Евгения Добровольская: "Я сильная, могу и одна детей поднять" (ФОТО)

5 сентября, 2014 14:59 / Интервью
Евгения Добровольская: я сильная, могу и одна детей поднять

Евгения Добровольская: я сильная, могу и одна детей поднять

фото: ТН-Москва / Ю. Ханина

Еще в юности Евгения Добровольская решила, что обязательно станет актрисой и мамой. Все получилось, даже с лихвой: сегодня у нее почти 100 ролей в кино и четверо детей – 27-летний Степан, 23-летний Николай, 12-летний Ян и 5-летняя Настя. Большего для счастья ей не нужно…
 
Женя, во многом благодаря вам в актерской среде появилась мода на многодетность. Чувствуете ответственность?

– Я рада, что кто-то таким образом, по моему примеру, стал счастливее. Мне было 38, когда появился Ян. Можно было испугаться – старородящая…
 
Но ничего, рискнула, и вот какое у меня солнышко выросло. Некоторые считают, что быть матерью-одиночкой – это унизительно. Наверное, отчасти так оно и есть. Надо иметь смелость родить ребенка без мужа.
 
С меня в этом смысле не надо брать пример – я человек сильный и самодостаточный, могу и одна детей поднять.
 
Никто из мужчин никогда не просил меня родить ребенка. Появление на свет всех четверых – исключительно мое решение, поэтому все они, кроме Николаши (он – Ефремов. – Прим. ред.), носят мою фамилию.

Читайте также: Евгения Добровольская забрала ребенка из роддома

С отцом старшего сына Степана, актером Вячеславом Барановым, вы познакомились, когда вам едва исполнилось 18. Поженились через полгода, а развелись через три. Почему?

– У меня есть теория: если вместе хуже, чем в одиночку, надо расходиться. Я ставила в отношениях точку, если ловила себя на том, что ликую, когда за мужем закрывается дверь.
 
Признаюсь, я никогда не видела в мужчине опору, поэтому и не стремилась замуж – это мужчины настаивали на походе в ЗАГС.
 
После школы я поступала на актерский, но провалилась. И в том же году снялась в главной роли в фильме Клетка для канареек. На съемочной площадке мы со Славой и познакомились. Он был старше, я влюбилась, захотелось взрослой жизни…
 
Насыщенный выдался год: за роль Олеси я получила кучу международных призов, вышла замуж и весной поступила в ГИТИС. Уже после свадьбы выяснилось, что мы с Барановым совершенно не совпадали в желаниях: я точно знала, что хочу стать артисткой, и варить борщи мужу в мои планы не входило. Однажды он просто поставил меня перед выбором: либо семья, либо профессия.
 
Из роддома я поехала не к нему, а к маме… Мы со Славой продолжали общаться и даже дружили. Он был в курсе дел Степы, и до последнего дня (Вячеслав Баранов умер два года назад. – Прим. ред.) они с сыном оставались близкими людьми.

Через несколько лет после развода с Вячеславом вы вышли замуж за актера Михаила Ефремова и родили Николашу. Михаил, сын знаменитых родителей, легко завоевал ваше сердце?

– С Мишей мы познакомились в студенческие годы – у нас была общая компания. Когда первый раз его увидела, в обморок от восторга не упала: мале­нького роста, нервный человек, которому палец в рот не клади. И я была ему под стать – не признающая авторитетов, безбашенная.
 
Мы влюбились друг в друга на сцене. Миша поставил спектакль Тень, и мы с ним играли главные роли, да так хорошо, что в этом творческом безумии сошлись и в жизни.
 
Однажды возвращаюсь с гастролей и нахожу в своей комнате новую кровать и… Мишу. У нас со Степой был очень скромный быт: на полу палас, в углу моя раскладушка и детская кроватка. А Миша в то время жил с мамой, Аллой Борисовной Покровской. В один прекрасный день, решив перевести наши отношения в формат супружеских, он разобрал свою тахту и перенес ее ко мне по бульварам на собственном горбу. Так началась наша семейная жизнь.

А как вас приняли в знаменитой семье?

– Олег Николаевич Ефремов был мне другом, я его любила, боготворила и никогда не подводила. А вот с Мишиной мамой наши отношения сложились не сразу. После рождения Николаши мы перебрались к ней. Но я не желала подчиняться укладу чужого дома, что неправильно. В итоге мы с Мишей жили в съемной квартире, и пока были женаты, я с ней практически не общалась. Это теперь мы вместе играем и любим друг друга.

Женя, а была конкретная причина, почему ваш брак с Михаилом распался?

– Мы оба были нервные и импульсивные, со сложными характерами. Как-то пыталась нажаловаться на Мишу Олегу Николаевичу. Он выслушал мои стенания и сказал: «Ну знаешь, ты тоже не сахар!». (Со смехом.) Даже мама всегда выступала на стороне моих мужей. Я же поступаю по-своему – кому это понравится?
 
С Мишей мы просто устали друг от друга. Любовь должна доставлять радость, а не мучение. Когда я поняла, что без него мне свободно и радостно, а с ним напряженно, подумала: а почему бы совсем не избавиться от этого груза? Делить нам было нечего, и расставание прошло легко и быстро.

Читайте также: Михаил Ефремов избивал свою первую жену

Но ведь вы прожили не год, не два, а 10 лет!


И это были лучшие молодые годы! Мне этого не забыть, и безумно жаль, что вместе мы не играем, да и Миша на сцену выходит редко. Ему, конечно, далеко до ­отца – Олега Николаевича Ефремова, но очень многим артистам далеко до Миши.

Женя, вы не боялись в третий раз создавать семью?

– До встречи с Димой я много лет жила одна – ни в кого не могла влюбиться! Все мужчины вокруг казались тупыми, неинтересными и скучными. Помню, как накануне своего сорокалетия, ехала в машине и рыдала: «Боже! Я никого не люблю…». Заметьте: не меня никто не любит, а я никого не люблю! Желание отдавать во мне неистребимо.
 
Но прошло какое-то время, и на съемках фильма Счастье по рецепту мы познакомились с Димой (по профессии – кинооператор. – Прим. ред.).
 
Нас так потянуло друг к другу, что раздумий особых не было. Роман длился три года, пока мы наконец не стали жить вместе, а поженились, когда я забеременела Настей.
 
Не знаю, как у нас сложится с Димой, ни от чего не зарекаюсь. Женщине, ­имеющей детей от других мужчин, нелегко построить счастливый союз. Потому что, как правило, новый муж выдвигает претензии ее отпрыскам. Я же не воспринимаю никакой критики в адрес сыновей, потому что ращу их сама и считаю, что делать им замечания могу лишь я одна. Если Дима это поймет, у нас вообще не будет поводов для конфликтов. Наверное, для него в идеале – это жить втроем, со мной и Настей. Но это невозможно.

В декабре вам исполнится 50. Как настроение, Женя?

– Ой, ужас, мне 50! Страшновато, конечно, что будет дальше? Сейчас-то вроде ничего, я отлично себя чувствую.
 
Настя иногда с хитреньким прищуром мне говорит: «Мама, ты у меня старенькая». И тогда Яся и Николаша кричат: «Ты что! Мама молодая! Мама хорошая, самая лучшая, самая красивая». Прямо бальзам на душу. (Смеется.) Я не замечаю, что меняюсь. Смотрю утром в отражение – вроде та же, что и была всегда… Только характер становится мягче, но меня это не радует. Да-да! Мне больше по душе та Женя, которая любому человеку в лицо могла сказать все, что о нем думает.
 
Интересно: в молодости я и представить себе не могла, что у меня будут дети. И уж тем более четверо! А сейчас понимаю: счастье-то и смысл жизни именно в них…

Читайте также: Евгении Доброволськой угрожают расправой

Смотреть онлайн семейные фото Евгении Добровольской:



Полную версию материала читайте в журнале Теленеделя № 37 – в продаже с 4 сентября!

Смотреть онлайн-видео программы На ночь глядя с участием Евгении Добровольской


 

Михаил Ефремов , Евгения Добровольская
материалы по теме
коментарии (27)
осталось 1000 символов