Анна Королевская: Искусство может и должно заставлять человека думать и сопереживать

Анна Королевская: Искусство может и должно заставлять человека думать и сопереживать
Анна Королевская

23 октября художники столичного проекта ARTEFACT создали из объекта “Дуга” в Чернобыле самую большую диджитал-скульптуру "Чернобыльское сияние", которая является также крупнейшей лазерной инсталляцией в ​​Украине.

"Чернобыльское сияние" можно было наблюдать около часа во время съемок документального арт-фильма "Артефакты Чернобыля" режиссера Валерия Коршунова, руководителя проекта ARTEFACT. Этот арт-рекорд был  зарегистрирован Книгой Рекордов Украины. Скульптуру создали режиссер фильма и автор проекта Валерий Коршунов и медиа-артист Ярослав Костенко.

Для большинства украинцев, особенно, молодых, «Дуга» - просто слово. А ведь эта радиолокационная станция - для раннего обнаружения запусков межконтинентальных баллистических ракет - была построена в засекреченном городке Чернобыль-2 еще во времена СССР. За рубежом ее называли "Русским дятлом" - за характерный звук, который слышали по всему миру, когда она включалась. Ее размеры - 690 на 135 метров - впечатляют, она является одним из самых узнаваемых символов Чернобыля и советской пропаганды. Но 23 октября 2019 года она превратилась в грандиозный арт-объект - диджитал-инсталляцию "Чернобыльское сияние", и впервые за время своего существования излучала не страх и секретность, а свет и музыку. На этом событии присутствовали более 40 представителей украинских и иностранных СМИ, а также несколько съемочных групп, которые фиксировали это историческое событие для новостей и документального кино. Побывала там и Анна Королевская, заместитель генерального директора Национального музея «Чернобыль» по научной работе. Профессиональный историк и хранитель памяти и документов о Чернобыльской трагедии, она рассказала, что только за летние месяцы их музей посетило более тридцати тысяч туристов из восьмидесяти стран мира…

- Анна Витальевна, после премьеры сериала «Чернобыль» кажется, что уже нет запретных тем, касающихся этой трагедии. Вы согласитесь с этим или все же есть еще секретная информация о той страшной ситуации, о которой мы все до сих пор не знаем?

-  Такой цензуры, как в 1986-м, слава Богу, у нас сейчас нет, поэтому запретных тем нет. Есть проблемы, о которых умалчивают, не привлекают у ним внимания общества, но это не значит, что их нет. Замалчивание, засекречивание, двойные стандарты, нежелание признавать свои ошибки и исправлять их – это те болезни государства, которые достались нам в наследство от советского прошлого. Гриф «Секретно», «ДСП» распространялся на всю информацию про аварию, ее причины, последствия, мероприятия по ликвидации. Мы имеем в музее копии решений и приказов 1986 года о введении в действие "Перечня сведений, подлежащих засекречиванию по вопросам, связанным с аварией на блоке №4 Чернобыльской АЭС", а также и сам "Перечень", в котором 26 пунктов, решения Правительственной комиссии 1987 года, связанные с усилением секретности и дополнениями в "Перечень". Этот гриф касался не только документов, но и рассказов участников и свидетелей тех трагических событий, все они давали подписку о неразглашении, и страх перед государственной машиной давил на них многие годы спустя, даже тогда, когда СССР уже не было. И хотя гриф секретности был снят  в 1991 году, с получением Украиной независимости, мы и до сих пор открываем все новые и новые бесценные документы, свидетельства, несущие правду. Но процесс этот довольно длительный, и всю правду будем знать, наверное, лет через 50.  К счастью сами ликвидаторы, сотрудники разных ведомств сохранили в своих личных архивах, гаражах, чердаках дач, уникальные материалы, которые сейчас, через 30 лет, активно передают в музей. Из последних поступлений: карты радиационного загрязнения молока по областям Украины на май, июль 1986 года. И для сравнения - данные по чистоте молока в селах Ровенской области на 2017, 2018, где в некоторых селах содержание цезия 137 превышает норму в 6 раз для взрослых и в 15 раз для детей! Чернобыль с нами и сегодня, и мы не должны об этом забывать, должны учиться жить с радиацией и передавать свой опыт, а не замалчивать и до сих пор нерешенные проблемы. Благодаря карте радиационного фона по улицам города Припяти, музей может помочь эвакуированным припятчанам установить примерную расчетную дозу полученнного облучения. Такие схемы есть у нас и по селам 30-километровой зоны. Все эти документы были секретны, и люди страдают от этой тотальной секретности до сих пор.  Убеждена, что именно секретность и порожденные ею информационные манипуляции являются главным уроком Чернобыля, который должен осознать современный мир! К сожалению, тема Чернобыльской катастрофы всегда была политической – ее разворачивали или сворачивали в разные годы по тому вектору, какой был удобен на тот момент политической элите. Увы, но это нанесло огромный вред решению вопросов социальной, медицинской помощи и ликвидаторам, и  пострадавшим, и живущим на радиационно загрязненной территории.

- Известно, что вы были неофициальным консультантом не только сериала «Чернобыль» от НВО, но и других документалок на эту тему. Их вообще много снято за годы вашей работы в музее?

- Очень много иностранных документалистов работали над темой Чернобыля, пытаясь раскрыть то, что было скрыто от широкой общественности. Но, как правило,  они приезжали с уже написанными сценариями, в которых трактовки событий, оценки были не совсем объективными. Я пыталась раскрывать известные мне факты, организовывала их встречи с живыми участниками тех событий. В итоге, как видела уже в готовых фильмах, режиссеры выбирали из отснятого материала те куски, которые соответствовали уже написанному сценарию. Думаю, что и здесь причиной была тотальная секретность темы, которая давала право каждому автору по-своему трактовать события. Авторы сериала от НВО также не раз были у нас музее, использовали нашу экспозицию, фондовые коллекции, художники и декораторы создавали костюмы и архитектуру локаций именно благодаря нашей помощи. Мы слишком мало знаем о катастрофах, способных уничтожить мир, но и не стремимся знать больше. Поэтому авторы сериала  гиперболизировали Чернобылскую катастрофу, ее ужасы и боль, страдания людей. И это правильно. Хотя в фильме много исторических неточностей, сериал мотивирует, побуждает узнать документальную правду об этих людях, их истории, понять мотивы их поступков, и этот процесс уже идет очень активно. Мы это реально видим и чувствуем по реакциям посетителей нашего музея, по их вопросам и комментариям. Здесь мы не должны акцентировать на правде или вымысле, это художественный фильм, настоящее искусство.  Только искусство способно вызвать глубокие эмоции, дать толчок к преодолению, заставить действовать, не дать подобному повториться. Авторы заставили мир думать, понимать и анализировать, снова подняв проблемы Чернобыля, которые сознательно на мировом уровне пытались закрыть. На уровне ООН в последние годы звучали месседжи о том, что устали уже все от Чернобыля, что слишком много мифов. последствия преувеличены, настоящих ликвидаторов уже давно нет в живых, а мы-то хорошо знали, что все совсем не так. Теперь это знает и мир! И кроме того, уверена, что сериал обязательно повлияет на принятие решений по безопасности жизни на нашей планете. А дело историков, музейщиков показать документальную  правду, тем самым усилить стремление  людей не допускать  фейков в масштабах  государственной политики. Ибо нет ничего страшнее лжи, направленной против жизни и здоровья собственного народа.

- После выхода сериала резко вырос интерес туристов разных стран к зоне отчуждения и Чернобылю. Как вы вообще относитесь к подобного вида туризма?

-  Если бы средства от этого туризма шли в бюджет страны -  на решение проблем и вопросов медицинской и социальной помощи ликвидаторам, эвакуированным, их детям и людям, живущим и поныне на радиационно загрязненной территории  мое отношение было бы глубоко позитивным. Но, как правило, туры в Припять и Чернобыль организовывают частные фирмы, делая на этом собственный бизнес. Я против тотальной коммерциализации этого туризма и превращение его в развлекательное мероприятие с навязыванием сувениров. Об этом говорят, кстати, сами туристы, среди которых много молодежи из разных стран! Предлагать  сэлфи на фоне детских противогазов, в брошенном детском саду, говоря, что они,организаторы тура, специально создали такую инсталляцию для туристов. Разве это нормально? Аморально. Такие поездки должны вызывать сопереживание, сочувствие, тревогу за будущее нашей планеты, ведь радиация не знает границ. 

- Как вы оценили диджитал-инсталляцию "Чернобыльская сияние", созданную на «Дуге» режиссером Валерием Коршуновым и медиа-артистом Ярославом Костенко? Уместен ли был в чернобыльской зоне такой арт-объект?

- Во-первых, и это очень важно, созданный новейшими технологиями арт-объект, не изменил облик уникального исторического объекта военной радиолокационной станции Дуга– символа советской угрозы миру. Во-вторых, это совсем другое по эмоциям действо! Человек в нем выступает не как разрушитель, а созидатель. С земли, убитой человеком, его самоуверенностью, безответственностью, неспособностью обезопасить жизнь и здоровье людей, новый человек, человек другой эпохи посылает в космос светлый пронзительный  месседж о своем желании жить по-другому! И это ощущение усилил тот факт, что до Дуги мы прошли по разрушающейся заброшенной Припяти, некогда шумного современного города, в сопровождении тревожного голоса радиации - работающего дозиметра, который не давал нам забыть о беде, доставшейся нашей стране. Но пришел час, и новое поколение хочет исправить наши ошибки, поделится своим опытом с миром.   До этого перформанса я не раз видела «Дугу» – этого молчаливого громадного монстра, который всегда внушал страх. Но в этот раз – в ночное время, освещенная сиянием лазеров, она предстала дружественным существом, она ожила и пыталась разговаривать с нами. Валерий и Ярослав на наших глазах из зловещего монстра «русского дятла» - символа советской  секретности и военной угрозы создали живой организм, который хочет нам дать только что-то позитивное, он более не внушает страх. Это было грандиозное действо и потрясающий арт-объект, который нужно повторять еще и еще для людей из разных стран! Горжусь, что такой суперсовременный арт проект создали  именно украинские молодые художники и медиа артисты. Они живут этим, они настолько альтруистичны, что пробивают стены ради воплощения своих идей. Потому наш музей их поддерживает! Искусство может и должно заставлять человека думать, сопереживать, принимать правильные решения в жизни.  

Предлагаем вам посмотреть видео с того незабываемого вечера http://artefact.live/?p=2218

В документальном арт-кино"Артефакты Чернобыля" речь идет о современных культурных артефактах вокруг Чернобыля. Фильм отвечает на вопрос, зачем делать масштабные культурные проекты в Чернобыле для привлечения внимания к проблемам медиаграмотности и фейковых новостей сегодня. Авторы провели много исследовательской работы с информационной составляющей трагедии Чернобыля и ее влиянием на современную культуру.

Проект документального арт-кино "Артефакты Чернобыля" получил поддержку и высокий балл по оценкам экспертов Украинского Культурного Фонда в конкурсе среди 170 проектов. "Артефакты Чернобыля" будет продублирован 3 языках и представлен на украинском телевидении и нескольких международных фестивалях.

Фильм снимается при поддержке Украинского Культурного Фонда, Министерства Культуры Украины, Министерства Информационной Политики, Министерства Энергетики и защиты окружающей среды, Украинского Института, Отраслевого государственного архива СБУ, Государственного агентства по управлению зоной отчуждения, Музея Чернобыля, медиа-арт резиденции Карбон, ОО Центр Припять.


Облако тегов


Материалы по теме