Звезда сериала Теория большого взрыва Джим Парсонс оставил холодильник в покое

Звезда сериала Теория большого взрыва Джим Парсонс оставил холодильник в покое
Джим Парсонс

До «Теории большого взрыва» Джим Парсонс снялся в 30 пилотных сериях различных проектов!

Читайте такжеКасл: канал НЛО TV рассекретил дату премьеры сериала
Все они накрылись медным тазом – одни из-за недостатка финансирования, другие скосил низкий рейтинг… Но во время прослушивания на роль странного ученого Шелдона Купера, Джим понял — этот герой с ним останется надолго.

Повторение – мать учения!

На кастинге я был в ударе – влет запоминал нафаршированные научными терминами реплики Шелдона! Продюсер Чак Лорре не верил, что такое возможно и, заподозрив подвох, пригласил меня на еще одну пробу. Она тоже прошла удачно – я так хотел получить роль Купера, что моя память работала как жесткий диск на тысячу терабайт. (Улыбается.)

Хочешь сказать у тебя нет проблем с запоминанием всяких там сингулярностей, диффузий и прочих кошек Шрёдингера, которыми так и сыплет твой персонаж?!

Зубрить научные термины нелегко, но я давно придумал свою систему запоминания. Распечатываю реплики, расхаживаю по дому и повторяю, повторяю, повторяю… Часто помогает мышечная память. Конечно, в том случае, если ты произнес слово «бихевиоризм» не менее тысячи раз. (Смеется.)

Твоей экранной подружке Эми Фара Фаулер, наверное, легче учить текст – ведь актриса Маим Бялик нейробиолог с настоящей докторской степенью… 

Да, ей это делать проще, но я тоже пополнил свой словарный запас ненужных слов. Адаптировался к объективной реальности, как сказал бы Шелдон.

Калории по контракту

В пятом сезоне «Теории…» у Шелдона внезапно нарисовался животик, в шестом – ты снова пришел в норму. Расскажи, как «изгонял» лишние калории?

Одно из условий моего контракта гласит, что во время съемок я должен быть в нужной форме. То есть, худющий как щепка. Скажу по секрету, не выпадать из нормы у нас стараются все. Кроме Саймона Хелберга (Говард Воловиц), конечно, – он, по-моему, питается утренней росой и солнечным светом. По-другому объяснить его невероятную худобу я не могу. (Смеется.) 

И все же, как ты разделался с лишними кило?

Я мог бы сказать, что сжег их с помощью дисперсивного лазерного жиросжигателя, но ты не поверишь. На самом деле я просто отказался от пиццы, которую нам доставляют на съемочную площадку. Старался не совершать ночные набеги на холодильник, а по утрам так крутил педали велотренажера, что мог бы обеспечить электричеством все фонари Лос-Анджелеса.

Я знаю, ты и на простом велике любишь кататься…

Что есть, то есть. Субботние поездки вдоль океана – это моя слабость. К тому же в велосипедном шлеме и очках, меня никто не узнает. Можно спокойно заехать в любой прибрежный ресторанчик и выпить кофе, не боясь, что тебя атакуют охотники за автографами.

Подвиг гея

Пару лет назад, в интервью New York Times ты откровенно признался в том, что ты – гей. В твоей жизни что-то поменялось после этого признания?

Естественно. Причем и в лучшую, и в худшую сторону. Много людей до сих пор подходят ко мне и благодарят за проявленное мужество – мол, вот это ты дал! Им такое пока не под силу. Хотя я этот поступок героическим совсем не считаю. С другой стороны некоторые знакомые стали косо на меня смотреть. В их глазах читается: «О Боже, он гей! Надо сдать в химчистку диван, на котором он сидел, когда был у нас в гостях!» (Смеется.) Главное, теперь я знаю кто из моих друзей чего стоит.

Чем занимается твой партнер Тодд Спивак?

Он арт-директор, очень творческая личность – обожает покупать мне винтажные футболки. Знает, какую я питаю к ним слабость… Больше, ничего о нем рассказывать не буду, поскольку это наше личное дело. Без обид…

Ты заговорил о футболках… А какая из футболок Шелдона тебе нравится больше всего?

– Я просто влюбился в сиреневую футболку с изображением цветных полос на экране телевизора. Попросил, чтобы стилисты купили мне такую же. Правда, в одежде я не люблю слишком яркие, кричащие цвета.

Век снега не видать!

Говорят, ты неплохо играешь на пианино – почему же Шелдон не музицирует в кадре?

Играть я люблю, это да. Пианино – первая вещь, которую я бы захватил с собой на необитаемый остров. А в кадре я играл. Помню в одной из серий Шелдон напился и сел за синтезатор в Cheesecake Factory, где работает Пенни (Кейли Куоко – Прим. ред.). Почему музицирую редко? Сценаристы считают, что у моего героя и так полно тараканов в голове – незачем нагружать его новыми странностями. Я с ними полностью согласен.

Какие-то другие твои увлечения попали на экран?

С детства увлекался метеорологией. Все эти ветры, ураганы… Кайф! Каждое утро я внимательно смотрю сводки погоды. Нужно же знать какие шорты надевать сегодня: легкие или утепленные? (Улыбается.) Но снег мы тут видим очень редко. В общем, когда об этой страсти узнали наши авторы, то начали придумывать шутки для моего героя и в этом направлении. Но «метеоприколов» у Шелдона мало – он же физик, все-таки!

И последний вопрос: ты правда ярый фанат «Звездного пути», как в сериале?

Если по чесноку, то я вообще никогда не видел ни одной серии «Звездного пути». Базинга!

Теория большого взрыва — по будням в 16:30 на канале НЛО TV.
 


Облако тегов


Материалы по теме

x
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее...
This website uses Cookies to ensure you get the best experience on our website. Learn more... Ознакомлен(а) / OK