Иван Ургант: "Я люблю старые дома. Старую одежду. Старую еду".

21 января, 2009 11:00 / Интервью
Иван Ургант: "Я люблю старые дома. Старую одежду. Старую еду".

Иван Ургант: "Я люблю старые дома. Старую одежду. Старую еду".

Он не учился в цирковом училище и не записывался в комики. Но имя Вани всегда ассоциируется с отличным настроением и позитивом. Что ж, наверное, это судьба - быть вечно молодым, и вечно смешным ведущим, актером и просто замечательным человеком с красивой фамилией Ургант.

- Вас не утомляет необходимость все время шутить?

- Я стараюсь к самым серьезным вещам относиться с иронией. Ирония - это ключ к взаимопониманию, успеху, расположению людей друг к другу. Я это неоднократно декларировал. Более того, я спел много песен, мною поставлено несколько спектаклей и снят один мультфильм для взрослых на эту тему.

- "Ирония судьбы" тоже ваша работа?

- Нет, ко мне этот проект не имеет отношения, потому что, слава богу, судьба по отношению ко мне была не иронична, а благосклонна.

- Ваш феноменальный успех.... Это тяжкое бремя?

- А, я понимаю, о чем вы. Часто, приходя домой, не нахожу в себе сил что-то приготовить, смастерить (знаете, я так люблю мастерить!), собрать мебельный гарнитур... Ложусь на кровать, накрываю лицо газетой (от мух) и лежу так долгими часами, приходя в себя.

- Так сильно давит на психику?

- Да. Это очень затратно энергетически. В течение дня каждый хочет с тобой поздороваться, многие за руку. Некоторые сразу минуют ту ступень, когда обращаются на "вы", и говорят: "Эй ты, перестань откручивать колесо у моей машины!" Но я стараюсь держаться. Я сам выбрал эту профессию. И если ее у меня отнять, мне будет грустно.

- Женщины вешаются вам на шею?

- Прекрасная половина моей семьи вешается, да еще как! Причем с самыми разнообразными требованиями. Вот дочь в последнее время тоже вешается. Хорошо, что она пока еще ничего при этом не говорит.

- Я говорю о других женщинах...

- Об этих распутницах? С густо накрашенными губами и порочным блеском в глазах? С ветром, который играет в их вьющихся после химической завивки волосах? Нет-нет, завидев их, я сразу же очень быстро убегаю! Но, когда им удавалось догнать меня, они тут же говорили: "Извините, приняли вас за Федора Бондарчука".

  <tv:MultimediaArticle MultimediaID="18411" ServerSize="217x322" Border="0" Align="left" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle> 

<tv:MultimediaArticle MultimediaID="18415" ServerSize="217x322" Border="0" Align="left" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle>    - Это вы, наверное, в шляпе были в тот момент.

- Совершенно верно. В шляпе, с тростью.

- После некоторой паузы в телеэфир вернулись два шоу с вашим участием - "Большая разница" и "Прожекторперисхилтон". Продолжается выход "Смака", который тоже ведете вы. Какой проект ваш любимый?

- Они все очень разные. И все три по-своему любимые. Включая "Смак", который я веду уже... уже скоро три года как веду! Пора просить повышения зарплаты у продюсеров! Когда в начале 2008 года состоялась премьера "Большой разницы", нам очень хотелось, чтобы программа вышла на постоянную основу. И вот наконец это случилось. "Прожекторперисхилтон" тоже вернулся и, надеюсь, продержится как минимум до конца года.

- Это почему-то не вызывает сомнений - в отличие от сложного в производстве и придумывании проекта "Большая разница". Долго продержитесь?

- Посмотрим. Давать прогнозы в нашем мире сложно... Знаете такой десерт - панакота? Похоже на желе. Телевидение - оно, как панакота, - зыбкое!

- Есть ли у вас план на жизнь? Вести телешоу до скончания лет, например? Через 10, 20, 30 лет вы себя кем видите?

- Сверхзадач я перед собой не ставлю. И то, что я не знаю, кем я стану через эти годы, и заставляет меня с интересом их прожить. 

- Чем вы интересуетесь помимо телевидения?

- Интересов масса. Книги в первую очередь. Интересные непрочитанные книги. Художественное и документальное кино, мультипликация. Театр. Безусловно, музыка.

- Это правда, что вы сейчас работаете над альбомом?

- Я бы не назвал это работой. С удовольствием играю на музыкальных инструментах и записываю себя на магнитофон. В широких кругах я называю это "работой над альбомом".

- Репертуар?

- Это песни о любви, о мире, о доброте, о матери. Авторство мое. Выход альбома состоится, когда я допишу до конца 90-минутную аудиокассету. Мне помогают талантливейшие музыканты. У меня есть возможность обратиться к ним за помощью, воспользовавшись шапочным знакомством с ними по телепрограммам, по культурно-массовым мероприятиям...

   <tv:MultimediaArticle MultimediaID="18414" ServerSize="217x322" Border="0" Align="left" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle>

<tv:MultimediaArticle MultimediaID="18413" ServerSize="217x322" Border="0" Align="left" VerticalPadding="10" HorizontalPadding="10" MultimedaType="1" runat="server"></tv:MultimediaArticle>    - Вы из поколения последних детей, воспитанных в СССР. Как относитесь к возвращению моды на советское?

- Все мы, безусловно, ностальгируем и будем ностальгировать по тому времени. Многие из нас будут плакать, когда в очередной раз улетит олимпийский мишка, и вспоминать то ощущение, когда вбегаешь на кухню, протягиваешь маме маленький кулачок, разжимаешь пальцы, а там лежит звездочка с изображением маленького Володи Ульянова.

- А вы, наверное, и пионером успели побывать?

- О да! Меня принимали в Артиллерийском музее города Ленинграда. Это престижнейшее место для приема в пионеры. Нас привязывали к танковому орудию, подносили фитиль и спрашивали: "Будешь пионером?" Мы отвечали - кто как, но в основном "Да". Это было счастливейшее время!

- Что вы оставили в Питере и что приобрели в Москве?

- В Питере я оставил свое сердце. Большую часть его. В Москву я приехал сам. Немножко сердца тоже здесь есть.

- Вы относились к Москве как к месту, где можно заработать больше, чем в Питере?

- Как к месту, где можно работать, а не заработать. А сейчас я отношусь к этому городу как к месту, где можно просто жить.

- Ваши любимые места в двух столицах?

- В Питере я люблю весь исторический центр. В Москве - Замоскворечье. Мне нравится на Чистых прудах, на Патриарших. Люблю старую Москву. Я вообще люблю старые дома. Старую одежду. Старую еду.

коментарии (27)
осталось 1000 символов