Мерьем Узерли взяли в жены по знакомству

Мерьем Узерли взяли в жены по знакомству
Актриса Мерьем Узерли
личный архив артиста

Звезда сериала «Великолепный век. Роксолана» в жизни производит впечатление милой и открытой женщины.

Читайте такжеАктриса Алена Коломина: Не делю работу на женскую и мужскую
Она не умеет, как ее Хюррем в «Роксолане…» идти к своей цели по головам. Актрисе Мерьем Узерли не присущи ни хитрость, ни коварство, ни трезвый расчет. Но тем не менее, если ее обидеть - прощения не жди! 

Дикарка на виду

Мерьем, ты турчанка, но живешь в Германии. Как туда попала?
Не попала - родилась я тоже в Германии. Это длинная история (смеется). Когда-то там работал мой дед. Потом вернулся обратно в Турцию, женился, у него родилось четверо детей - мой отец был самым старшим. Папа всегда мечтал учиться в Европе и тоже отправился в Германию. Там познакомился с моей мамой-немкой, влюбился… И остался.

Сколько детей в вашей семье?
Четверо - у меня два старших брата и младшая сестра. Мои детские годы прошли в домике с садом, где всегда царило веселье. У нас были кошка, поросенок и кролик.

Читайте такжеЗвезда «Великолепного века» впервые станет папой
Различия в религии родителей отразились на вашем воспитании?
Если есть любовь, все это не имеет значения. Родители всегда проговаривали проблемы, которые возникали, совместно принимали решения и искали компромисс. И не просто искали - находили его! 

Какой ты была в детстве?
Застенчивой, замкнутой… Жила в своём собственном мире. Когда к нам приходили гости, через полчаса начинала спрашивать: «Когда же они уйдут? Я хочу побыть одна!» Но, взрослея, поняла: быть такой нелюдимой нельзя. Тем более, что подсознательно мне хотелось быть на виду.

Родители одобрили твой выбор - стать актрисой?
Они всегда предоставляли нам с сестрой и братьями свободу в разумных пределах, уважали наши решения. В детстве мне казались интересными три профессии: полицейского, врача и актрисы. Потом я подумала, что если стану актрисой, как мама, остальные две охвачу разом (смеется). 

В гарем сосватала подруга

Кем больше ощущаешь себя - немкой или турчанкой?
Всегда ощущала немкой. В Турцию мы приезжали летом недели на две. Но стоило услышать турецкую музыку или просто язык - становилось так хорошо! Я не понимала, почему, пока не переехала в Стамбул на время съемок. Похоже, это давала о себе знать моя турецкая половина…

Ну а как ты умудрилась попасть в «Великолепный век…»?
У меня есть в Турции подруга, с которой мы одно время работали в гамбургском театре. Она и рассказала авторам сериала обо мне. Те позвонили, спросили, не хочу ли прилететь на пробы. Признаюсь, не очень углублялась в то, что это за проект. Зачем? Мало верилось, что получу в нем роль. Сколько раз до этого порывалась работать в Турции, и каждый раз слышала в свой адрес одно и то же: «У тебя турецкое имя, но ты не похожа на турчанку. Да еще и языка не знаешь…» 

А тут вдруг получилось! Причем когда мне сказали после проб: «Возможно, тебе придется остаться в Стамбуле на несколько лет», - первая мысль была – срочно бежать обратно, в Германию (улыбается). 

Читайте такжеИгра престолов: финальный аккорд
Почему же не убежала?
Меня утвердили на роль, я встретилась с остальными участникам проекта и влюбилась в ту Хюррем, о которой они мне рассказывали. Не поверите - у меня с собой были только зубная щетка, пара джинсов и несколько футболок. Но я осталась. 

Женщина-бомба

Трудно было играть Хюррем?
Да, очень - мы ведь с ней совершенно разные. Она сильная, смелая и очень переменчивая женщина. Будь такая в моем окружении, относилась бы к ней с опаской. Хюррем - как бомба замедленного действия, которая может взорваться в любую минуту. А я бомбы особо не люблю - я за гармонию. Это неправильно, когда ради достижения успеха все средства хороши. В моем понимании, быть сильной – это знать свои слабые стороны и уметь совершенствоваться. 

Вспомни, как ты готовилась к роли?
Читала о Хюррем много литературы - от интернет-статей до книг, обсуждала все нюансы со сценаристом сериала Мераль Окай. А параллельно учила турецкий язык.

Одна из самых популярных тем, связанных с «Великолепным веком» - твоя фигура - в Германии ты была стройнее...
Стараюсь не обращать на это внимание и утешаю себя тем фактом, что камера всегда делает человека толще (смеется). На самом деле я действительно прибавила в весе. Во-первых, этого хотели продюсеры - в их представлении Хюррем была более пышной барышней, чем я. Во-вторых, бросив курить, я тут же поправилась на 9 кг. Три из них сбросила, с шестью все еще борюсь. Но не зацикливаюсь на этом: для меня самое главное – не угробить диетами здоровье. 

А вообще меня удивило, что в Турции, как и в Америке, все помешаны на похудении. Почему-то была уверена, что в восточной стране у женщин другие критерии красоты. 

Засады в супермаркете

На исторической родине ты уже более-менее освоилась?
Конечно - с каждым днем я все сильнее ощущаю свою привязанность к этой стране. Здесь люди живут эмоциями. В Германии такого нет. Вот только очень одиноко. Первые недели я просто умирала от тоски: ничего и никого здесь не знала, кроме членов съемочной группы. Сейчас со всеми раззнакомилась, появились друзья, и выходные уже не проходят так уныло. А еще у меня появилось много поклонников – в смысле, фанатов.

Сильно досаждают? 
В общем, да (вздыхает). Даже в супермаркет одной идти опасно – люди прямо набрасываются на меня! Если увидят даже за стеклом автомобиля, сразу подходят… Нет, я не жалуюсь -  я просто в растерянности. Популярность - это приятно, но я очень ее боюсь.

Если тебе будут поступать новые предложения сниматься в Турции, готова остаться там жить?
Об этом я еще не думала. Стараюсь не строить глобальных планов заранее.

Любимый продал наш отдых

Читайте такжеЗвезда сериала «Звонарь» расстался со статусом «холостяка»
Чем обычно занимаешься, когда нет съемок?
Пока дождешься такого дня, от усталости буквально валишься с ног. Поэтому первым делом - отсыпаюсь. Обязательно хожу в хамам (турецкая баня, - прим. ред.) – сделать массаж, расслабиться… Если остается время, встречаюсь с друзьями, гуляю по Стамбулу. 

Плюс много времени уходит на разучивание роли. Конечно, сейчас с турецким уже попроще – не нужно, как было поначалу, переводить все диалоги на немецкий. Я уже более-менее понимаю, о чем идет речь в тексте. Только в некоторых особенно сложных ситуациях прошу помощи коллег. 


Облако тегов


Материалы по теме