Чаннинг Татум: лебединая верность

2 марта, 2015 13:21 / Звездности
Чаннинг Татум: лебединая верность

Чаннинг Татум: лебединая верность

фото: East News

У Ченнинга Татума все хорошо: он любящий муж, заботливый отец и актер, который с каждым годом все популярнее. Но зная, какой сложный путь к своему счастью прошел актер, его не назовешь баловнем судьбы…

Разные танцы

«Ты хочешь, чтобы надо мной все смеялись?»
 
Не удостоив мужа ответом, миниатюрная Дженна решительно вывела его на танцпол. В банкетном зале отеля Beverly Hilton играла музыка. Только что закончилась официальная часть церемонии вручения премии Золотой глобус, и Дженна не собиралась отказывать себе в развлечениях из-за стеснительности Ченнинга.
 
«Закрой глаза, Чен, – велела Дженна. – И представь, что мы только-только познакомились».
 
Ченнинг с улыбкой зажмурился – память послушно перенесла его почти на десять лет назад, в другой зал, где шли пробы к фильму Шаг вперед. Никому не известный парень из Алабамы получил главную роль – ему предстояло сыграть уличного танцора, который по воле случая становится партнером ученицы школы искусств. Теперь он вынужден торчать в танцевальном зале, раз за разом повторяя одни и те же движения с каждой претенденткой на роль девушки его мечты. Когда подошла очередь Дженны Дьюэн, Ченнинг некоторое время чувствовал себя заводной игрушкой, но первый же взгляд Дженны подействовал на него как глоток живой воды.
 
Он смутно помнил, что и как они танцевали, осталось внезапное ощущение близости, которое, очевидно, заметили и все в зале. Во всяком случае, с последним тактом музыки женщина-режиссер отправила ассистента сообщить остальным кандидаткам, что они могут идти домой.
 
«А ты хорош, – похвалила его Дженна, когда они вместе вышли на улицу. – Тебе раньше приходилось танцевать на публике?»
 
«Да», – отозвался Ченнинг, надеясь, что в подробности вдаваться не придется.
 
«А что ты танцевал?» – поинтересовалась Дженна.
 
Ченнинг глубоко вздохнул. Не то чтобы он стыдился своего прошлого или сожалел о нем, просто до смерти боялся сразу уронить себя в ее глазах. Но начинать с вранья тоже не хотелось.
 
«Стриптиз», – коротко ответил он.

Голый бойскаут

На сцену стриптиз-клуба в Тампе 19-летнего Ченнинга Татума привело, как он потом говорил, желание познакомиться с темной стороной жизни.

«Я пошел туда не из-за денег, – вспоминал актер. – Мне платили немного – было любопытно наблюдать за людьми. Такие места помогают лучше понять человеческую природу. Я видел депрессию и отчаяние, но соприкосновение с темными сторонами души возбуждало. Словно каждый вечер дразнишь смерть».
 
Номер Ченнинга назывался Бойскаут и предусматривал соответствующий костюмчик, который парень люто ненавидел. В какой-то момент он решил закончить если не со стриптизом, то с Бойскаутом. Для этого нужно было научиться… танцевать.
 
Чену всегда нравились латиноамериканские танцы. Эмигрантов из Южной Америки в Тампе проживало много.

«Когда я заходил к приятелям, чтобы позвать их погулять, они частенько оставляли меня подождать у крыльца, – вспоминал Ченнинг. – А на крыльце обычно сидела испаноязычная старушка с вязанием. Я сгребал ее в охапку и просил: «Научи меня танцевать по-вашему, абуэла (бабушка (исп.).– Прим. ред.)». И мы начинали практиковаться прямо во дворе, среди домашних животных и развешанного белья. Благодаря этим старушкам я стал приличным танцором и несколько лет спустя получил главную роль в картине Шаг вперед, которая открыла мне двери в Голливуд».
 
Татум вообще считает, что люди дали ему гораздо больше знаний, чем книги или школьная программа. Его отец был с этим категорически не согласен – до того момента, пока навыки, почерпнутые на улицах и в стрип-клубе, не сделали сына голливудской звездой.
 
Старший Татум неустанно ругал Чена за то, что тот бросил колледж.

«О моей карьере стриптизера он узнал после того, как я прославился, – смеется младший Татум. – Иначе, наверное, убил бы меня. С моим Па шутки плохи. Сам он работал кровельщиком, пока не сломал позвоночник, упав с крыши. И мечтал, чтобы его сын получил высшее образование. Но у меня еще до школы обнаружили синдром дефицита внимания и гиперактивность, осложненные дислексией. Никто не мог понять, где и как меня учить. В классе для детей с отставанием в развитии я выглядел гением, среди обычных детей – умственно отсталым. Одноклассники надо мной издевались».
 
Родители не успевали следить за сверхактивным отпрыском, который поминутно застревал на деревьях, падал в ямы и регулярно переворачивал дом вверх дном.

«Я испытывал постоянную потребность в движении, – вспоминал Ченнинг. – Чтобы было где выплескивать энергию, меня записали в секцию футбола. Но увлекаясь, я не мог рассчитать силы и все время делал кому-то больно. Сами понимаете, что после таких злоключений у меня сформировалось не очень высокое мнение о себе».
 
Конечно, рассказывать всю историю едва знакомой девушке Ченнинг не собирался. Посчитал, что это оттолкнет ее. Несмотря на то что Дженна покорила его с первого взгляда, Чен решил стиснуть зубы, сосредоточиться на работе и держать дистанцию.

Читать также: Ченнинг Татум изменяет жене с девушкой Джонни Деппа

Признание по-мексикански

…Мексиканский бар постепенно пустел, но Ченнинг не двигался с места. Сидел за столиком, над которым висело огромное сомбреро, смотрел на ночные огни за окном и пил одну рюмку текилы за другой. Съемки картины Шага вперед подходили к концу. Ему нужно было приучить себя к мысли, что он больше не будет видеть Дженну каждый день, обнимать и целовать ее – пусть даже это происходит по сценарию. Вероятно, они расстанутся навсегда. Чен старался убедить себя, что это лучший вариант для обоих, и сам себе не верил.
 
«Расстался с девушкой?» – сочувственно спросил его парень из-за соседнего столика.
 
«Нет еще, – отозвался Татум. – Собираюсь...»
 
«Вы поссорились?»
 
Ответа на этот вопрос Чен не знал. Пока снимался Шаг вперед, они с Дженной очень сблизились. Уже под конец съемок, во время работы над сценой с поцелуем, Ченнинг вдруг поймал себя на том, что они с Дженной целуются по-настоящему. Вздрогнул, отшатнулся, а когда она спросила, в чем дело, неожиданно грубо ответил, что у нее плохо пахнет изо рта. Он не мог не заметить, что нравится своей партнерше. Хотел сделать так, чтобы Дженна рассердилась на него и не жалела о расставании.
 
«Мы с ней здесь в… командировке, – наконец произнес он. – Работаем вместе. Скоро по домам».
 
«А дома у вас обоих кто-то есть?»
 
«Нет,Ченнинг помешал текилу зубочисткой. – У нее сейчас нет парня, а я расстался со своей девушкой».
 
«Что-то я не понял, – парень пересел за столик Ченнинга. – Раз вы оба свободны, что мешает поехать домой вместе? Ведь ты, приятель, влюблен по самые уши. Может, она тебя не любит?»
 
«Откуда я знаю, любит или нет, не спрашивал, – пробурчал Чен. – Дженна – такая девушка, с которой нельзя просто спать, она из тех, на ком женятся. А я не могу предложить ей ничего хорошего. У меня нет стабильной работы, я только что развалил долгие серьезные отношения. Я слишком люблю ее, чтобы испортить ей жизнь».
 
«Вот что я думаю, кретин: ты совершаешь большую ошибку… – сказал новый приятель Ченнинга. – Иди к своей Дженне прямо сейчас и расскажи ей все начистоту. Пусть она решает, нужен ты ей или нет!»
 
Стук в дверь гостиничного номера разбудил Дженну. Она удивилась, кого это принесло среди ночи, но услышала в коридоре голос Ченнинга и открыла.
 
«Я пришел сказать, что люблю тебя. Подробности – утром», – выпалил он и повернулся, чтобы с достоинством уползти на подгибающихся ногах в направлении своего номера, но Дженна поймала его за рукав.
 
«Господи, Чен, я думала, ты никогда не признаешься! А чтобы к утру ты не передумал, я, пожалуй, оставлю тебя ночевать здесь».
 
После окончания съемок молодые люди уехали в Лос-Анджелес вместе.

«Когда мы начали жить вместе, я не мог найти работу, – вспоминал Ченнинг. – Первые полгода Дженна меня содержала. Не очень хорошее начало, хотя я обходился ей недорого – $5,67 в сутки. Ел один раз в день и покупал себе одежду на распродажах».

Измерение чувств

 Ченнинг пулей вылетел из родильной палаты, вломился в туалет и только тут перестал кусать губы, чтобы не разрыдаться. Ему казалось, что роды у Дженны продолжаются целую вечность. За это время Чен как минимум три раза прятался в туалете – поплакать. Врачи уже перестали вздрагивать, когда столь нервный папаша вбегал и выбегал, хлопая дверями.
 
«Господь знал, что делал, когда не дал мужчинам способности рожать детей, – делился позже актер. – Нашему брату такое просто не по силам. Даже наблюдать за этим процессом со стороны невыносимо: человек, которого любишь больше всего на свете, мучается, а ты ничем не можешь помочь».
 
Когда Ченнинг, умывшись, вновь вернулся в родильную палату, ему представили новорожденную дочь Эверли.

«Брать ее на руки я сперва боялся, – откровенничал счастливый папаша.– И первые месяцы продолжал чувствовать себя абсолютно бесполезным. Потом Дженна постепенно научила меня и кормить Эверли, и менять ей подгузники. Все в Эверли кажется мне чудом: первые удивительно острые зубки, первые шаги, слова – я не хочу ничего пропускать! В перспективе я бы с удовольствием имел 15 детей, но Дженна говорит, что в таком случае мне придется подыскать себе другую жену».
 
На самом деле Ченнинг и Дженна, поженившиеся в 2009 году, не мыслят жизни друг без друга, поэтому наверняка найдут в детском вопросе какой-то компромисс. Пока они решили подождать со вторым ребенком, чтобы в полной мере насладиться первым.
 
В Голливуде их брак считают феноменальным.

«Вокруг Ченнинга вьются толпы женщин, но невозможно представить, что бы он хотя бы посмотрит на кого-то, кроме Дженны, – говорят знакомые пары. – У них какая-то лебединая верность».

Читать также: Ченнинг Татум экранизирует подростковый роман

Смотреть онлайн-видео трейлера фильма Охотник на лис:

коментарии (27)
осталось 1000 символов