Оставьте мою душу в покое: ТОП-5 книг о милосердии

Игорь Бондарь-Терещенко, специально для TV.UA,
22 ноября, 2016 16:30 / Вдохновение
Книги о мелосердии

Книги о мелосердии

Если уж речь идет о литературе, то иногда даже в научно-популярных книжках нельзя обойтись без ее «терапевтической» помощи. Оказывается, все в нашей судьбе так или иначе связано наподобие сюжетных ходов, и только от нас зависит, в каком жанре будет написана наша Книга жизни. Как бы там ни было, но хотя бы узнать о том, «как наше слово отзовется», стоит уже сейчас.

Атул Ґаванді. Бути смертним. Що важливо наприкінці життя. – Х.: Віват, 2016

ostavte-moyu-dushu-v-pokoe-top-5-knig-o-miloserdii-1.

Став известным специалистом, автор этой книги с удивлением вспоминает, что в его медицинских учебниках почти ничего не писали о старении, немощи или смерти. Его не учили, как разворачивается этот процесс, как люди переживают конец жизни и как это влияет на тех, кто вокруг и кого, казалось бы, это не касается. По мнению профессоров, цель медицинского образования – научить тому, как спасать жизни людей, а не заниматься их смертью. И тут на помощь студентам (да и самому автору в дальнейшем) пришла литература. И в частности «Смерть Ивана Ильича» авторства Льва Толстого – едва ли не единственного текста из корпуса мировой литературы, где  рассказывается о том, что на самом деле чувствует умирающий.

Если помните, мучительнее всего было для Ивана Ильича то, что никто не жалел его так, как ему хотелось, чтобы его жалели: «Ивану Ильичу в иные минуты, после долгих страданий, больше всего хотелось, как ему ни совестно бы было признаться в этом, чтоб его, как дитя больное, пожалел бы кто-нибудь; ему хотелось, чтоб его приласкали, поцеловали, поплакали бы над ним, как ласкают и утешают детей».

Читайте такжеУкраинская готика в окопах Бога: ТОП-4 лучших книг осени

Вот почему тема этой книги, как достойно уйти в вечность. Как человеку, его семье и врачам подготовится к ней, и принять неизбежный конец. И речь, в данном случае, о жизни старых людей, имеющих семью, но живущих либо в доме престарелых, либо прикованных к постели. А также о том, что значит быть созданиями, стареющими и умирающими. Ну, и о том, идут ли наши представления о собственной смертности вразрез с реальностью.

Дік Свааб. Ми – це наш мозок. – Х.: Клуб Сімейного Дозвілля, 2016

ostavte-moyu-dushu-v-pokoe-top-5-knig-o-miloserdii-2

В книге известного эскулапа также не обошлось без литературы. Так, например, рассказывая о рождении, он отмечает: «даже в романах можно найти упоминания об активном участии ребенка в этом процессе». И правда, в частности, Джордж Джексон в романе «В сердцах - огонь» пишет: «23 декабря 1941 года против воли матери я протиснулся из ее лона в мир  почувствовал себя свободным».

А юный герой Оскар из романа Гюнтера Грасса «Жестяной барабан» сразу же после своего рождения был не в восторге от внешнего мира. Поэтому «предпочел бы вернуться обратно в матку, но повитуха, увы, уже перерезала пуповину». Но если литература – это большая тайна, то происхождение «фактов», рожденных молвой, вообще, загадка для автора. Например, миф о том, что мы используем свой мозг только на 10%. Или невероятная история о миллионах мозговых клеток, которые мы, якобы, теряем каждый день в результате старения.

Понятно, что рассказывая в этой книге о том, как работает человеческий мозг, автор отвечает лишь на некоторые антинаучные вопросы. В основном речь о том, как мозг развивается у парня или у девушки, что происходит в голове молодого человека, как мозг отвечает за сохранение индивида и как происходит наше старение, как случается слабоумие и смерть, как мозг продолжает развиваться, как функционирует память и формируется чувство морали.

Читайте такжеТОП-5 книг о масонах, шпионах и зеленых человечках

Кроме всего прочего, рассмотрены не только темы нарушений сознания, повреждений мозга (например, в боксе) и таких заболеваний, как аутизм и шизофрения, но и новейшие разработки в лечении и регенерации мозга. Ну и, безусловно, упомянуто о связи между мозгом и религией, духом и волей.

Александр Эткинд. Кривое горе: Память о непогребенных. - М.: Новое литературное обозрение, 2016

ostavte-moyu-dushu-v-pokoe-top-5-knig-o-miloserdii-3.

Автор далеко заводит речь, если уж говорить о культурной памяти после социальной̆ катастрофы. Поскольку в этой сложной среде сосуществуют жертвы, палачи и свидетели преступлений.

И проблема в том, что в современной науке о прошлом, которым занимается актуальная история (словно в приснопамятном советском интернате) много знакомых и друзей (тем и предметов разговора), а родни как не было, так и нет.

Наверное, именно поэтому новая книга Александра Эткинда о горе по жертвам советских репрессий, о культурных механизмах памяти и скорби довольно непроста.

Будучи посвящена тому, как отразился опыт репрессий на советской и постсоветской культуре, она напоминает дайджест наших отношений с прошлым, а не домовую книгу рядового жителя империи.

Інґеборґ Бахман / Пауль Целан. Пора сердця. – Чернівці: Книга-ХХІ, 2016

ostavte-moyu-dushu-v-pokoe-top-5-knig-o-miloserdii-4

Этот сборник – настоящий роман в письмах, начавшийся в немецких лагерях в 1948 году и закончившийся осенью 1961-го года в Париже. Любовные отношения между двумя выдающимися немецкоязычными литераторами ХХ века – евреем из Черновцов и венской красавицей вполне укладываются в эпистолярную коллекцию знаменитостей ХХ века вроде Джона Леннона и Йоко Оно.

И хоть открыток вроде «Дыши!» наши герои друг другу не посылали, зато Целан мог заявить своей возлюбленной: «Ты – словно фен». Не в смысле ее пылкости, а просто поэту иногда позволительно мучить любимую, которая после обязательно опишет эти мучения в своей книжке. С другой стороны, герои этой истории видели мир перпендикулярно документальной реальности, поскольку были поэтами в душе и сердце.

Любовь начинающей поэтессы к старшему на шесть лет «автору важнейшего немецкого поэтического сборника последнего десятилетия», как писали тогдашние газеты о Пауле Целане, случилась на фоне отдыха европейской культуры от утомительной сверхреальности.

Читайте такжеУкраина – перезагрузка: книжные новинки осени о патриотизме

То есть, когда отгремела идея национал-социализма, умноженная на философскую «смерть Бога», и у литераторов наконец-то появилась возможность переобуться в домашние туфли локальных ценностей: маковый цвет, которым Пауль засыпал комнату своей возлюбленной, ее кокетство в письмах вроде «я люблю тебя и не хочу тебя любить, это слишком много, и слишком тяжело, однако, прежде всего я люблю тебя».

Клейтон Крістенсен. Як ви збудуєте своє життя? – Л.: Видавництво Старого Лева, 2016

ostavte-moyu-dushu-v-pokoe-top-5-knig-o-miloserdii-5

В этом мудром пособии по личной философии автор предлагает заняться тем, что мы так давно откладывали – стратегией собственной жизни. Например, узнать, почему так часто погоня за должностями и зарплатами не приносит счастья, почему близкие не понимают нас, и отчего цели, к которым мы стремимся, часто не приносят ничего, кроме разочарования.

В основе книги «Як ви збудуєте своє життя?» от гуру менеджмента лежат масштабные исследования успехов и неудач, проведенные в Гарвардской школе бизнеса. «Надеть крылья – не значит полететь», - утверждает автор. Так, рассказывая о том, как «Honda» захватила Америку по чистой случайности и что делать, когда «The Wall Street Journal» не дает ответа на вопросы, он уточняет, что есть различие между тем, что думать и как думать. Например, о жизни и своем предназначении. При этом дает нам в руки нужные инструменты, позволяющие вести ту жизнь, о которой мы мечтаем. Оказывается, это всего лишь известные теории менеджмента, которые довольно просто спроецировать на свою жизнь. 

Йоко Оно , смерть , книги , отношения , любовь , литература , книжная лавка , память , история Источник: TV.UA
материалы по теме
коментарии (27)
осталось 1000 символов