"Раба любви": Михалков был в панике

10 апреля, 2010 10:00 / ШоуBiz
"Раба любви": Михалков был в панике

"Раба любви": Михалков был в панике

35 лет назад на экраны вышел фильм, который сделал известной актрису Елену Соловей, и возвел в ранг режиссера мирового уровня Никиту Михалкова. Мало кто знает, что лавры за "Рабу любви" мог бы пожинать совершенно другой человек...

О том, как снималась судьбоносная лента, пишет в своем последнем номере еженедельник "Телескоп".

"Нечаянные радости" – такое название носила картина, которую в начале 1970-х снимал молодой режиссер Рустам Хамдамов. Рустам подавал огромные надежды, и именно ему руководство "Мосфильма" доверило делать дорогостоящую ленту о судьбе великой актрисы немого кино Веры Холодной. И... просчиталось.

С Никитой не будет проблем

Фильм Хамдамова мог бы стать хитом: в нем снимались Олег Янковский, Татьяна Самойлова, Елена Соловей... Съемки близились к середине, когда разгорелся скандал: выяснилось, что отснятый материал не соответствует утвержденному сценарию. Рустам твердил, что созданный им сюжет – ярче, эффектнее, более продуман в художественном плане. Однако руководство "Мосфильма" решило жестко осадить "зарвавшегося выскочку": Хамдамова отстранили, а съемки заморозили.

Впрочем, ненадолго. Киностудия вгрохала в фильм немало денег, а потому выпускать картину нужно было в любом случае.

"Кто станет новым режиссером?" – на повисший в воздухе вопрос немедленно ответил сценарист – Андрей Михалков-Кончаловский.

Он предложил кандидатуру брата.

"Никита – очень талантливый и сдержанный человек. Я ручаюсь, что с ним проблем не будет", - сказал тогда он.

Так за съемки "Нечаянных радостей" взялся Никита Михалков.

Янковского и Самойлову "убрали"

Однако на этом проблемы не закончились. Актерский состав "Радостей" дружно отказался сниматься – в знак поддержки Рустама Хамдамова. Михалков никого удерживать не стал.

В результате новых проб роль Олега Янковского досталась Евгению Стеблову, героиню Татьяны Самойловой вообще убрали из фильма, а сами "Радости..." вообще превратились в "Рабу любви". Между двумя фильмами осталось лишь одно связующее звено – Елена Соловей, единственная актриса, которая решила не идти на конфликт с новым режиссером.

"Никита Сергеевич взял меня в ленту не сразу, – вспоминает Соловей. – Он отказался утверждать меня на главную роль, пока я повторно не пройду пробы на общих основаниях. А когда я их прошла, выяснилось, что моя новая героиня, Ольга Вознесенская, к Вере Холодной уже не имеет никакого отношения. Меня это потрясло..."

Почти капустник

Времени на долгие кастинги и "раскачку" у Михалкова не было.

– Мне надо было уложиться в оставшиеся от первой картины сроки и деньги, то есть сделать фильм за половину отпускаемых на такую картину средств и за одну треть производственных сроков, – рассказывает режиссер. – Я знал, что иду на риск, тем более что картина постановочно-сложная, костюмная. Но меня манило азартное желание закалять свое мастерство в сложных условиях.

Чтобы ускорить процесс, большую часть съемочной группы Михалков набрал из тех, с кем работал над своей первой полнометражной картиной "Свой среди чужих, чужой среди своих" – так в "Рабе любви" появились Александр Калягин (он сыграл режиссера Александра Александровича), Олег Басилашвили, Евгений Стеблов. Работа закипела.

Елена Соловей вспоминает, что "Раба любви" была снята буквально на одном дыхании.

– У меня было такое ощущение... я бы не сказала, капустника, но вот такого легкого дыхания, скорости, молниеносности. ТАК сделать картину может только гений, – много лет спустя, позабыв о "пробных" недоразумениях, рассыпалась в реверансах Михалкову актриса. Впрочем, это случилось позже. А к моменту завершения съемок Соловей пережила самый настоящий шок.

Другой не могла бы быть

"Когда я первый раз увидела фрагменты "Рабы любви", я была в полном отчаянии. Плакала, рыдала, отказывалась дальше сниматься, потому что совершенно не восприняла ту женщину, которая предстала передо мной на экране, – вспоминает Елена. – Михалков был в панике, еле убедил меня довести работу до конца. Да я и сама понимала, что в тех обстоятельствах деваться мне было просто некуда".

Актриса искренне считала, что образ Вознесенской, созданный Рустамом Хамдамовым, был более цельным, чем тот, что вышел в кадре Михалкова. На то, чтобы это мнение изменилось, потребовалось несколько лет.

"Однажды я все-таки решилась полностью посмотреть "Рабу любви", после чего сразу же сказала Никите (и это была правда!), что у нас получилась настоящая живая женщина, в которой ни убавить, ни прибавить ничего нельзя, и что никакой другой она просто не могла быть. Ольга Вознесенская, которую помнят зрители, – полностью заслуга Никиты. Я была лишь формой, из которой гениальный режиссер создал образ. Вот так: с одной стороны сложно, с другой – обыкновенно..." – рассказывает Елена.

Была ли Соловей искренней? К тому времени она снялась в фильмах Михалкова "Неоконченная пьеса для механического пианино" и "Обломов", Никиту Сергеевича считали ее Пигмалионом... Могла ли актриса сказать по-другому?

Где же ты, мечта?

Роль Ольги Вознесенской стала визитной карточкой Елены Соловей. Сама Елена Яковлевна считает, что "Раба любви" в чем-то даже предсказала ее судьбу:

"Помните финальный эпизод, когда моя героиня уезжает на трамвае "в никуда"? Когда через несколько лет я уезжала в США, остро вспоминала песню, звучавшую в титрах: "Где же ты, мечта?" Отъезд казался мне дежавю, предсказанным и предначертанным...", - резюмирует Елена Соловей.

Никите Михалкову "Раба любви" принесла мировую известность: это был первый фильм режиссера, отмеченный на международных кинофестивалях. Лишь первый автор картины, Рустам Хамдамов, так и остался в тени. После "Радостей..." он не снял ни одной ленты. Зато нашел себя в другом: в 2003 году Рустам Усманович стал первым в истории российским художником, работы которого при жизни были приняты в современную коллекцию Эрмитажа.

коментарии (27)
осталось 1000 символов