Звезда сериала «Место, что домом зовется» Нони Хэзлхерст: Элизабет Блай – жертва своего времени

Звезда сериала «Место, что домом зовется» Нони Хэзлхерст: Элизабет Блай – жертва своего времени
Звезда сериала «Место, что домом зовется» Нони Хэзлхерст
пресс-служба канала Интер

Со вторника по пятницу в 10:10 «Интер» показывает австралийский сериал «Место, что домом зовется» (оригинальное название – A place to call home, украинское название – «Там, де твій дім»).

Эта многосерийная драма переносит зрителей в 50-е годы прошлого столетия, в непростое послевоенное время, когда люди только начали приходить в себя после ужасов Второй мировой. Главная героиня – медсестра Сара Адамс – после 20 лет жизни в Европе возвращается в родную Австралию. Но на родине ее ждут серьезные испытания... На корабле Сара Адамс знакомится с главой семейства Блай – Элизабет. Это встреча с деспотичной и авторитарной женщиной не дает возможности Саре жить той жизнью, о которой она мечтала… Актриса Нони Хэзлхерст, сыгравшая Элизабетт, рассказала зрителям больше о своем персонаже. Почему она оправдывает ее действия, разрушающие судьбы других? И какой совет актриса дала бы своей героине? 

Персонаж, которого вы изображаете –  Элизабет Блай. Не хочется называть ее злодейкой, но она однозначно сложна. Как исполнитель ее роли вы должны погружаться в ее мысли и оправдывать ее действия. Так все-таки вы оправдываете ее поведение?

Я очень расстраиваюсь, когда люди говорят: «Элизабет такая стерва». Но люди – многогранны. Элизабет вышла замуж в семнадцать лет за мужчину, который оказался геем. Он был богатым землевладельцем в округе. Нужно понимать, что мы говорим о пост-викторианских временах. Она чтила свой брак, она чтила мужа, его статус, и у них были любовные отношения. Она – жертва своего времени. У меня английское происхождение, так что я понимаю, что англичане - мастера мастерить. Они никогда не говорили ни о чем личном. Чтобы защитить родного человека – все методы хороши. Никто не воспитывал в себе «внутреннего человека», все усилия направлялись на то, как выйти в свет, как себя представить в обществе. Вот вся жизнь Элизабет была этому посвящена. Она – королева своего маленького мира, и она сделает все, чтобы защитить это. Элизабет защищает свою семью, как львица, защищающая своих детенышей. Я понимаю, почему она ведет себя так. Но интересно то, что к концу второго сезона она потеряла свое место, ведь ощущает, что семья ее не хочет. Последствия ее действий, хоть и с добрыми намерениями, оказались разрушительными для ее сына – Джорджа Блая. И поэтому она находится на пике того, чтобы полностью переоценить себя. И я благодарю авторов, что, по крайней мере, они дали ей разум понять, что она должна измениться, и не цепляться за того человека, которым она себя считала, потому что этот человек в каком-то смысле не имеет значения. Так что играть Элизабет Блай довольно интересно.

В одном из интервью вы говорили, что в сериале «Место, что домом зовется» Элизабет Блай олицетворяет фанатизм и нетерпимость...

У нее была только та информация, которая была ей доступна в зависимости от времени, в котором она росла, в зависимости от воспитания, которое она получила. У нас была «Политика Белой Австралии» в пятидесятых годах, когда бывший премьер-министр преследовал мировую арену, говоря о том, что «мы не можем изменить Европу, впуская коричневых людей». В Австралии были глубоко расистские течения, как и в США, так и почти везде в белом западном мире. Мы сознательно пытаемся показать, насколько фанатичными были люди, мы надеемся, в качестве темы для разговора, люди скажут: «О, хорошо, что мы прошли долгий путь, детка ... или нет». Тоже самое с ролью женщин, с ролью коренного населения, гомосексуальная тема, которая настолько сильна и заставила многих людей говорить: «Вау, я не так давно поняла, что гомофобство –  это так плохо». Мы больше не изучаем нашу историю. Поэтому, если вы делаете это через альтернативную среду, такую как телевидение, вы должны быть точными. Поэтому я не беспокоюсь о том, чтобы представлять кого-то, олицетворяющего тот же фанатизм или нетерпимость, потому что я хочу быть правдивой. И показать каким было общество.

Вы говорили, что ваш персонаж Элизабет Блай не знает, кто она, ведь очень долго не была настоящей и носила маски. Как вы думаете она осознавала это? Она может действительно понять кем она является?

О, я не думаю, что она имеет представление. Я не думаю, что она сможет достичь этого. В 50-х годах об этом никто не знад. Психиатрия и психология только начали восприниматься даже как мейнстримное мышление только в 60-х годах.

Если бы вы могли дать совет Элизабет Блай, каким бы он был?

Я бы посоветовала ей путешествовать, расширить таким образом свой кругозор. Она была в этом крошечном провинциальном городке, который был в двух часах езды от Сиднея. В нем она была королевой. Ей надо выйти из королевства, повстречаться с другими людьми. Если не сделает этого, то будет очень одинока. Если бы в 50-х годах была такая вещь, как депрессия, то она рискует в нее погрузиться. Многие люди никогда не осознавали, что их поведение отталкивает людей, и в результате они оказываются очень одинокими.

Кстати, в конце второго сезона Элизабет оказывается одинокой. В некотором смысле это похоже на «синдром пустого гнезда».

Полностью с синдром пустого гнезда. У нее есть дети, она не счастливы, они участвуют в трагических и разочаровывающих событиях, и, кажется, все ее старания были напрасны.

Элизабет Блай в отношении родных действует с добрыми намерениями, но семья это не оценивает, все хотят жить своей жизнью. Что она чувствует? 

Это очень унизительно.

Как вы считаете, почему сериалу «Место, которое дом зовется» удалось совершить скачок?

Я думаю, сыграл тот факт, что мы смогли привлечь фантастического кинематографиста, фантастический художественный отдел, удивительную команду по прическам и макияжу. У нас были прекрасные костюмеры. А чего стоит наш гардероб! Наконец-то у нас есть достойны продукт.

В каких фильмах бы никогда не снялись?

У меня есть критерии. Любое произведения я оцениваю так: заплатила бы ли я деньги, чтобы услышать эту историю? Стоит ли она два часа моего внимания? Если да - вперед. Я очень заинтересована в том, чтобы вдохновлять людей, которые испытывают жизненные трудности. Это те проекты, которые меня интересуют. Я не интересуюсь научной фантастикой, я не интересуюсь апокалиптическими фильмами вообще. Хочу участвовать в том, что обогащает меня.

Как вы определяете успех и счастье?

Для меня счастье - это нечто такое… как бабочка, которая пролетает мимо меня время от времени, и я могу провести с ней какое-то время, и это фантастика. Счастье не может быть постоянным – это утопия. И это тем более ценится. Успех, наверное, аналогично.


Облако тегов


Материалы по теме