петр Первый был храбрым, осаждал крепости, реформировал Россию. Но он же не забыл написать, что Петр был во хмелю совершенным мерзавцем, что он был "мясорубом", сам пытал и головы рубил. То есть, Толстой описал Петра Первого как абсолютно обычного человека.

Ваши книги выпускаются в Украине?

– Да, это выгоднее. Мне сейчас предлагает одно московское издательство 2000 тиража. Но я не вижу в этом смысле. Книги, которые издаются в России, просто завозятся в Украину. Так мои книги, изданные здесь, завозятся в Россию. Вопрос не в том, где вышла книга. Для писателя важно, каким тиражом она издана, как ее раскупили и сколько ты, как писатель, заработал. Литература должна кормить. Книга – это тот же проект, это бизнес. Она не может существовать вне бизнес-составляющей. Это только в начале карьеры радует сам факт издания. А позже, писателя интересует гонорар и тираж. 

Как вы считаете, на печатной книге сильно сказалось развитие интернета?

– Отразилось. Мне даже приходилось давать автографы поклонникам моего творчества, которые качали мои книги из интернета. Хотя мои книги стоят недорого, примерно за 50 гривен можно купить любую, на той же Петровке. В принципе, интернет частично "сожрал" читателя обычных книг. Это с одной стороны хорошо, так как интернет это доступность информации. С другой стороны, я часто вижу, как люди читают с электронных носителей в метро. Но в один прекрасный момент людям станет нечего читать. Потому что писатель должен получать вознаграждение, иначе он писать не будет. А современные люди не хотят читать Эсхила и Софокла. Это другая литература. И она имеет такое понятие, как старение и потеря актуальности. Ту литературу, которая написана раньше 19 века, читать очень сложно. Даже Шекспира люди читают с трудом. А современная литература нравится, потому что это о нас, каждое поколение хочет видеть себя в произведении.

Вы считаете себя успешным писателем?

– Мы не жадничаем, и это позволяет нам выпускать мои книги хорошим тиражом. Из 10 000 экземпляров моей новой книги Воскрешение Малороссии, которая вышла в марте этого года, осталось уже меньше 1000. Это очень хороший показатель. То есть,  как для украинского писателя, дела мои идут вполне неплохо. А в общей сложности около 300 000 экземпляров моих книг разошлось за те 12 лет, что я пишу книги.

Каковы Ваши дальнейшие творческие планы?

– Я хочу написать комедию об Украине в 1918 году. Время было довольно страшное, но я хочу написать именно комедию. Книгу о Богдане Хмельницком. Еще серию исторических детективов о персонаже, который родился в 1885 году в Киеве. У меня уже есть названия некоторых детективов, имена героев, представление как это должно происходить. Но пока это только планы. Скажу честно, литература мне нравится намного больше, чем политика. После того, как я попробовал себя в политике, могу сказать, что это вредное для здоровья занятие. В политике много мерзавцев, выдающих себя за хороших людей. А поскольку сказать этого ты не можешь, то себя сдерживаешь, а это разрушительно для организма.
 

Олесь Бузина
материалы по теме
коментарии (27)
осталось 1000 символов